Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В зоне военного конфликта в Южной Осетии погибли двое журналистов и были ранены еще восемь


Программу ведет Сергей Тарасов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Елена Фанайлова.



Сергей Тарасов: В зоне военного конфликта в Южной Осетии погибли двое журналистов и были ранены еще восемь. Этот конфликт по оценкам многих экспертов оказался для военных журналистов более трагическим, чем даже первая чеченская кампания.



Елена Фанайлова: Погибшие – граждане Грузии, это известный фотограф Александр Климчук, владелец единственного в Грузии независимого фотоинформационного агентства Caucasus Press Images , работавший по договору с ИТАР-ТАСС, и Григорий Чихладзе, репортер журнала «Русский Newsweek ». Среди раненых - съемочная группа программы «Вести», продюсер НТВ, турецкий и американский репортеры. Телекомпания «Рустави-2» сообщает о гибели в Гори во вторник голландского журналиста и ранении грузинского водителя греческой съемочной группы. А «Интерфакс» пишет о раненых греческих и голландском журналисте.


Под обстрел грузинских военных попал репортер журнала New Times Михаил Романов.



Михаил Романов: Мы выезжали колонной с территории миротворцев, журналисты, на машинах телевизионщиков. И перед выездом из Цхинвали непосредственно по нам дали залп, два снаряда. К счастью, они разорвались не так близко от нас, никто не пострадал. Мы ехали на предельно возможной скорости, насколько позволяла нам дорога.



Елена Фанайлова: Миша, у меня такое впечатление, что военные с обеих сторон не разбираются, по журналистам они стреляют или не по журналистам.



Михаил Романов: Для себя мы уже уяснили, что то, что мы едем, мы едем на страх и риск свой, что могут пальнуть и по журналистам. Хотя на машинах были большие надписи скочем « TV », и было понятно, что гражданские машины едут. Кстати говоря, все погибшие, пострадавшие журналисты ехали в составе колонн, колонн армии, что с грузинской стороны, что с 58-ой. А мы были даже без сопровождения военного, гражданские машины, джипы с тарелками.



Елена Фанайлова: Вот у меня такое ощущение, что в этом вооруженном конфликте пострадало гораздо больше журналистов, чем даже во время чеченской кампании, в самых острых ее эпизодах.



Михаил Романов: Я очень хочу, чтобы вы ошибались.



Елена Фанайлова: Я тоже этого хочу, просто цифр мы полных не имеем до сих пор, я просто сужу…



Михаил Романов: А мы цифр не имеем не только по журналистам, на мой взгляд. Цифр мы не знаем и по поводу миротворцев, и по поводу мирных жителей, и по поводу армии уже, пришедшей. Когда мы там работали, у нас сложилось такое впечатление, что все основываются на слухах, догадках. Никто внятно нам ничего не рассказывал, поэтому мы просто на собственные впечатления переключились.



Елена Фанайлова: О чем будете материал делать?



Михаил Романов: Материал я хочу сделать в форме дневниковых записей, что происходило на моих глазах, что я видел. Я не собираюсь оценивать, анализировать, цифры какие-то предоставлять. Я буду просто описывать то, что происходило, и совесть моя будет чиста. Я видел журналистов государственных телекомпаний (не буду называть имена), которые плакали от того, что им приходится говорить, и того, что происходит на самом деле, что они видят вокруг.



Елена Фанайлова: Это был Михаил Романов, репортер журнала New Times .


XS
SM
MD
LG