Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Корреспондент интернет-издания "Газета.ру" Илья Азар о ситуации в Цхинвали


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие корреспондент интернет-издания «Газета.ру» Илья Азар.



Михаил Саленков: В России в связи с гуманитарной катастрофой в Южной Осетии президентом объявлен день траура. В Тбилиси накануне прошел митинг, на котором президент страны Михаил Саакашвили заявил, что Грузия выходит из состава Содружества независимых государств. Противоборствующие стороны, как сегодня стало известно, начинают обмен пленными. В Брюсселе министры иностранных дел стран Евросоюза рассматривают принципы урегулирования конфликта в Южной Осетии, согласованные с президентами России и Грузии. А в южноосетинский город Цхинвали потихоньку возвращается мирная жизнь, об этом мне рассказал находящийся сейчас в Южной Осетии корреспондент интернет-издания «Газета.ру» Илья Азар.



Илья Азар: Ночь прошла спокойно. На самом деле, можно говорить уже, что это первая спокойная ночь в Цхинвали после конца войны, поэтому, в отличие от предыдущих ночей, даже не работал «Град» российский и российские пушки в сторону Грузии, было абсолютно тихо. Раздавалась какая-то автоматная стрельба вдалеке, но трудно сказать, кто и зачем стрелял. Может быть, просто осетины праздновали окончание войны. Сегодня с утра совсем спокойно, мирная жизнь более-менее возвращается. Люди уже начали ездить по городу, не высовывая из окон машин автоматы Калашникова, то есть можно сказать, что успокоились более-менее.



Михаил Саленков: Работают ли магазины, парикмахерские, вот эта мирная жизнь…



Илья Азар: Нет, этой мирной жизни пока нет, потому что большинство домов, даже если они не уничтожены совсем, в них разбиты стекла. И, соответственно, вся еда из магазинов вынесена, поэтому ничего не работает, а новую, я так понимаю, не подвезли пока. Лично мне за эти три дня удалось найти всего один магазин, на окраине, и там была только водка и сигареты.



Михаил Саленков: Как выглядит город сейчас? Есть целые кварталы?



Илья Азар: Как вам сказать, все эти рассказы о том, что город сравняли с землей, от него ничего не осталось, с этим согласиться нельзя. То есть большинство солидных, массивных многоэтажных зданий действительно уничтожено, все сожжено, и внутри нет перекрытия вообще. Но большинство зданий просто стоят без стекол. Много дыр от танковых ударов, но, в принципе, все это восстанавливается. Хотя, конечно, город разрушен.



Михаил Саленков: Сейчас очень много говорят о том, сколько погибших. Что-то можете сказать по этому поводу?



Илья Азар: По цифрам трудно сказать. Уже с воскресенья на улицах были трупы только грузинских военных, поскольку их некому хоронить, да и убирать, никто этим не занимается. Их, по-моему, только вчера убрали. А осетины, я думаю, как только более-менее стихал обстрел, родственники убрали своих и похоронили. Но я был в больнице, был даже в морге, там есть маленький морг, и в тот момент, когда я там был, там было четыре трупа. Как-то говорить о масштабных потерях по имеющимся данным я не могу. Других данных нет.



Михаил Саленков: Вы знаете, наверное, что сейчас обсуждают, подписывают документ по урегулированию кризиса, и одно из условий – это вывод российской, грузинской техники из зоны конфликта, чтобы восстановить статус-кво. Сейчас в Цхинвали есть российская военная техника?



Илья Азар: Да, она здесь остается. В Цхинвали ее не так много было в последние дни, она в основном ушла дальше, в сторону Грузии. Я вчера там была, как раз с техникой, и колонна, с которой я ехал в сторону Гори, как раз после объявления перемирия повернула обратно, но осталась где-то в лесах. То есть пока масштабного вывода нет в любом случае. И батальон «Восток», который сейчас здесь находится, они как раз остаются под Гори, то есть приказа оттуда выводить войска пока не последовало.



Михаил Саленков: А что сейчас вот с этим единственным тоннелем, Рокским, который связывает Северную и Южную Осетию?



Илья Азар: Насколько я слышал, сегодня еще некоторые коллеги приезжали, он открыт, и был открыт всегда. Когда там проходила военная техника, были очень масштабные пробки, но его не закрывали, он работает.



Михаил Саленков: А сейчас беженцы до сих пор из Цхинвали уезжают в Северную Осетию?



Илья Азар: Точно не могу вам сказать, я думаю, что кто-то еще уезжает, но, скорее всего, все, кто хотели, уже ехали. Сейчас не видно, чтобы много беженцев было, где-то они искали транспорт.


XS
SM
MD
LG