Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Люди продолжают уезжать из Грузии и из Южной Осетии


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Тамара Ляленкова.



Андрей Шароградский : О числе беженцев так же, как и о числе погибших в результате грузино-южноосетинского конфликта, сегодня можно говорить лишь приблизительно. Не все проходят регистрацию, многие передвигаются на личных машинах, кто-то возвращается в родные места. Люди по-прежнему продолжают уезжать и увозить своих близких как из Грузии, так и из Южной Осетии. Тему продолджит Тамара Ляленкова.



Тамара Ляленкова: Ведомство ООН по делам беженцев заявило, что примерно 100 тысяч человек были вынуждены покинуть жилища в результате конфликта в Грузии, и больше половины из них - граждане Грузии. По словам очевидцев, значительная часть этих людей нашла приют в Тбилиси. Рассказывает певец Исон Миндаргия.



Исон Миндаргия : Я все эти дни был в Тбилиси, потому что собирал информацию о моих близких, о моих друзьях. Все мы старались, чтобы ни один из нас не пропал без вести, потому что они бомбят наши окраины. Мобильной связи в Грузии практически нет. Приходится добираться до места нахождения своих друзей и своих близких и так узнавать об их состоянии.


Есть такое, что детей и стариков вывезти, чтобы мы были поспокойнее. Мы сами за себя постоим. А женщинам, детям и старикам нужно убежище, нужно безопасное место, чтобы мы себя чувствовали смелее, и не были бы обеспокоены.



Тамара Ляленкова: Куда люди перемещаются? Где они живут, те, кто пострадал в селах, которые разбомбили?



Исон Миндаргия : Все они перемещаются в сторону Тбилиси. Все они сейчас в Тбилиси. Весь народ дает им пищу, кров и все. Из Грузии не бегут. Наоборот, сейчас мой друг приехал из Америки, потому что сказал, что "в эти трудные времена я хочу быть рядом с моими друзьями". У него не было паспорта. Он депортировал себя, чтобы быть здесь. Не то, что отсюда бегут люди, наоборот.



Тамара Ляленкова: В целях безопасности из Грузии продолжают вывозить детей. Так поступил мой следующий собеседник, преподаватель Сухумского государственного университета Георгий.



Георгий: У каждого человека есть инстинкт самосохранения. Когда знаешь, что в твою сторону идет колонна танков, конечно, хочется уйти. Но я, в принципе, хочу остаться и до последнего быть в Тбилиси. Увозят в основном детей. Вот я сам лично сейчас ходил и делал паспорта заграничные для своих детей и постараюсь вывезти их из Грузии.



Тамара Ляленкова: Как можно уехать из Грузии, на чем, улететь, уплыть?



Георгий: Сейчас в основном стараются на самолетах из Грузии не улетать, потому что российская авиация бомбила и тбилисский аэропорт. В основном едут в Армению, а оттуда вылетают или в Азербайджан и оттуда тоже вылетают. Очень много людей застряли на отдыхе на море, а российские войска дошли аж до Сенаки, а это практически доходит до дороги, которая ведет из Аджарии в Тбилиси. Поэтому оттуда опасно ехать.


Да, можно сказать, что стараются бомбить военные объекты, но, кроме этого, бомбят инфраструктуру Грузии, станции мобильной связи попали, по жилым кварталам, потому что промахнулись, говорят. Я тоже не могу сказать, что промахнулись. Лучше, чтобы подальше были. Тем более говорилось, что, возможно, они пойдут демаршем на Тбилиси, но сейчас уже все это закончилось. Но все равно, пока все это не успокоится, я детей не привезу в Грузию.



Тамара Ляленкова: Гуманитарную помощь Грузии предложила Украина. Южноосетинским беженцам помогает Россия. Примерно 30 тысяч человек находятся на территории Северной Осетии. Путь, который пришлось проделать беженцам, гуманитарным коридором никак не назовешь.



Беженка : После того, как закончился обстрел города этими "градами", все равно нельзя было выходить на улицу, потому что снайперы стреляли в детей. Но у нас другого выхода не было. Мы просто пошли на риск. Могло случиться так, что в нашу машину могла попасть эта ракета. Но у страха глаза велики.



Тамара Ляленкова: На сегодняшний день поток беженцев не иссяк, за последние сутки около 500 человек покинули южноосетинскую зону конфликта. Из Владикавказа по телефону рассказывает Таймураз Кокоев.



Таймураз Кокоев : Еще прибывают беженцы - те, которые приходят в себя, те, которые оказались не в таких сильных районах обстрела в само пригороде Цхинвали, в других селах. Пока еще какое-то количество беженцев остается на местах. Многие изъявили желание принять участие в каких-то восстановительных строительных работах. В основном потоки беженцев - это дети, пожилые люди, старики. Мужское население, конечно же, остается в Цхинвали, в Южной Осетии.


Среди беженцев картина ужасающая. Многие не только потеряли имущество, но добрались до Владикавказа без ручной клади. Многие потеряли свои документы. Люди остались абсолютно без ничего, без средств к существованию. По прибытии их идет регистрация. Созданы несколько пунктов на границе Северной Осетии, чтобы беженцы сами без каких-то проволочек и волокит могли спокойно приехать в город Владикавказ в Управление Федеральной миграционной службы, в пункт размещения. Там их встречают, и они проходят регистрацию. Цифры разнятся. Многие на личном транспорте из Северной Осетии выезжали. Будут, наверное, еще регистрироваться, потому что подходят и сразу начинают регистрироваться. Многие еще не отошли от этого шока. Можно охарактеризовать таким образом, чтобы облегчить страдания людей, которые пережили такой ужас. Большее количество беженцев, конечно же, остается в Северной Осетии, где у многих есть родственники, родные и близкие. Даже дальние родственники оказывают помощь, многие приютили у себя на местах в Северной Осетии, в разных республиках. Я даже не могу их назвать "беженцами". Это наши братья, сестра. Они приехали и, естественно, оказывается всевозможная всесторонняя помощь. На ситуации в республике это ни в коем случае не сказывается. Потому что огромные силы сейчас федеральная власть показывает на местах. Все службы представлены. Даже прибывает министр образования, вплоть до того, что те дети, которые готовы и состояние их удовлетворительное, которых можно уже отправлять в школу с началом учебного года и в высшее учебное заведение. Никто не думает о том, скажет ли это на экономической ситуации в республике. По-моему, об этом даже никто не задумывается.



Тамара Ляленкова: Действительно, у России есть опыт по преодолению подобного рода чрезвычайных ситуаций. Еще не смолкли в Цхинвали одиночные выстрелы, а уже выработан план восстановления города. В свою очередь, ведомство ООН по делам беженцев еще в понедельник выделило 2 миллиона долларов на помощь тем, кто пострадал в результате конфликта.



XS
SM
MD
LG