Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Оказалась ли Москва в международной изоляции после конфликта с Тбилиси


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов.



Кирилл Кобрин : Евросоюз выработал некие основания для будущего общего мнения по поводу происходящего на грузинской территории. А вот у США вполне определенная, более резкая, в отношении Москвы позиция. Только что завершилось выступление президента США Джорджа Буша, который сказал о том, что США поддерживают Грузию, о том, что Госсекретарь США Кондолиза Райс едет сначала во Францию, а потом в Грузию обсуждать ситуацию. Во Францию понятно, потому что Франция была посредником в переговорах между Москвой и Тбилиси, что американская гуманитарная помощь будет поступать на территорию Грузии. При этом многие страны, которые Кремль считал своими союзниками, отнюдь не поддержали его. Некоторые, например Белоруссия, и вовсе промолчали. Эксперты начинают говорить о том, что дипломатическим итогом российско-грузинского конфликта стала чуть ли не международная изоляция России. Так ли это? Я побеседовал с главным редактором журнала «Россия в глобальной политике» Федором Лукьяновым.


О дним из последствий военного конфликта на территории Грузии в силу того, что вообще произошло, стало ощущение, что у России вообще не осталось союзников. По крайней мере, даже те страны, на которые полагалась как бы Москва, как на верных своих клиентов в той или иной степени, конечно, Казахстан и Белоруссия, не высказали прямой поддержки действиям против Грузии. А Белоруссия так вообще промолчала, чем и вызван вчерашний довольно странный дипломатический жест в отношении Минска.



Федор Лукьянов : Честно говоря, ничего странного, если так вдуматься, в этом нет. Начать с того, что отношения с Грузией плохие именно у России, а не у какой-то группы стран. Но это даже не главное. Главное, что когда поднимается на щит лозунг защиты граждан и соотечественников, то довольно странно ожидать, что какая-то из бывших советских республик, где соотечественников российских, в том числе граждан, хватает (где-то больше, где-то меньше, но есть они везде), было бы странно ожидать, что эти государства такой пафос поддержат. Потому что, конечно, каждый из них по своим причинам проецирует грузинские события на себя. Можно сколько угодно доказывать, что Россия не могла не реагировать, что Россию спровоцировали, это будет чистая правда. Но, с точки зрения других государств, у каждого из них те или иные проблемы с Россией (или острые, или латентные), для них все эти уговоры, в общем, не существенны. Главное, что Россия продемонстрировала, что готова применять силу за своими границами, руководствуясь или, во всяком случае, выдвигая на щит слова о защите своих соотечественников, граждан и так далее. Не говоря уже о том, что история раздачи российских паспортов в Абхазии и Южной Осетии всем известна. Поэтому этот пафос еще менее воспринимается как искренний. Кстати говоря, я бы на месте российских руководителей вообще бы не педалировал тему защиты граждан, а уж тогда бы упирал на гуманитарный аспект, что мы не могли не реагировать на элементы уничтожения города и геноцида.



Кирилл Кобрин : Тогда перейдем к другому участнику постсоветского пространства, другому важному элементу - это Украина. Участие Виктора Ющенко в нашумевшей поездке президентов нескольких стран в Тбилиси вызвано именно этим страхом?



Федор Лукьянов : Я думаю, что участие Виктора Ющенко вызвано его стремлением использовать сложившуюся ситуацию для того, чтобы уже окончательно убедить Запад в необходимости для Украины гарантий. Не просто политической поддержки, а настоящих гарантий безопасности. Вопрос о НАТО, который все время всплывает в контексте российско-грузинской войны, не снят с повестки дня.


Что касается Грузии, конечно, трудно себе сейчас представить какое-то решение. А вот Украина, которая до последнего времени была с Грузией неразрывно связана, то есть там можно было принимать или давать план действий по членству или обеим, или никому. Но сейчас ситуация разная. И Ющенко, очевидно, рассчитывает, что его активное участие на стороне Грузии, на стороне фактически большей части западных стран, поможет убедить, чтобы в декабре получить этот план действий по членству. Не уверен, что это верный расчет. Потому что, конечно, после случившегося те европейские страны, которые опасались сближения Грузии и Украины с НАТО, теперь у них появились только новые аргументы, что НАТО может быть просто втянуто в войну с Россией, в случае такого решения.


Любопытно другое. Любопытно, что за все эти дни мы ни разу не слышали голоса премьер-министра Тимошенко, которая совершенно очевидно имеет какие-то свои стратегические расчеты. Очевидно, она уже прикидывает, что ей выгодней с точки зрения будущих президентских выборов в будущем году, и пришла к заключению, что такая однозначная позиция электоральная ей ничего не даст, и ссориться с Россией еще и по этому поводу нет никакого смысла.



Кирилл Кобрин : Вернемся к внешней политики России - к положению России в международных отношениях. Можно ли сказать, что итогом всех этих событий стала международная изоляция России?



Федор Лукьянов : Нет, слово "изоляция" я бы поостерегся пока потреблять. Во-первых, надо подождать некоторое время. Пыль от танков и снарядов уляжется. Соединенные Штаты, конечно, очень раздосадованы. Те резкие заявления, которые звучат, они отчасти объясняются тем, что если цинично рассматривать ситуацию, то американская политика потерпела еще одно довольно неприятное унизительное поражение. Грузия была одним из очень любимых проектов администрации Буша. И то, что случилось, то, что Америка оказалась не в состоянии никак помочь Тбилиси, это, конечно, не говорит в пользу эффективности политики Буша. Это очередное новое проявление, в общем, его тотальных неудач по всем направлениям.


Европейцы, безусловно, будут расколоты, как и всегда, то есть часть стран будет требовать предельно жестких мер, а часть стран будет всеми силами стараться смягчить ситуацию. Я думаю, что об изоляции говорить нельзя. Можно говорить о том, что нам предстоит период охлаждения отношений с Западом. Я бы сравнил это (пока, по крайней мере, ничего более тяжелого не произошло) с ситуацией с тем, как Россия отреагировала в 1999 году на войну НАТО против Югославии. Там ведь тоже были демарши, жесты, денонсация каких-то там договоренностей, замораживание отношений с НАТО и так далее, и так далее. Это продлилось несколько недель. Потом началась разморозка. Я думаю, что здесь будет то же самое, если, конечно, события в Грузии не начнут развиваться еще каким-то образом, и там не вспыхнут новые боевые действия, в общем, не будет усугубления ситуации.



Кирилл Кобрин : Огромное спасибо!



XS
SM
MD
LG