Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Стоит ли проводить параллели между Косово и Южной Осетией? Почему озадаченно молчит Белград


Ирина Лагунина: Массированная российская интервенция в Грузию – это ответ на унижение, которое Россия испытала в связи с Косово. Запад, дескать, признал независимость этой провинции вопреки требованиям Москвы. Это довольно расхожее сейчас в России утверждение. Хотя, откровенно говоря, в чем здесь было унижение России, не очень понятно. Но если абстрагироваться от российских эмоций, то можно ли на самом деле сравнивать ситуацию с Косово и Южной Осетией? И как на это смотрят те, кто, вероятно, имеет право испытывать негативные чувства по поводу признания косовской независимости, то есть сербы. Об этом – наш корреспондент в Белграде Айя Куге.



Айя Куге: В Белграде царит растерянность по поводу конфликта вокруг Южной Осетии, и даже аналитики неохотно занимаются этой темой. А официальный Белград вовсе молчит. Лишь заместитель министра по Косово Оливер Иванович коротко выступил на эту тему, утверждая, что осетинский вопрос активировался вследствие непринципиальной позиции некоторых стран, которые поддержали независимость Косово. Он заявил, что теперь важнее всего отказаться от силовых методов и восстановить мир.



Оливер Иванович: Отделение Косово и Метохии от Сербии, то есть провозглашение независимости Косово является следствием насилия в 1999 году, которое происходило в присутствии международных представителей. Я считаю, что это урок, который все мы должны усвоить: нельзя силой и натиском, в нарушение международного права решать межэтнические конфликты. К такому выводу приводит ситуация с Косово, однако кажется, что этот урок в мире не усвоен и поэтому последствия всегда, в каждом отдельном случае, тяжёлые.



Айя Куге: «По логике, Сербия сейчас теперь должна была бы поддержать Грузию, принцип сохранения территориальной целостности государства. Однако сделать этого она не в состоянии – ведь главный союзник Белграда по косовскому вопросу, Москва, в случае с Южной Осетией, поддерживая сепаратистов, очевидно, применяет противоположный принцип. Умнее всего для Сербии молчать и держаться в стороне», - так комментирует в ведущей сербкой газете «Политика» сложившуюся ситуацию политический обозреватель Божко Якшич.



Божко Якшич: Белград сейчас находится в незавидной ситуации и не знает, что предпринимать. Ведь до сих пор Москва являлась союзником Сербии по проблеме Косово, а теперь она парадоксальным образом поступает противоположно провозглашённым ею же самой принципам и делает то, что никак не в интересах Сербии. Белграду не остаётся ничего другого, кроме как примириться с этим. Если кавказскую ситуацию анализировать с точки зрения Белграда, то сербы могут лишь надеяться, что на примере Грузии смогут настаивать на некоторых дипломатических и правовых моментах, отвечающих сербским интересам. Но проблема состоит в том, что международное право в случае с Косово применено не будет, ведь сильные мира сего применяют двойные стандарты, всё чаще решая глобальные проблемы с помощью арбитражного подхода.



Айя Куге: Белградский эксперт Душан Янич отмечает, что блокада в Совете Безопасности ООН по вопросу Косово привела к конфликту в Грузии и теперь остаётся только надеяться, что великие силы достигнут согласия о том, как разрешить кавказский кризис, а наряду с этим и вопрос косовской независимости.



Душан Янич : В стратегическом смысле значение Грузии, Черного моря, Абхазии и Южной Осетии значительно превосходит значение Косова. Оба этих конфликта стали предметом региональной политики и прямых взаимоотношений НАТО, России и Соединённых штатов. И как окончательный статус Косово нельзя будет разрешить без договорённости НАТО, США, ЕС и России, так без согласия их всех нельзя будет разрешить и кризис на Кавказе и в черноморском регионе.



Айя Куге: «Для России Южная Осетия - то же самое, что для Америки Косово. Для Вашингтона Грузия то же самое, что для Москвы Сербия. Когда американцы критикуют «непропорциональное использование силы», которую русские применили против Грузии, это кажется эхом подобных обвинений, звучавших со стороны России во время натовского военного вмешательства в Сербии в 1999 году», - это критические комментарии в сербской печати. Душан Янич.



Душан Янич : Я считаю, что на примере Грузии проявляются два правила, по которым великие державы применяют кнут, причем каждая - по своему усмотрению. Первое – это правило военного вмешательства, по принципу: если ты можешь применить силу под предлогом предотвращения гуманитарной катастрофы и с целью поддержания мира, то и я могу. Второе правило: создание новых государств решается на уровне двусторонних отношений между этническими группами, желающими приобрести независимость, с одной стороны, и их спонсорами, с другой. Кстати, в этом нет никаких принципиальных правил – нужно лишь найти сильного союзника.



Айя Куге: За политическими кулисами в Белграде обсуждается вопрос, как грузино-осетинская ситуация повиляет на усилия сербской дипломатии, которая настаивает на том, чтобы Совет Безопасности ООН признал, что провозглашение независимости Косово противоречит международным правовым нормам. Ветеран югославской дипломатии Симеон Побулич опасается, что кавказский конфликт может негативно повлиять на позицию Сербии.



Симеон Побулич: Мне не кажется, что ситуация на Кавказе что-то серьезно изменит в ситуации в Косово. Однако определённое влияние ожидать все-таки можно: это касается, в первую очередь, выводов, которые делают политики нашего региона: в современном мире всё тяжелее принимать самостоятельные решения. Кстати, мы должны считаться с тем, что конфликт в Осетии может породить другой подход к теме самоопределения народов, который в чём-то может оказаться не в нашу пользу.



Айя Куге: Сербский аналитик из немецкого Института по международным отношениям и безопасности Душан Релич заявил для нашего радио, что интересам Сербии отвечает то, что некоторые государства теперь, возможно, не будут торопиться с признанием независимости Косово. Однако, с другой стороны, внимание международного сообщества, особенно Европейского союза, сейчас явно будет меньше обращено к региону Балкан, что может пойти Сербии не на пользу.



Душан Релич : С одной стороны, процесс принятия решения со стороны государств, которые ещё намерены признать независимость Косово, может теперь быть замедлен. Но с другой стороны, некоторые государства, поддерживающие намерение Сербии потребовать от Международного суда юстиции в Гааге юридического заключения по поводу провозглашённой в одностороннем порядке независимости Косово, станут сдержаннее. В любом случае, по-моему, внимание с региона бывшей Югославии будет перенесено на Кавказ.



Айя Куге: Душан Релич, однако считает, что не правы те аналитики, которые утверждают, что Косово – это сильный козырь, который Москва может выложить в Грузии и что Кремль на Кавказе даже заставляет Запад расплачиваться за независимость Косово. Согласно его мнению, это упрощённый взгляд на ситуацию.



Душан Релич : Москва и теперь будет не готова открыто отступить от своего принципа поддержки территориальной целостности стран и сопротивления разделу государств. Ведь Москва не говорит, что хочет поддержать отделение Южной Осетии и Абхазии, она заявляет только, что хочет играть роль миротворца и сохранить там своё военно-политическое присутствие. В конце концов, для Москвы полезнее и эффективнее (если только она в состоянии), сохранять свое присутствие в Грузии и таким образом ослаблять реального американского союзника, чем забирать себе территорию и тем самым навлекать на себя гнев всего международного сообщества и лишать смысла свою же собственную политику на Балканах.



Айя Куге: Бывший глава сербской дипломатии Горан Свиланович отмечает, что нельзя проводить прямые параллели между Косово и Южной Осетией. Единственное, что есть общего у обеих конфликтов – это то, что силовыми методами подобные ситуации разрешить нельзя.



Горан Свиланович: Я не согласен с теми, кто утверждает, что решение о независимом статусе Косово каким-то образом послужило стартовым сигналом для войны в Грузии. Их проблема намного старее, и там все происходит так, как будто никто не сделал никаких выводов из случая Косово. Можно, конечно, проводить параллели между Грузией и Сербией, между Южной Осетией и Косово – их немало. Но меня поражает одна: операция грузинских войск очень похожа на идею Милошевича, что Косово можно контролировать с помощью армии и полиции. Никак я не могу отделаться от вопроса: возможно ли, что политики ничему не научились на опыте Сербии, не выучили первый урок: так, как Милошевич, делать нельзя! И результат одинаковый – полное военное поражение, потеря даже того, что грузины имели, и на данный момент почти невозможное восстановление суверенитета Грузии на территории Южной Осетии. Уроки, действительно, не выучены, и Косово никак не является причиной того, что происходит на Кавказе. Их проблемы – это их собственные проблемы. Мне очень жаль, что из нашего опыта не сделаны выводы, и если пострадали 2 тысячи человек, то это очень высокая цена.



Айя Куге: Это был бывший сербский министр иностранных дел Горан Свиланович.


XS
SM
MD
LG