Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Коммунист социал-демократу товарищ. Опыт объединения в европейских странах


Ирина Лагунина: В Германии намечается сближение между двумя партиями налево от центра – социал-демократической и сравнительно новой партии, именующей себя Левые. В прошлом имели место правящие коалиции социал-демократов и посткоммунистов на уровне городских сенатов – например, в Берлине. Но уже сами разговоры о возможности такого союза на федеральном уровне раскалывают социал-демократов и подрывают их шансы на победу на всеобщих выборах. Насколько эта тенденция является общеевропейской и проявляется в соседних странах? Но этот вопрос ищет ответ мой редакционный коллега Ефим Фиштейн.



Ефим Фиштейн: После падения коммунизма всякое сотрудничество демократических партий с движениями, ведущими свою родословную от этой тоталитарной идеологии, считалось немыслимым. Однако со временем бывшие коммунистические партии, которые и раньше-то избегали выпячивать свое родство с коммунизмом и предпочитали всевозможные эвфемистические наименования – социалистическая единая рабочая партия или партия труда и т.д. – были реформированы и под новыми названиями заняли нишу в крайнем левом углу политического спектра. На коммунальном уровне сотрудничество социал-демократов с ними перестало считаться зазорным – тем более, когда стало ясно, что с Зелеными им не по пути, со всяком случае не всегда. Сотрудничество с Партией демократического социализма, как называли себя посткоммунисты до образования новой партии Левые, в берлинском Сенате считается образцом для подражания. Но когда по тому же пути решили пойти социал-демократы из земли Гессен, возникли серьезные проблемы. О них рассказывает в своем репортаже наш корреспондент в Германии Юрий Векслер.



Юрий Векслер: Левая Партия возникла в результате слияния движения отколовшегося от социал-демократов части левого крыла партии и некоторых профсоюзных лидеров с партией ПДС, до поры до времени имевшей успех только там где она и возникла - как наследница коммунистов в новых землях, т. Е. на территории бывшей ГДР. Ныне же новая левая партия представлена не только в бундестаге, но и в парламентах западных земель, а в некоторых землях похоже вскоре не просто продолжит опыт земельной правительственной коалиции , как в Берлине, а может и победить на выборах в Тюрингии и в земле Саар или Саарланде. Все это происходит пара ллельно кризису в партии социал- демократов, рейтинг которой упал до небывало низкого уровня 24 процентов и имеет тенденцию к снижению. Партию раздирают противоречия борьбы левого и правого крыла, главным же вопросом является вопрос о возможности или невозможности коалиции с левыми на федеральном уровне. Нынешний лидер социал-демократов Курт Бек не имеет по этому вопросу ясной позиции. Чаще он высказывается против сотрудничества с левыми, но допускает возможность такого сотрудничества на земельном уровне, конкретно в Гессене, где такая коалиция могла бы привести к власти социал-демократку Ипсиланти.


Последним предметом раздора внутри партии стал бывший суперминистр и приверженец реформ Шредера, Вольфганг Клемент, которого несмотря на былые заслуги чуть было не исключили из партии. Он формально принес извинения за некоторые свои высказывания о поводу стратегии выборов в Гессене в которых он даже косвенно призывал не голосовать на новых выборах за СПД, но фактически не взял назад свою основную критику желания многих коллег по партии отказаться от некоторых положений реформы Шредера.и по поводу энергетической политики своих коллег по партии в той же земле Гессен .


Шум вокруг партийного пенсионера К лемнта лишнее подтверждение кризиса в СПД, в том числе и кризиса лидерства. Все это и дало возможность на общегерманском уровне левой партии, возглавляемой Лафонтеном и Биски стать уже третей, опережающей зеленых и либералов силой и создать новый для Германии спектр из 5 , а не из четырех как ранее борющихся за власть партий. Опытный политик и хороший оратор Лафонтен, в прошлом якобы другстал личным врагом для канцлера Шредера для которого сотрудничество с Лафонтеном, было исключено. Но Шредер уже тоже не у власти, а жизнь диктует необходимость для социа л - демократов или искать для властвования большой коалиции или создавать блоки трех партий с зелеными и левыми.


Кризис и пад ение популярности партии социал- демократов Германии вызван многими причинами. Одна из них слабость и непопулярность нынешнего лидера Курта Бека . Многие в Германии уверены, что у него однако хватит ума утвердить в качестве кан дидата на пост канцлера не себя , а своего заместителя - нынешнего министра иностранных дел Франка-Вальтера Штайнмайера, ныне даже более популярного политика, чем канцлер Ангела Меркель. Но по мнению экспертов и многих новых лидеров в партии , у кризиса и разлада в стане социал-демократов есть и более глубокие причины.


Говорит член президиума партии Херман Шеер .



Херман Шеер: Мы сегодня без сомнения стоим перед задачей заново ответить на классический социальный вопрос, каким путем возможно достижение справедливости в обществе. Заново , потому что старые механизмы достижения этой цели и только вследствие глобализации, но и по другим причинам, вследствие развития новых тенденций, стали явно недостаточными. Ныне , например , рост экономики уже не всегда влечет за собой рост занятости. Новые информационные технологии могут в ближайшие 10-15 лет могут приводить при росте экономики к уменьшению занятости и тогда надо понять, как и за счет чего можно финансировать социальное государство . Как его сохранять, и как конструировать его в новых условиях. Э ти тенденции стали все более существенными в последние годы, что особенно видно в ситуации с климатом. Эти процессы затрагивают все о бщество и это, безусловно, социал -демократическая тема – нахождени е путей развития экологической экономики и экологической политики. Это требует от нас структурных изменений, которые должны быть проведены как можно скорее .



Юрий Векслер: А вот мнение политолога берлинског о профессора Оскара Нидермайера.



Оскар Нидермайер: У СПД есть не только актуальные проблемы. У партии есть возникшая , на мой взгляд , 10 лет назад проблема доверия избирателей к содержанию партийной программы.


Еще тогда, когда партия была в оппозиции она должна была, но не сделала этого, разобраться в своей линии в новых условиях глобализации, демографических проблем, как старение общество , груза проблем и расходов , связанных с объединением Германии. Партия должна была решить , как должна выглядеть в этих условиях социальная справедливость. Требовался новый подход. Но на выборах 1998 года был просто брошен лозунг, он позволил победить на выборах, но вскоре избиратели поняли, ч то за лозунгом ничего не стоит. Это и было одной из причин ухода Оскара Лафонтена и того, что он возглавляет теперь новую партию.


Тогда социал-демократы в течение нескольких месяцев потеряли, согласно опросам , почти половину поддержки избирателей. Последствия этого падения не исчезли до сих пор. Но сегодня социал-демократы снова далеко позади своих партнеров поп большой коалиции, что говорит м н е о давно существующих проблемах, приведших к потере доверия избирателей к достоверности намерений и концепций партии … Ответы на современные вызовы действительно труднонаходимы и до сих пор не найдены и не сформулированы в форме, в которой они могли бы быть просто и доступно преподнесены избирателям.



Ефим Фиштейн: Чехия – единственная из бывших социалистических стран, где Коммунистическая партия не подверглась процессу реформирования и даже не поменяла своего названия – она и сегодня зовется коммунистической. Коммунистический режим был признан преступным, но традиционная терпимость не позволила запретить партию в первые годы после бархатной революции. А запрещать ее теперь, по прошествии почти двух десятилетий, уже лишено всякого смысла. Как же развиваются отношения между чешскими социал-демократами и коммунистами, спросил я видного идеолога ЧССД доктора Лукаша Елинека.



Лукаш Елинек: Отношения остаются сложными, ведь пути обеих левых партий разошлись еще во времена Первой республики, когда они были отмечены открытой враждебностью. Я вижу три главных момента, повлиявших на формирование отношений между ними. Первый момент имеет отношение к общим или близким положениям социальной программы двух партий. Социал-демократы традиционно акцентируют социальные аспекты политики, и тем самым в парламенте часто не имеют других союзников, кроме коммунистов, которые в целом разделяют те же социальные принципы. Это обстоятельство обуславливает долговременную близость позиций. Вот почему немала часть социал-демократов вслух говорит о возможном слиянии двух левых партий в одну организацию социалистического или левого толка или, по крайней мере, о долгосрочном стратегическом союзе и партнерстве между ними. Но другие факторы этому препятствуют – в частности, настораживающий опыт взаимоотношений в прошлом, когда коммунисты подвергали социал-демократов всяческим гонениям, запрещали партию и сажали ее членов в тюрьму, отняли у нее даже ее штаб-квартиру в Народном Доме, который являлся собственностью партии. До сих пор в коммунистической среде имеют хождение представления о том, что социал-демократы – не что иное как социал-предатели, обуржуазившиеся ренегаты рабочего движения. В некоторых аналитических записках компартии можно встретить и такие перлы, как «склонность социал-демократии к гавлофашизму» - так они именуют современный строй в Чехии. Не приходится удивляться тому, что социал-демократия сохраняет осторожность и не рвется сближаться и уж тем более сливаться с единственной посткоммунистической партией, отказавшейся реформироваться. А третий фактор, который мешает сближению, связан со стремлением социал-демократии стать приемлемыми для других демократических сил страны в качестве партнеров. В середине 90-ых годов ЧССД видела свою первоочередную задачу в том, чтобы доказать населению страны, что она способна достойна управлять страной в качестве ответственной правящей партии. Именно этим объясняется то обстоятельство, что в середине 90-ых годов на своем съезде в городе Богумине было принято постановление о неприемлемости любого сотрудничества с коммунистами на государственном уровне. Именно ориентация ЧССД на союзы с мелкими центристскими партиями вызывает и в наши дни частые конфликты с коммунистами. К ним добавляются и чисто личные недружественные отношениями между деятелями обоих партий. Известно, что Владимир Шпидла, будучи председателем ЧССД, предпринимал попытки отрезать своих партийцев от любых контактов с коммунистами. Нынешний председатель ЧССД Иржи Пароубек последовательно конфликтовал с бывшим председателем КСЧМ Мирославом Гребеничеком, да и с нынешним председателем Войтехом Филипом. Самый последний по времени пример таких раздоров – неспособность двух партий договорить о совместной поддержке общего кандидата в президенты в ходе недавних выборов.



Ефим Фиштейн: Но не станет ли немецкий пример заразительным и для чешских социал-демократов? Ведь Чехия во многом ориентируется на своего западного соседа. Лукаш Елинек так не считает.



Лукаш Елинек: Мне думается, что в настоящее время это уже не так. В прошлом такие примеры действительно имели место, но сейчас отсутствуют предпосылки для такого развития. Люди крайне левых взглядов, которые раньше являлись членами ЧССД, постепенно покинули ее ряды и перешли если не к коммунистам, то к другим мелким левым образованиям, каким была группка бывшего депутата Яны Вольфовой. Эта неуспешная группировка была сложена из политиков, которые разошлись с социал-демократией не столько по идейным, сколько по личным мотивам. В конечном счете, к их числу относится и бывший председатель партий и премьер Милош Земан, который поддержал Яну Вольфову в ее раскольнической деятельности. Ее партия в случае успеха могла бы стать именно тем промежуточным звеном, которой должно было связать коммунистов с частью социал-демократов. Милош Земан, страдающий манией величия, часто вслух мечтал о создании единой левой партии, которую он собирался возглавить. Но практика показала, что количество членов ЧССД, готовых принять такую перспективу, крайне ограничено. В ближайшем будущем, на мой взгляд, новые попытки отколоть от социал-демократического массива мелкие группировки подобного направления нам не угрожают. Положение могло бы измениться, если бы коммунисты сами решили провести глубокое реформирование своих убеждений. Ведь даже крайне левое крыло чешской социал-демократии не может смириться с тем, что коммунисты отказываются признать принципиальные заблуждения, ошибки и преступления прошлого, не хотят отмежеваться от сталинизма в теории и практике. Не питая никаких иллюзий относительно демократичности немецких посткоммунистов, я вынужден все-таки констатировать, что они на этом пути продвинулись несравнимо дальше, чем коммунисты чешские.



Ефим Фиштейн: Перспективы сближения чешских социал-демократов с коммунистами комментировал главный идеолог ЧССД доктор Лукаш Елинек.


XS
SM
MD
LG