Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Редактор «Таймс» Майкл Биньон: "Маловероятно, что Запад объявит России бойкот или захочет серьезно покуситься на ее статус"


Программу ведет Сергей Тарасов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Лондоне Наталья Голицына.



Сергей Тарасов: Российско-грузинский вооруженный конфликт широко обсуждается во всем мире. Как правило, западная пресса именует действия России "не имеющей оправдания агрессией". Диссонансом этому мнению прозвучала статья во влиятельной лондонской газете «Таймс» под характерным заголовком: «Мастерский шах и мат Владимира Путина Западу». В статье, в частности, рассматриваются международные последствия российско-грузинской войны. С ее автором, политическим редактором «Таймс» Майклом Биньоном встретилась Наталья Голицына.



Наталья Голицына: Рассуждая о российско-грузинском вооруженном конфликте и его последствиях, Майкл Биньон утверждает, что Южная Осетия на протяжении последних лет была умело подстроенной российской ловушкой для Грузии. Русские, по его мнению, зная характер грузин и их президента, понимали, что рано или поздно грузины угодят в эту ловушку и спокойно выжидали, наблюдая за тем, как мелкие провокации осетинской стороны подталкивали их к этому. Как только грузины туда угодили, ловушка захлопнулась. При этом, как пишет, Майкл Биньон, «с того самого дня, как российская танковая бригада прошла через туннель в Южную Осетию, Россия не сделала ни одного неверного хода». По мнению британского политического комментатора, «то, что мир увидел на прошедшей неделе, было блестящей и жестокой демонстрацией русской национальной игры - шахмат. И Москва в этой партии только что объявила шах и мат». Майкл Биньон поясняет в интервью Радио Свобода...



Майкл Биньон: Русским удалось ловко переиграть американцев в том смысле, что Америка оказала лишь словесную поддержку Грузии, не сумев оказать ей ни военной, ни серьезной политической поддержки. Да и со своей помощью она явилась в то время, когда русские уже решили свои проблемы в Грузии. Уже довольно давно было ясно, что русские рассматривают Южную Осетию в качестве территории, провоцирующей Грузию, и использовали проблему сепаратизма, как повод вмешаться в грузинскую политическую ситуацию. Эта сепаратистская проблема довольно давняя. И было совершенно очевидно, что страсти вокруг нее нарастают. Время от времени это выливалось в военные столкновения, пограничные инциденты и другого рода провокации. Южная Осетия была своего рода приманкой для грузин, и Россия понимала, что Грузия в какой-то момент предпримет попытку присоединить эту отколовшуюся от нее территорию. И Россия была готова к этой попытке Грузии. Но грузины полагали, что Россия к этому не готова и займет лишь позицию наблюдателя. Однако в момент, когда грузинские войска вошли в Южную Осетию, российская армия хлынула туда через туннель, готовая вступить в борьбу с грузинами.



Наталья Голицына: Можно ли оправдать российское вторжение в Южную Осетию и, собственно говоря, в Грузию?



Майкл Биньон: Всё зависит от того, что вы имеете в виду под оправданием. Русские утверждают, что хотели лишь выбить грузинские войска из Южной Осетии. В таком же духе рассуждало и НАТО, когда утверждало, что его вторжение в Сербию было оправдано необходимостью выбить сербские войска из Косово. Россия практически сделала то же самое. И если в намерение русских действительно входит возвращение к исходным довоенным позициям, они вполне могут заявить, что это была всего лишь гуманитарная операция.



Наталья Голицына: Чем объясняется столь запоздалая и вялая реакция Запада на российско-грузинский конфликт?



Майкл Биньон: Видите ли, Запад был абсолютно не готов к тому, что произошло. Внимание Запада вовсе не было сосредоточено на Кавказе; весь мир наблюдал за открытием Олимпийских игр, Джордж Буш был в Пекине. Запад не подготовил никакого адекватного ответа на случай, если Грузия что-то предпримет или окажется в опасности. Существовало всеобщее представление, что Грузия может положиться на Америку. Однако это представление оказалось неоправданным: у нее не было никакого официального договора с Западом и США . И когда Грузия неожиданно оказалась в ситуации, когда ей пришлось спасать свою государственность и призвала Запад прийти ей на помощь, выяснилось, что не понятно, что Запад может сделать. И факт, что он сделал очень немного. Грузия была горда тем, что стала форпостом Запада на Кавказе и провозгласила солидарность с Америкой. Но при этом она не получила никаких официальных гарантий от Америки, никаких гарантий ее защиты.



Наталья Голицына: В своей статье вы предупреждаете об уроках этой войны. О каких уроках и для кого может пойти речь?



Майкл Биньон: Многие бывшие советские республики будут крайне обеспокоены тем, что произошло, потому что стало очевидно, что Россия способна предпринять жесточайшие меры, если будут затронуты ее интересы. И это они воспримут как угрозу своей полной независимости от России. Для них урок этой войны состоит в том, что эти страны должны не провоцировать и не вступать в конфронтации со своим грозным соседом. Урок для Запада состоит в том, что, если он создает на границе России свои форпосты, где находятся его военные советники, то он должен понимать, что это может спровоцировать гневную реакцию. И главный урок для Грузии состоит в ответе на вопрос: хочет ли она сохранить президента, который создал для нее все эти неприятности?



Наталья Голицына: Тем не менее не окажется ли Россия в результате своей акции в международной изоляции?



Майкл Биньон: В краткосрочной перспективе, безусловно, окажется. Против России будут предприняты меры, и американцы уже их предпринимают, но вопрос в том, будут ли они достаточно эффективны, чтобы повлиять на российскую политику. И второй вопрос: насколько жесткими такие меры должны быть? Потому что, если они вызовут новую холодную войну, то это будет не в интересах самого Запада. Долгосрочная стратегия американской политики по ближневосточному урегулированию, иранской проблеме, борьбе с терроризмом основывается на хороших или, по крайней мере, рабочих отношениях с Россией. Кроме того, Западная Европа серьезно зависит от российских энергоносителей. Крайне маловероятно, что Запад объявит России бойкот или захочет серьезно покуситься на ее статус.



Наталья Голицына: Говорил политический редактор лондонской «Таймс» Майкл Биньон.


XS
SM
MD
LG