Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Проблема беженцев в зоне конфликта


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Олег Кусов.



Кирилл Кобрин : От дипломатической и военной ситуации в Грузии вернемся к гуманитарным проблемам на территории, где велись боевые действия, прежде всего, к проблеме беженцев. Наш специальный корреспондент Олег Кусов находится сейчас в Северной Осетии, куда попало большинство жителей Южной Осетии, покинувших неделю назад свои дома.



Олег Кусов : В североосетинском городе Алагир сегодня гораздо меньше беженцев, чем это было еще несколько дней назад. Оперативная служба МЧС размещает людей в пансионатах, домах отдыха, школы, но чаще всего в больницы, поскольку среди беженцев немало раненых и травмированных людей. Алагирский лагерь беженцев сегодня уже пуст. Как рассказал мне заместитель коменданта лагеря Таймураз Гатеев, всех беженцев удалось переселить из палаток в более приемлемые для жизни места.



Таймураз Гатеев : Беженцев мы здесь принимали, кормили, размещали на ночь, а утром по направлениям их отправляли. Отправляли и в Ростов, и в Карачаево-Черкесию, Кабарду, Краснодар. Сейчас в данный момент в палаточном городке никого нет. Тех, кого не отправили в другие республики, которые здесь остались, мы их сегодня утром отправили в более нормальные условия – в интернат. Лагерь остается по-прежнему. Вчера дополнительно развернули 10 палаток на случай того, что беженцы пойдут опять из Южной Осетии. Лагерь не снимается до особого распоряжения.



Олег Кусов : Несмотря на то, что с самого начала вооруженного конфликта в алагирском лагере работали психологи, Таймуразу Гатееву и его коллегам часть приходилось брать их функции на себя. Сотрудники лагеря для беженцев были первыми представителями службы, призванной помочь выжить обездоленным людям.



Таймураз Гатеев : Да, очень многие находятся еще в шоке, в стрессе. Есть много женщин с маленькими детьми, есть немощные люди. С маленькими детьми мы постаралась их разместить в интернат, так как есть спальный корпус в интернате. Они в нормальных условиях были. Естественно, здесь работали психологи. Из Москвы прислали психологов, они у нас здесь были. Сегодня, так как лагерь мы освободили уже, промежуточный пункт эвакуации, они сейчас отправились и в интернат, и в пансионат, и в приют.



Олег Кусов : После опустевшего лагеря я посетил пансионат «Алагир», в который сегодня также поселили беженцев. Им было трудно общаться с журналистами. Многие из них плохо владеют русским языком. Другие по-прежнему находятся в стрессовом состоянии. Житель одного из селений, расположенных вблизи Цхинвали, Амиран Кусраев рассказывает о том, как он пробирался в Северную Осетию во время артиллерийского обстрела.



Амиран Кусраев : 23:30. Мы были в подвале. Ничего не было видно. На улицу не выходили. Целую ночь до утра... Мы бежали. Там русские миротворцы стояли рядом. Мы потом пешком шли до Джавы, а потом сюда пришли.



Олег Кусов : Как ваш дом сохранился?



Амиран Кусраев : Дома уже нет.



Олег Кусов : Как и многие жители Южной Осетии, Амиран Кусраев намерен как можно скорее вернуться в свой населенный пункт.


В Южной и Северной Осетий в эти дни работают представители различных общественных организаций. Многие из них активно занимаются проблемами беженцев. Один из лидеров организации «За единую Осетию» Михаил Чернов поделился со мной наблюдениями о положении южноосетинских беженцев.



Михаил Чернов : Какие у людей проблемы? У этих людей, у беженцев, самые обычные проблемы. Как жить дальше?


XS
SM
MD
LG