Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Что защищает Кремль в Абхазии и Осетии


Абхазия давно превратилась в прочный форпост России на Южном Кавказе

Абхазия давно превратилась в прочный форпост России на Южном Кавказе

Геополитические последствия российско-грузинского конфликта еще не ясны ни самим его участникам, ни остальному миру. Их точные очертания можно будет определить по окончании разгорающейся сейчас дипломатической войны. В центре ее находится противоречие между позицией Запада, который настаивает на территориальной целостности Грузии, и Россией, которая теперь ее не признает.


Сначала Дмитрий Медведев, затем Владимир Путин и, наконец, Сергей Лавров поставили под сомнение международно-признанное территориальное единство Грузии. Они заявили, что Москва готова будет признать Южную Осетию и Абхазию. После встречи с канцлером Ангелой Меркель Медведев добавил, что Россия «выполнит волю» осетин и абхазов и выступит как гарант реализации этой воли. Есть и другие достаточно убедительные косвенные признаки, что Россия собирается игнорировать мнение Запада по этому вопросу и, возможно, аннексирует или в той или иной форме присоединит к РФ Южную Осетию и Абхазию.


Так Владимир Путин объявил, что правительство выделило 10 миллиардов рублей на «восстановительные работы» в Осетии. Министр финансов Алексей Кудрин сообщил, что эти деньги уже включены в бюджет 2008-11 и будут переведены в специальный фонд под контролем Владикавказа. Будет ли кто-либо вкладывать столь значимую сумму в крошечный анклав с населением менее 80 тысяч человек, если он не считает его своей территорией? Вопрос риторический.


По окончании военных действий вырисовывается такая картина. Россия намерена основательно укрепиться в Южной Осетии и Абхазии, но не будет претендовать на собственно грузинскую территорию, поскольку никто в здравом уме не будет присоединять земли с враждебно настроенным населением. А в том, что это так, можно не сомневаться. Среди грузин, включая оппозицию (а она в Грузии, в отличие от России, играет серьезную роль), нет ни одного деятеля, ни одной политической группировки, занимающей пророссийскую позицию. Война с Россией, как водится, сплотила граждан вокруг своего президента, плох он или хорош. Большинство грузин хочет одного и того же: чтобы русские убрались поскорей. Вопрос же о политической ответственности Михаила Саакашвили за случившееся оставлен ими на потом.


Новая стратегия России по отношению к Грузии соответственно выглядит следующим образом. Российские войска в качестве квазимиротворцев будут оставаться в пределах контролируемых ими анклавов до тех пор, пока Россия в той или иной не признает эти самопровозглашенные республики. Во время встречи с президентами Южной Осетии Абхазии 13 августа Медведев фактически обещал сделать так. Видимо, за этим последует принятие этих республик в качестве ассоциированных членов в Союзное государство России и Беларуси, СНГ или Организацию договора коллективной безопасности. При этом Россия, скорее всего, постарается легитимизировать присутствие своих войск на Южном Кавказе, подписав с Цхинвали и Сухуми соглашения о постоянных военных базах.


Таким образом, вопрос о статусе «миротворцев» полностью отпадет. Что касается приема Южной Осетии и Абхазии в состав РФ, то это отдаленная перспектива - прежде всего потому, что это окончательно может перепугать соседей по СНГ, и так уже встревоженных начавшимся переделом границ на постсоветском пространстве. Речь идет прежде всего об Украине и о российских притязаниях на Крым и Донбасс в свете принятой Думой в мае резолюции о возможности пересмотра т.н. Большого договора, который утверждает незыблемость нынешней российско-украинской границы.


Под эти притязания подведена и законодательная база. Еще в 2001 был принят закон о порядке приема в РФ новых субъектов, включая те, которые не имеют общей границы с Россией. Тогда законодатели не скрывали, что закон предназначен для Южной Осетии, Абхазии, Приднестровья и, возможно, Нагорного Карабаха. Закон устанавливал довольно сложные условия приема, включая необходимость согласия на это правительства страны, куда номинально входит территория-кандидат, плюс проведение общероссийского референдума на эту тему. Однако сейчас условия изменились, и есть ощущение, что если понадобится, за изменениями в законе дело не станет.


Главным трофеем Москвы в российско-грузинской войне является Абхазия, которую в советское время называли жемчужиной черноморского побережья. От столицы зимней Олимпиады-2014 Сочи ее отделяет менее 30 километров. Ожидается, что российские власти потратят на Игры до 30 миллиардов долларов, и сумма эта еще может возрасти. Видную роль в «освоении» олимпийских финансовых потоков занимает как раз Абхазия, которая издавна является местом приложения криминальных капиталов со всей России и особенно из Москвы. Говоря об этой республике, нельзя не упомянуть о стратегическом значении для Черноморского флота великолепной сухумской бухты, которая сравнима с севастопольской и превосходит новороссийскую.


Наконец, военное и политическое усиление России в регионе будет способствовать ее утверждению как евразийского энергетического гегемона. Боевые действия на Кавказе уже увеличили риски, связанные с транспортировкой нефти по трубопроводу Баку-Джейхан и другим маршрутам, альтернативным российским.


Таким образом, кроме «гуманитарных» резонов скоротечных боевых действий, на которые ссылается Кремль и которые и впрямь нельзя игнорировать, существуют обширные политические, экономические и военно-стратегические интересы, которые, возможно, и были скрытыми пружинами этой войны.


XS
SM
MD
LG