Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В августе 1991 года в России произошел путч ГКЧП


Программу ведет Сергей Тарасов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Вероника Боде.



Сергей Тарасов: 19-21 августа 1991 года – это время путча ГКЧП, когда партийно-советская номенклатура пыталась отстранить от власти Михаила Горбачева и остановить демократические реформы в стране. Только 11 процентов россиян сегодня уверены, что тогда, в конечном счете, произошла победа демократической революции, покончившей с властью КПСС. Большинство полагает, что это было трагическое событие, имевшее гибельные последствия для страны или просто эпизод борьбы за власть в высшем руководстве, - таковы данные последнего опроса Левада-Центра. По свидетельству социологов, это событие постепенно вытесняется из общественной памяти. Подробности – в интервью Вероники Боде с директором Центра Львом Гудковым.



Вероника Боде: Лев Дмитриевич, какие наиболее интересные закономерности видятся вам в исследованиях по поводу отношения к августу 1991 года на протяжении многих лет?



Лев Гудков: Принципиальные позиции определились очень рано, уже к 1994 году и практически не менялись. Самая маленькая часть сохраняет верность тому пониманию событий, которое сложилось именно в августе 1991 года, что это была победа демократической революции. Вообще, эта группа сторонников Ельцина уменьшилась почти наполовину, потому что если спросить, на чьей стороне были тогда ваши симпатии, кого вы поддерживали, то в среднем поддерживали примерно 23 процента Ельцина и демократов тогда, а сейчас – только 11 процентов. Большая довольно и устойчивая часть – это, как правило, люди пожилые и не очень образованные – рассматривает это событие как трагическое событие, имевшее гибельные последствия для страны и народа.



Вероника Боде: Что именно трагического видится им в этом событии?



Лев Гудков: Они видят это как такой пролог распада СССР прежде всего и как событие, повлекшее за собой реформы Гайдара и отказ от всей советской коммунистической системы. На протяжении последующих 10 лет все-таки эти люди переживали очень резкий спад уровня жизни, почти наполовину, и считают это непосредственно связанным с крахом советской власти. Я бы сказал, что у людей отсутствует понимание того, что происходило. Большинство дистанцируется от этих событий, постаралось вытеснить и забыть.



Вероника Боде: А каково значение такой картины общественного мнения по этому поводу для дальнейшего развития страны?



Лев Гудков: Это очень важное обстоятельство. Оно говорит о том, что, собственно, пояснить людям, что за этим стоит, что это не случайное событие, а что это идут очень сложные и закономерные процессы распада и империи советской, и плановой экономики, распада тоталитарной системы, вот это людям не удалось объяснить. Из этого вытекает, во-первых, непонимание необходимости реформ, дезориентированное состояние большей части населения, ну, и как реакция на это состояние непонимания, растерянности, раздражения, фрустрации – ожидание спасителя, вождя, человека, который потом придет и выведет страну из вот этого кризиса. Неготовность общества к изменениям – оно принимает как бы события, но принимает их как вынужденные и непонятно откуда взявшиеся, не понимает причины и закономерности этих событий. И, соответственно, реагирует на это простым и консервативным образом, то есть ностальгией, сопротивлением и ожиданием сильной авторитарной власти.


XS
SM
MD
LG