Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Позор оккупантам!» Пражская весна на Лобном месте


40 лет назад поэт Наталья Горбаневская пришла на Красную площадь со своим трехмесячным сыном

40 лет назад поэт Наталья Горбаневская пришла на Красную площадь со своим трехмесячным сыном

25 августа исполнится 40 лет с пор, как на Красной площади прошла демонстрация, которая стала одной из самых ярких страниц в истории правозащитного движения. Семь человек выступили с протестом против введения в Чехословакию советских войск и войск других стран Варшавского договора. Так началось подавление «пражской весны».


Демонстрация была сидячей, у Лобного места. Ее участники — поэт Наталья Горбаневская, Лариса Богораз, Константин Бабицкий, Павел Литвинов, Владимир Дремлюга, Вадим Делоне и Виктор Файнберг — держали в руках плакаты: «Позор оккупантам!», «Руки прочь от ЧССР!», «За нашу и вашу свободу!».


Свидетелем события оказался лингвист Леонид Крысин. Сейчас он — заместитель директора Института русского языка имени В.В. Виноградова.


— Как это произошло?


— Я узнал накануне, 24 августа, о том, что будет такая демонстрация, что известные нам люди — ну, не все мне были известны, но Горбаневская, Бабицкий, Богораз, конечно, были известны — придут в 12 часов на Лобное место, на Красную площадь. И хорошо бы на это взглянуть со стороны, поскольку я не собирался участвовать. Для того чтобы это было естественно, я поехал не один, потому что все могло быть, и слежка могла быть, а поехал с женой и с четырехлетней дочерью», — говорит Леонид Крысин.


— То есть чтобы выглядело, будто бы вы просто прогуливаетесь по Красной площади.


— Ну, да, как будто мы приехали в мавзолей. И мы приехали довольно рано, за полчаса, наверное. Ровно в 12 часов я увидел, как к Лобному месту подходит Горбаневская с коляской, в коляске лежал ее 3-месячный сын, и подошли остальные шестеро участников. Они сели на парапет, который окаймлял это Лобное место. Я не знаю, сколько они просидели. Они успели выбросить вверх эти свои заранее написанные плакаты, и тут же со всех сторон с площади кинулись к ним какие-то люди. Я помню здоровенного такого мужика с портфелем, который с разбега просто ударил в зубы Файнберга.


— В зубы?


— В зубы, потому что сидели. Несколько сидели, и потом он как бежал, так просто с разбега ударил его в зубы. И когда потом они встали, их подняли, Файнберг стоял, и у него лицо было залито кровью. В «Полдне» —документальной повести Горбаневской — довольно подробно это все описано, но с той стороны, со стороны демонстрантов, а я это видел с другой стороны, как наблюдатель. Образовалась небольшая толпа, там были не только кагебешники, мне кажется, были и просто люди, которые гуляли по площади, много было недоумевающих, кто-то говорил, что это все евреи организовали, кто-то говорил, что чехи, наверное.


— Да, там ведь и плакаты на двух языках были — на русском и на чешском.


— Моя жена пыталась даже что-то говорить такое, но, слава богу, не очень членораздельное, иначе бы ее тоже в машину какую-нибудь посадили бы. И я помню, что их сажали в машины, даже коляску засунули в «Волгу» черную, и их всех увезли.


Таковы воспоминания Леонида Крысина. Благодаря «радиоголосам» и самиздату, об акции протеста тут же узнала если не вся страна, то очень многие в ней. А семерых участников демонстрации ожидала суровая расплата: лагерные сроки, психиатрические больницы, где лечили от инакомыслия, а после — запреты на профессию.


XS
SM
MD
LG