Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

17 лет назад в СССР была совершена попытка государственного переворота


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Вероника Боде.



Михаил Саленков: 17 лет назад, в августе 1991 года, в СССР была совершена попытка государственного переворота. Как сегодня рсосияне относятся к событиям тех дней? По данным социологического центра Юрия Левады, большинство жителей страны полагает, что это было трагическое событие, имевшее гибельные последствия для страны, либо просто эпизд борьбы за власть в высшем руководстве. По свидетельству социологов, тэо событие все-таки постепенно вытесняется из общественной памяти.



Вероника Боде: Очень немногие россияне - всего 11 процентов - полагают, что правда в те дни была на стороне ГКЧП. Тем не менее, большая часть опрошенных Левада-Центром - 40 процентов - уверены, что начиная с августа 1991 года Россия пошла в неправильном направлении. Интересно, что очень многие - почти треть респондентов - затрудняются с ответом, а значит, люди мало что помнят о тех событиях и не придают им большого значения.


О закономерностях, которые наблюдаются в отношении к путчу ГКЧП, размышляет директор Левада-Центра Лев Гудков.



Лев Гудков: Принципиальные позиции определились очень рано, уже к 1994 году и практически не менялись. Самая маленькая часть сохраняет верность тому пониманию событий, которое сложилось именно в августе 1991 года, что это была победа демократической революции. Большая довольно и устойчивая часть - это, как правило, люди пожилые и не очень образованные - рассматривает это событие как трагическое событие, имевшее гибельные последствия для страны и народа.



Вероника Боде: Что именно трагического видится им в этом событии?



Лев Гудков: Они видят это как такой пролог распада СССР прежде всего и как событие, повлекшее за собой реформы Гайдара и отказ от всей советской коммунистической системы. На протяжении последующих 10 лет все-таки эти люди переживали очень резкий спад уровня жизни и считают это непосредственно связанным с крахом советской власти. Я бы сказал, что у людей отсутствует понимание того, что происходило.



Вероника Боде: А каково значение такой картины общественного мнения по этому поводу для дальнейшего развития страны?



Лев Гудков: Это очень важное обстоятельство. Оно говорит о том, что, собственно, пояснить людям, что за этим стоит, что это не случайное событие, а что это идут очень сложные и закономерные процессы распада и империи советской, и распада тоталитарной системы, вот это людям не удалось объяснить. Из этого вытекает, во-первых, непонимание необходимости реформ, дезориентированное состояние большей части населения, ну, и как реакция на это состояние - ожидание спасителя, который потом придет и выведет страну из вот этого кризиса. Неготовность общества к изменениям - оно принимает как бы события, но принимает их как вынужденные и непонятно откуда взявшиеся. И, соответственно, реагирует на это простым и консервативным образом, то есть ностальгией, сопротивлением и ожиданием сильной авторитарной власти.



Вероника Боде: Какое значение имеют события августа 1991 года для сегодняшней жизни России? Такой вопрос я задала Евгению Ясину, научному руководителю Высшей школы экономики, в прошлом (с 1994 по 97 год), министру экономики страны.



Евгений Ясин: Я считаю, что это самое выдающееся событие конца ХХ века в России и огромная победа демократических сил. Сейчас даже может показаться, что демократы все проиграли, но это не так. Переход к рыночной экономике был совершенно необходим, и это было ключевое событие, которое стал возможным в результате победы демократических сил над путчем. Другое дело, что можно было как бы ожидать развития событий несколько иного плана, чтобы мы могли удержать демократические преобразования того времени, но что же делать… Можно было ожидать, что если вы должны делать первым делом непопулярные реформы, которые могли спасти страну и поставить ее на какой-то более-менее разумный путь развития, то ожидать большого признания не приходится.


То, что произошло в августе 1991 года, это действительно историческое событие, которое будет иметь непреходящее значение для истории России. А то, что мы переживаем сегодня, это эпизод. Но экономика уже функционирует не на плановых началах.


Я лично убежден, что исторически ключевые события произошли именно тогда. И если когда-то определять национальный праздник новой демократической России, то это - 21 августа 1991 года.



Вероника Боде: Почему память о провале путча ГКЧП все больше вытесняется из российского общественного сознания? Вот какое объяснение дает этому независимый политолог Дмитрий Орешкин.



Дмитрий Орешкин: Когда у человека появляется сосиска и пиво, что не всегда было в советскую эпоху, у него обозначается голод другой природы - идейный голод. И вполне понятно, что этот моральный или психологический голод связан с великим прошлым. Люди забывали, что в ту пору не было пива, что сосисок в магазинах не было, но им кажется, что была великая страна. Так вот, идейный голод великого прошлого заставляет общественное мнение вытеснять на периферию памяти все те неприятные факты, которые существовали до 1991 года. Более того, и сами события 1991 года мы теперь склонны принижать в своем социальном сознании.


Другой важнейшей причиной забывания этих событий является осознанная политика новых властных элит, которые, придя на волне тех событий к власти, по вполне понятным причинам стремятся уничтожить конкуренцию политическую, закрыть экономическую конкуренцию и законсервировать эту ситуацию на возможно более продолжительный период времени и объяснить, что все эти социальные события - это все обман, это все специально подстроено, на самом деле мы все встаем с колен, и главное - не трогать ситуация, оставить такую, какая есть. Нынешняя элита стремится приуменьшить значение этих событий, а еще лучше - просто их стереть из народной памяти как какой-то случайный изгиб, ошибочный, тупиковый путь, как что-то чрезвычайно неприятно напоминающее "оранжевые" революции, как то, что разрушает ту самую государственную стабильность, которая так приятна для ныне образовавшегося класса бюрнеса - союза бизнеса и бюрократии. Вот этот самый новый номенклатурный бюрнес совершенно не заинтересован в реальном осознании исторических процессов прошлого, потому что эти исторические процессы говорят о том, что и бюрнес не вечен. Соответственно, идет речь о редакции прошлого, о трансплантации в общественное сознание мифов о том, что государство было великим и могучим, а некоторые враги его развалили и сейчас готовы развалить, развалили великую и могучую державу, где все было замечательно, потому что того, что не замечательно, мы не помним. А уж чтобы мы не помнили, об этом постарается позаботиться и государственное телевидение, и государственное радио, и прочие средства массовой информации.



Вероника Боде: О том, почему россияне вытесняют из памяти события 19-21 августа 1991 года, косвенным образом свидетельствуют еще и такие цифры: 55 процентов опрошенных Левада-Центром сожалеют о распаде Советского Союза, и 56 процентов уверены, что его можно было бы избежать.


XS
SM
MD
LG