Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россия и Грузия обменялись военнопленными


Программу ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие корресподент Радио Свобода Коба Ликликадзе.



Дмитрий Волчек: В деревне Игоети, в 45 километрах от Тбилиси Россия и Грузия сегодня обменялись военнопленными. Российская сторона передала грузинской 13 военнослужащих и получила пятерых, в том числе двух пилотов, чьи самолеты были сбиты над грузинской территорией. Корреспондент грузинской службы Радио Свобода Коба Ликликадзе присутствовал при обмене.


Коба, обмен был первоначально назначен на воскресенье, но был сорван. В чем была причина? Грузинская сторона, видимо, была не уверена в точности списков.



Коба Ликликадзе: Да, я только знаю соотношение грузинской стороны, которая сомневалась, что это будет обмен по принципу "все на все". И, наверное, не было точных данных или же были сомнения, или же, я думаю, это было просто недоверие, а что оно присутствует, это видно на каждом шагу. Сегодня в 11 часов утра я разговаривал с секретарем Совета безопасности Грузии, господином Каха Ломая, который лично руководил с грузинской стороны обменом военнопленными, и он сказал, что, в принципе, все нормы соблюдены, кроме того, российская сторона и осетинская сторона дали слово, что если еще найдутся грузинские военнопленные, они будут предоставлены без всяких условий.


Обмен произошел в 11 часов на маленьком мосту в местности Игоети, которую сейчас журналисты уже начали называть последним рубежом соприкосновения грузинской полиции и российских военных. Были обменены 5 российских военных на 15 грузинских, 13 их них - военнослужащие, а двое - гражданские персонал, как нам разъяснила грузинская сторона.


До этого у меня была возможность поговорить в машине "скорой помощи" с полковником Игорем Зиновым - это пилот бомбардировщика Су-24, и майором Малковым Вячеславом. И у ваших радиослушателей будет возможность послушать голоса этих офицеров, которые сейчас, наверное, уже находятся или у себя на родине, или еще где-то поблизости. Они попали в плен 9 августа, 10 дней тому назад. Они очень сожалеют, что они попали в плен, что это было недоразумение. Они говорят о том, что Грузия и Россия - это не враги. Политики, на то их и избирали, чтобы они решали такой вопрос. И прощаясь с Грузией, они говорили долго сердечные и теплые слова. И я думаю, что это было, на самом деле, искренне сказано, потому что у обоих офицеров я заметил слезы на глазах. И я лично верю их словам.



Дмитрий Волчек: Коба, а каково самочувствие их? Ведь оба были ранены.



Коба Ликликадзе: У Зинова Игоря после падения со сбитого самолета, как он сказал, позвоночник поврежден так, что он больше не сможет быть пилотом. А полковник Вячеслав Малков тоже ранен, но, насколько я знаю, нетяжелые ранения. Во всяком случае, это уже не опасно для жизни, потому что если бы было так, то не стали бы их транспортировать на такую длинную дорогу. И все хорошо себя чувствуют, они все пришли в себя. Три солдата там были еще, которые попали в плен где-то 13 августа, под Игоети, то есть они потеряли курс и вместо Гори ехали и наткнулись на грузинский спецназ, который их арестовал. У них налицо были следы избиения, но также были избиты и грузинские военнопленные после пленения их, как они сами говорят, южноосетинскими военными. Но потом, когда их содержали во Владикавказе, они говорят, что российские военные с ними обходились нормально.



Дмитрий Волчек: Что они еще рассказывают о своем пребывании в плену?



Коба Ликликадзе: Я разговаривал только капралом Гочей Чачанидзе из второй пехотной бригады. Много не говорят. Говорят, что они были во Владикавказе, в маленьком военном госпитале, с ними обходились нормально. С ними были еще два военнослужащих грузинской армии, но все остальные были, наверное, в других местах. Поговорить с ними было очень сложно, потому что военная полиция Министерства обороны Грузии, по сути дела, не дала возможности с ними поговорить. У нас было буквально полторы минуты, чтобы поговорить с одним из них хотя бы. А мне посчастливилось поговорить с Гочей Чачанидзе, капралом, который говорил, что при пленении, естественно, избивали, но потом лечили в госпитале, нормальное было отношение.



Дмитрий Волчек: Коба, как сейчас обстоят дела с передачей тел погибших грузинских военнослужащих?



Коба Ликликадзе: Знаю, что патриарх Грузии вывез погибших, и среди них тоже было четыре солдата. Многие люди в Тбилиси, по всей Грузии ждут, ищут своих близких, родных. Я в Гори в госпитале наблюдал, как очереди стояли перед доской, где были списки.



Дмитрий Волчек: И сейчас у нас есть возможность послушать интервью с российскими пилотами, которые взял Коба Ликликадзе. Говорит полковник Игорь Зинов.



Коба Ликликадзе: Полковник, говорят, что это вы бомбили дома в Гори, рядом с танковой бригадой. Это правильно?



Игорь Зинов: Нет.



Коба Ликликадзе: А что вы бомбили, какую операцию вы совершали?



Игорь Зинов: Я ничего не бомбил, потому что был сбит, так как в первом заходе цель я не обнаружил.



Коба Ликликадзе: А если не бомбили, что делали?



Игорь Зинов: Я выполнил второй заход - и на втором заходе меня сбили.



Коба Ликликадзе: То есть готовились бомбить все-таки, да?



Игорь Зинов: Ну, должны были быть войска и боевая техника, но так как мы их не нашли по своим приборам, то пришлось выполнить повторный заход, в котором мы и были сбиты. Так что никого мы не бомбили.



Коба Ликликадзе: Полковник, когда вы узнали о том, что при бомбежке российской авиации погибли 20 человек в жилом доме, что вы чувствовали?



Игорь Зинов: Я чувствовал горечь и сожаление. Потому что мы такие же христиане, как и грузины, и я считаю, что такие конфликты должны решаться в первую очередь наверху, а уже в последнюю очередь военными методами.



Коба Ликликадзе: Какие ваши последние слова, покидая Грузию, грузинскому народу?



Игорь Зинов: Я благодарен грузинской медицине, потому что если бы не они, наверное, трудно было бы остаться живым. Я благодарен. Мы христиане. Спасибо вам.



Дмитрий Волчек: И еще одно интервью - с майором - Вячеславом Малковым.



Вячеслав Малков: Хорошо относились, даже очень хорошо. Ни одного плохого слова я не могу сказать ни про врачей, ни про охрану, ни в первом госпитале, ни во втором. Ничего плохого ни про одного человека, искренне говорю. Ну, случилось так в жизни, что ж теперь делать... Это я говорю, мне скрывать нечего.



Коба Ликликадзе: Считается, что Грузия - враг России.



Вячеслав Малков: Я не считаю. Просто недоразумение, страшное недоразумение. Причину должны найти высокие политики. На то мы их и избирали, на то и мы голосовали за них, чтобы они за нас думали. Я думаю, все будет хорошо, надеюсь. Россия и Грузия никогда не были врагами.



Коба Ликликадзе: Вот вы сейчас покидаете территорию Грузии, поедете домой. Что хотите сказать Грузии, грузинскому народу?



Вячеслав Малков: Спасибо за то, что сделали для меня. Второе, живите мирно, растите детей, берегите себя.



Коба Ликликадзе: Как в дальнейшем, что с вами будет, как вы думаете?



Вячеслав Малков: Мне бы хотя бы научиться ходить, а уж там... Не думаю ни о чем. Приеду - будем смотреть, что будет. Но летать я, естественно, уже все, раз сломанный позвоночник...



Дмитрий Волчек: С российскими офицерами, которые сегодня были обменены на грузинских военнослужащих, говорил Коба Ликликадзе.


XS
SM
MD
LG