Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Вердикт ФАС к компании "Мечел" оказался "профилактическим"


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Сергей Сенинский.



Александр Гостев : Федеральная антимонопольная служба России объявила вчера решение по результатам расследования бизнеса металлургической компании «Мечел», которую премьер-министр Владимир Путин недавно обвинил в завышении внутренних цен на коксующийся уголь. Вердикт антимонопольной службы оказался значительно мягче, чем предполагалось ранее, а его влияние на российский рынок, считают эксперты, будет, скорее, «профилактическим». С подробностями мой коллега Сергей Сенинский в традиционной «Экономической панораме».



Сергей Сенинский: Компания «Мечел» - крупнейший в России производитель коксующегося угля, внутренние цены на который ей предписано теперь снизить на 15%. Но следует ли понимать это решение Федеральной антимонопольной службы так, что в итоге получится некая «справедливая» цена для этого рынка в России сегодня? Руководитель аналитического отдела инвестиционной компании «Проспект» Дмитрий Парфенов:



Дмитрий Парфенов : С одной стороны, снижение этой цены на 15 процентов якобы свидетельствует о том, что эти цены будут паритетные, равные как бы среднемировой, но, по моим сведениям, это не совсем так. Поскольку "Мечел" лишь часть угля поставлял на открытый рынок, так называемый, внутренний рынок, и на нем как раз цены были чуть ниже, чем мировые, поскольку они не содержат в себе тариф на транспортировку. Соответственно, если мы к отпускным ценам из шахт "Мечела" добавим цены на транспортировку, то, да, тогда цены будут чуть выше даже, чем мировые.



Сергей Сенинский: После заявлений премьер-министра Владимира Путина о претензиях к компании «Мечел» её акции в течение всего нескольких дней подешевели почти вдвое. А сразу после объявления решения антимонопольной службы они повысились более чем на 5%. Заместитель директора аналитического отдела инвестиционной компании «Антанта-ПиоГлобал» Евгений Рябков:



Евгений Рябков : На мой взгляд, это такая мера профилактического характера. Если проследить всю цепь событий от заявления премьер-министра Владимира Путина, то мы увидим, что постепенно позиция чиновников была все мягче и мягче. В итоге все это вылилось в такое профилактическое наказание. Даже тот факт, что глава ФАС Игорь Артемьев называл цифру в 30 процентов, в итоге снизили ее до 15. И то, что штраф оказался в районе 33 миллионов долларов, это, конечно же, для "Мечела" несущественный фактор. Я думаю, что это предупреждение не только "Мечел", но и всем металлургам, чтобы более внимательно и осторожно подходили к политике ценообразования на внутреннем рынке. Потому что цепочка слишком длинна, и затрагивает уже стратегически важные отрасли такие как нефтянка, газодобача, что естественно и привлекла внимание государства.



Сергей Сенинский: Сколь «инфляционно» заметным в целом для внутреннего рынка России может стать выполнение «Мечелом» и другими поставщиками кокса предписаний антимонопольной службы?



Евгений Рябков : Я думаю, что одной из причин вмешательства государства, в лице Владимира Путина, в эту ситуацию, как раз была инфляция. Я думаю, что по цепочке цены несколько снизятся и на сталь, и на трубы, и дальше. Поэтому, безусловно, я думаю, что какое-то заметное влияние это окажет.



Сергей Сенинский: Велика ли доля кокса в общей цене производимой в России стали? Чтобы представить степень возможного влияния предложенных мер на общую инфляцию. Дмитрий Парфенов, компания «Проспект»:



Дмитрий Парфенов : По моим расчетам, вот это снижение на 15 процентов, на котором настаивает ФАС, оно приведет к снижению цены на сталь, но в пределах 2-3 процентов. Надо учитывать, во-первых, что это касается только, так скажем, доменной стали, которая получается по технологии доменного переплава. Соответственно, исходя из того, что в России по этой технологии производится не более 60 процентов стали сегодня, говорить о сколь-либо значимых снижениях цены для конечных потребителей этой стали, наверное, преждевременно. Те же тарифы растут быстрее для металлургов, те же транспортные расходы. Поэтому эти 2 процента - это не та величина, о которой можно мечтать для того, чтобы снизить инфляцию в стране. Все-таки эта мера может быть и необходимая, но далеко недостаточная, и далеко не единственная для того, чтобы снижать общее инфляционное давление.



Сергей Сенинский: В последние дни в Москве много говорят о том, расследование в отношении компании «Мечел» заставит российских поставщиков кокса или железной руды перейти на систему срочных контрактов с производителями стали, существующую в мире. Но ведь крупнейшие российские компании этой отрасли вертикально интегрированные - и сырье сами производят, и сталь из него выплавляют.


В чем тогда будет заключаться применение в России международной практики? Евгений Рябков, компания «Антанта-Пиоглобал»:



Евгений Рябков : Во-первых, не все российские компании можно назвать вертикально интегрированными. Потому что в составе тех или иных холдингов порой нет, например, сталелитейного дивизиона или добывающего дивизиона. Например, если взять "Распадскую", то это чисто угольная компания, а если взять Магнетогорский меткомбинат и Новолипецкий меткомбинат, у этих компаний в составе нет угольных активов. Взаимодействие таких компаний у этой практике будет направлено, в основном... Более того, не исключено, что такие контракты будут переходить не только из металлургической отрасли, но и взаимодействие литейных компаний с трубными компаниями. Также, скорее всего, будут переходить на такую практику. Возможно, и производители стального проката с машиностроительными компаниями. Я думаю, что это затронет этот рынок в глобальном смысле, может быть, не сразу, но постепенно.



Сергей Сенинский: Дмитрий Парфенов, компания «Проспект»:



Дмитрий Парфенов : Что касается сторонних потребителей того же коксующегося угля, того же "Евраз", "Распадской" или у "Мечела", то объемы, которые поставляются на этот рынок, не столь велики, не столь заметны будут участниками. Это, с одной стороны. А, с другой стороны, практически все металлурги, как правило, итак работают по долгосрочным контрактам. Потому что горизонт планирования в любом металлургическом производстве начинается от трех месяцев, то есть за три месяца до предполагаемой выплавки объемов стали, вы уже должны знать, какой это будет именно объем и, соответственно, под него рассчитывать объем закупаемого кокса на рынке. Поэтому говорить о том, что в России не использовались долгосрочные контракты, это неправильно. Они использовались. Другое дело, что цены на них корректировались с оглядкой на мировую конъюнктуру и, на мой взгляд, это правильно. Практика, когда мы будем искусственно регулировать цену на внутреннем рынке посредством таких директивных указаний, она, скорее всего, придет к тому, что просто базовые отрасли экономики будут немного снижать эффективность своей работы. И ничем хорошим это все равно не обернется.



Сергей Сенинский: После решения о компании «Мечел» Федеральная антимонопольная служба России, по словам её руководителя, в течение 10 дней завершит подобное расследование и в отношении двух других крупнейших в стране производителей кокса - компаний «Распадский уголь» и «Евраз Холдинг».



XS
SM
MD
LG