Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Президент Сирии предлагает разместить российские базы на территории своей страны


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие востоковед, профессор института востоковедения Ирина Звягельская.



Кирилл Кобрин : Президент Сирии Башар Асад прибывает с визитом в Россию. В Сочи он проведет переговоры с президентом России Дмитрием Медведевым. Перед поездкой Асад дал несколько интервью, в которых, в частности, высказался в поддержку действиям Москвы в отношении Грузии и выразил надежду, что сближению России и Запада пришел конец. Более того, Асад предложил использовать сирийский порт Тартусе для базирования российских военных кораблей в том случае, если им придется покинуть Севастополь. Он также не исключил возможности размещения российских ракетных комплексов «Искандер» на сирийской территории. Впрочем, он подчеркнул, что подобного рода запросов из Москвы еще не поступало. Московский востоковед, профессор института востоковедения Ирина Звягельская считает, что ничего нового в предложениях Башара Асада нет.



Ирина Звягельская : Надо прямо сказать, что вопрос об этой базе возник не вчера. Если мы посмотрим, что писали эксперты несколько лет назад, то вопрос о том, что нам необходимы порты и базы в теплых морях, они стояли постоянно, особенно с учетом сложного положения флота на Черном море. Сейчас, как вы знаете, ситуация еще более обострилась. Украина выдвинула целый ряд претензий. Но, так или иначе, это все затрудняет базирование. Поэтому обрести еще какую-то базу, которая, так сказать, кроме того будет способствовать продвижению в другие моря, что, собственно, происходит с флотом любых других крупных стран, это вопрос важный. Этим, кстати, определяется значимость Сирии. Один из факторов, который определяет их значимость для России, - это именно готовность Асада предоставить такое место.



Кирилл Кобрин : Но с точки зрения самого Асада это действительно тактическое заявление, какой-то его шаг в этой игре, либо это какой-то важный долгосрочный проект?



Ирина Звягельская : Я думаю, что с точки зрения Асада это предложение обеспечило бы ему большую уверенность. У него позиция сложная. Он вовлечен, как мы знаем, в достаточно сложный конфликт. Более того, Соединенные Штаты Америки все-таки относятся к нему с очень большим подозрением. И ему нужно балансировать. Ему нужно быть уверенным, что его позиции будут подкреплены. Мне кажется, что в этом плане это можно рассматривать как весьма долгосрочную идею.



Кирилл Кобрин : В этой игре есть еще очень важный и уже названный президентом Сирии игрок – это Израиль. У Израиля хорошие отношения с Россией. Россия рискует, таким образом, разместив базу на сирийской территории, ухудшить это отношение.



Ирина Звягельская : Я не думаю. Потому что Израиль прекрасно понимает, что если там будет размещена база, то она, прежде всего, будет обслуживать российские интересы, а вовсе не сирийские и не интересы других арабских стран. Это раз. А, во-вторых, в общем-то, я думаю, что объяснить Израилю, особенно в нынешней ситуации, зачем нам это надо, не составит большого труда.



Кирилл Кобрин : Иными словами, это предложение Асада не было, во-первых, неожиданным, а, во-вторых, не сыграет какой-то принципиально новой роли в ситуации на Ближнем Востоке, прежде всего, в отношениях Сирии, Ливана и Израиля?



Ирина Звягельская : Мне кажется, что само по себе предложение, поскольку об этом заговорил президент, может рассматриваться как новое. Я говорю о том, что в принципе уже высказывались, что было бы хорошо, чтобы это было. Так что, с этой точки зрения в этом нет большой неожиданности, что этот вариант, так или иначе, прокручивается.


Что касается ближневосточного конфликта, мы все-таки говорим о нем, мне кажется, что здесь не надо это все-таки связывать напрямую. Я еще раз говорю, что если там и будет российская база, ее задача не сводится к тому, чтобы обслуживать интересы арабских государств или кого бы то ни было еще.


XS
SM
MD
LG