Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Александр Гольц: "Единственный смысл нахождения постоянной эскадры России в Сирии – это противостояние с 6-м флотом США"


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода.



Кирилл Кобрин : Подробнее о военном и военно-политическом аспекте предложений Сирии и перспективах размещения российских ракет и кораблей на сирийской территории я побеседовал с заместителем главного редактора сетевого ежедневного журнала, военным экспертом Александром Гольцем.


В предложении сирийского президента есть две составные части. Первая – это предложение предоставить сирийский порт для того, чтобы там базировались корабли российского флота. Вторая часть – это о возможности, правда, довольно туманной, отдаленной, размещение ракетных комплексов «Искандер». Давайте начнем со второго. Что это за ракетные комплексы? И на кого их следует или можно нацелить из Сирии?



Александр Гольц : Ракетные комплексы «Искандер» - это тактические ракетные комплексы с дальностью 280 километров. Правда, ходят упорные слухи, что при модернизации дальность можно увеличить до 500 километров.



Кирилл Кобрин : То есть иными словами дальше территории ближайших стран, то есть Ливана и Израиля эти ракеты не полетят, даже если они будут реконструированы?



Александр Гольц : Наверное, при определенных обстоятельствах их можно нацелить против кораблей 6-го американского флота.



Кирилл Кобрин : Давайте тогда перейдем к флоту. Насколько российский флот нуждается в такой базе в сирийском порту?



Александр Гольц : Я думаю, что он нуждается в такой базе только в том случае, если мы считаем возможным и необходимым вернуться к тому, чтобы содержать на постоянной основе средиземноморскую эскадру. Как вы знаете, такой опыт был в 70-е и начала 80-х годов. Большого смысла военного в этом я не вижу. С некоторого времени российская политика в военной сфере во многом сконцентрирована именно на пиаре. А это был бы такой хороший символ, очередное доказательство того, что Россия встает с колен.



Кирилл Кобрин : Так же как и Черное море, Средиземное море – это такое внутреннее озеро, на самом деле, которое замкнуто с одной стороны Стамбулом, а с другой стороны Гибралтарами. Естественно, что российский флот, оказавшись там, будет заперт.



Александр Гольц : Единственный смысл нахождения там постоянной эскадры – это противостояние с 6-м флотом. Вот когда был Советский Союз, мы всерьез предполагали возможность большой войны, то военные стратеги исходили из того, что с кораблей 6-го флота могут подняться самолеты, носители ядерного оружия, для нанесения ударов по Советскому Союзу, и быть осуществлены пуски ракет с подводных лодок. Большого смысла сейчас существования такой эскадры я не вижу.



Кирилл Кобрин : Некоторые эксперты, правда, не военные, а в основном политологи, говорят о том, что перебазирование или открытие российской военной базы в сирийском порту станет некоторым ответом на те неприятности, которые у российского Черноморского флота с базированием в Севастополе происходят.



Александр Гольц : Надо все-таки понимать, что база на сирийском побережье потребует гигантских вложений для того, чтобы хотя бы в минимальной степени соответствовать тому, что Россия может потерять в Севастополе.



Кирилл Кобрин : Вы, как военно-политический эксперт, если хотя бы одно из этих предложений будет обсуждаться и будет достигнута договоренность между Сирией и Россией, кто от этого больше выиграет Россия или Сирия в военно-политическом плане?



Александр Гольц : Я думаю, конечно, что в большей степени Сирия. Ну, не секрет, что в отношении этого государства имеются большие претензии у многих стран. И вот сейчас как-то получается, что в момент напряженности между Россией и западными странами вокруг войны в Грузии, эти страны, как теперь их политкорретно называют «проблемные страны», они очень бы хотели получить Россию в качестве своего вождя.



Кирилл Кобрин : Российское руководство в последнее время очень часто использует такое словосочетание «ассиметричный ответ» - ассиметричный ответ на размещение системы ПРО и так далее. Так вот, может быть, этот шаг и есть один из типичных для российской внешней политики последнего времени ассиметричных ответов?



Александр Гольц : Только с военной точки зрения он вполне бессмысленный. Потому что даже если допустить, что мы получим базу на сирийском побережье, корабельный состав Черноморского флота не сопоставим с мощью 6-го флота США. Угрозы сколько-нибудь серьезной он для этого флота представить не может. Так что, этот ассиметричный ответ, как замечу, и большая часть наших ассиметричных ответов носит пропагандистский характер, ориентированный на внутреннюю российскую аудиторию.


XS
SM
MD
LG