Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как сделать регион центром прикладной науки. Опыт штата Аризона


Ирина Лагунина: Долгое время американский штат Аризона был известен сельскохозяйственной и горнодобывающей промышленностью. Однако в последние десятилетия благодаря созданию эффективно работающей системы R & D ( research and development – исследования и разработки), научные центры штата превратились в лидеры мировой фундаментальной и прикладной науки. О том, как это происходило, рассказывает доктор физико-математических наук, профессор математики Аризонского университета Ильдар Габитов.


С ним беседует Ольга Орлова.



Ольга Орлова: Ильдар, серьезные преобразования в области науки и технологии в штате Аризона начались не так давно, а результаты знает почти весь мир. Как так получилось?



Ильдар Габитов: Серьезные преобразования начались чуть раньше, они начались после запуска спутника.



Ольга Орлова: То есть это были 50 годы?



Ильдар Габитов: Да, была принята правительственная программа и началась перестройка системы образования американской. Поэтому запуск спутника очень большое влияние оказал на развитее системы образования в Америке.



Ольга Орлова: Россия запустила спутник, а Америка сделала соответствующие выводы.



Ильдар Габитов: Совершенно верно. В 60 годы в штате Аризона созрело понимание того, что необходимо перестроить промышленность штата Аризона, которая в основном до этого была сельскохозяйственной и ориентирована была на горнодобывающую промышленность. Там колоссальное количество месторождений золота, серебра, меди, многих цветных металлов. И вот в 60 годы возникло понимание, что нужно внедрять научные технологии и это совпало по времени с тем, что в окрестностях города Туссен, Феникс крупные американские компании построили свои филиалы и в тот момент ясно возникло понимание о том, что необходимы специалисты в области оптики, оптоэлектроники, интегрированных оптических систем. Предварительный анализ показал, что специалистов мало.



Ольга Орлова: В Америке имеется в виду.



Ильдар Габитов: И было принято решение построить оптический центр в городе Туссен при университете Аризоны. Сейчас таких оптических центра три в Туссене, университет Аризоны, университет Флориды около города Орландо и третий знаменитый университет в штате Нью-Йорк.



Ольга Орлова: Там был исследовательские центры или там шла подготовка специалистов, аспирантов? Была ли там преподавательская деятельность?



Ильдар Габитов: Основное назначение этих центров было подготовить специалистов этой области, мастеров и докторов философии.



Ольга Орлова: В России это соответствовало бы старшим курсам университета и аспирантура.



Ильдар Габитов: Совершенно верно, это аспирантура. Аспирантура двухступенчатая, первая степень мастера получают студенты, и вторая степень после того, как они получили степень мастера и выдержали экзамен вступительный на следующий уровень, они поступают на программу доктор философии, и обучение занимает пять лет после того, как они получат бакалавра. То есть в среднем на обучение уходит 9 лет.



Ольга Орлова: Если речь идет о 60 годах, в основном это были американские студенты и аспиранты, поскольку тогда поток иностранных студентов и аспирантов в Америке был не так силен. И тогда основу составляли американцы.



Ильдар Габитов: Это правильно. Ясно, что задачу подготовки кадров нельзя решать просто, готовя эти кадры, она многоплановая задача. Там должна развиваться наука, должны существовать механизмы привлечения студентов. Потом отличительная особенность высоких технологий состоит в том, что зазор между научным открытием и применением на практике в наши дни очень мал. Иногда это четыре буквально месяца или полгода. Поэтому развитие фундаментальной науки является абсолютно необходимым и существенным компонентом в всей этой цепочке. Кроме того, американская система построена таким образом, что профессора, которые обучают студентов, им разрешается 25% своего времени работать где-то на стороне. Это могут быть компании, это может быть своя собственная компания. И на многих факультетах, например, электромеханические или электроинженерные факультеты огромное количество разного рода факультетов, ориентированных на биологию, оптический центр Аризонского университета. Профессора этих учреждений, они создают свои компании мелкие. И зачастую заработная плата на этих компаниях превышает профессорскую, но быть профессором - это очень престижно. Это, во-первых, обеспечивает приток грантов, это создает некие преимущества порой для того, чтобы привлекать венчурных капиталистов, фонда венчурных капиталистов. И кроме того университет оказывает юридическую поддержку, берет на себя часть патентных расходов, на льготных условиях предоставляет площадь и оборудование, которое зачастую является очень дорогим и мелкая компания не может осилить.



Ольга Орлова: То есть таким образом получается, что университет всячески способствует технически как может, не финансирует сам коммерческий процесс, запуск, но он пытается сделать все возможное, чтобы произошло.



Ильдар Габитов: Совершенно верно. И вокруг этих университетов расцветает промышленность. Мы очень хорошо знаем, что в Кремниевой долине произошло. То же самое, там были созданы льготы, были созданы льготы патентные, результат виден всем. Кроме того, я приведу пример, который корнями в далекое прошлое уходит. Столицей штата Нью-Мексико является город Санта-Фе. Давным-давно была возможность, были выделены федеральные деньги, можно было построить тюрьму или можно было построить на эти деньги университет. В то время руководство города, по крайней мере, так гласит легенда, выбрало тюрьму, а университет появился позже в городе Альбукерке. Сейчас город Альбукерке - это мощный развивающийся город, наверное, один из самых бурнорастущих городов в Америке. Я там довольно часто бываю и каждый раз вижу, как развиваются новые компании новые здания. И все это возникает вокруг университета, не все но, по крайней мере, университет сыграл огромную роль. В Туссене тоже - это динамичный, развивающийся город, градообразующими предприятиями являются крупнейшая авиабаза и университет. Благодаря университету, в частности, благодаря университету бизнес приходит с двух сторон ,то есть это и большой бизнес и снизу произрастает. Недавно конгрессменом штата Аризона была выбрана женщина и на встрече с профессорами университета она рассказала о том, что группа людей, в частности, она представляют интересы и лоббируют создание нового агентства в Соединенных Штатах с достаточно такими большими финансовыми возможностями, который будут заниматься разработками возобновляющихся источников энергии. В частности, солнечных батарей. Сейчас видна динамика, немецкие компании потянулись в район города Туссена, американские компании, этот сектор начал развиваться. Поэтому, отвечая на ваш вопрос о роли университета, является ли это только образование, да, образование, безусловно, важно, но как правило, это влечет и развитие промышленности, развитие науки, это такая многоплановая задача выполнятся. Кроме того, штат преображается. Это чистое производство, меняется облик, модернизируется, в более пристойный вид приводятся старые шахты заброшенные, которых довольно много в тех краях. Это очень важный процесс.



Ольга Орлова: Вы описали картину как вокруг университета вырастает целая сложнейшая научно-технологическая экосистема и даже не только научно-технологическая, бизнес-технологическая. Как это все взаимодействует в смысле управления, как с друг другом связываются такие сложные структуры и в общем-то неповоротливые? Потому что, согласитесь, что вообще образование представляет консервативную структуру. Недаром в Англии есть знаменитая поговорка: легче перенести кладбище, чем реформировать академические программы. Такое развитие требует и пересмотра учебных курсов, и юридически нужно все время быть подвижным. Как эти сложные частички конструктора, как они укладываются друг с другом?



Ильдар Габитов: Во-первых, сейчас бурно развивается оптика очень маленьких размеров, нанофотоникой называется. У нее довольно большие возможности, они уже используются, и ведется очень широкий круг исследований в этой области. И как правило, такие исследования сопровождаются патентной защитой университета. Получения патента для, скажем, профессора или для компании, в которой он работает – это дорогостоящее мероприятие, который требует существенных возможностей, и университет в этом оказывает юридическую поддержку и финансовую поддержку.



Ольга Орлова: Дорогостоящий порядок вы можете сказать примерно?



Ильдар Габитов: Это все зависит от того, какого уровня патент, то есть это патент внутри государства или международный патент. Сумма может сотни тысяч долларов составлять. Поэтому, безусловно, университет оказывает юридическую поддержку, предоставляется возможность работать на оборудовании мелким компаниям, которые вокруг университета строятся. И кроме того, очень большое внимание уделяется приему на работу профессоров. Система устроена следующим образом. На том же оптическом центре есть профессора, которые в штат входят и есть профессора, которые работают на «мягких» деньгах из грантов. Так вот те профессора, которые входят в штат, они делятся на три категории - это ассистенты, они принимаются на работу, через три года рассматривается вопрос о продлении контракта с этим профессором на следующие три года. Если такое решение принимается по истечению шести лет, специальная комиссия изучает деятельность этого профессора, дальше происходит голосование и после этого ему дается постоянное место работы, и он переводится в разряд ассоциированных профессоров. На самом деле это постоянный профессор, он уже очень защищен, просто изгнать из университета нет. Если он успешен, хорошо работает, выдает научную продукцию, то через некоторое время, которое нерегламентировано, он может стать полным профессором. Но существует еще следующая категория – это институтские профессора, но также существует категория, которая создается на пожертвования от крупных компаний или просто от богатых людей. В этом случае профессору вместе с позицией очень часто выдается некоторая сумма, он может оперировать, эта позиция очень престижная и почетная, и профессор носит имя либо компании, либо конкретного человека который финансировал создание этой ставки. Поэтому важным компонентом является создание профессорского корпуса и американский профессор очень защищен. Его мнение может не совпадать с мнением администрации, очень немного рычагов существует давления на профессора, потому что администрация меняется, профессор остается. Кроме того, существует совет управляющих директоров, куда входят почетные люди, не связанные напрямую с университетом, определяющие политику университета.


XS
SM
MD
LG