Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

О причинах запрета московскими властями памятных мероприятий в честь годовщины победы над путчем



Владимир Кара-Мурза: Сегодня спустя 17 лет после августовского путча 91 года большинство россиян оценивают те события как эпизод борьбы за власть в высшем руководстве страны, где правотой не обладала ни та, ни другая сторона. Такие данные приводит аналитический центр Юрия Левады. Более того, по данным исследователей, более трети россиян вообще не поняли, что тогда произошло. 34% опрошенных граждан России считают путч трагедией, имевшей гибельные последствия для страны и народа. Лишь 11% уверены, что в 91 году произошла победа демократической революции, покончившая с властью КПСС. О причинах запрета московским властями ряда памятных мероприятий в честь годовщины победы над путчем говорим с ветераном обороны Белого дома Михаилом Шнейдером. Расскажите, почему привычное шествие, которое всегда мы ждем 22 августа, на этот раз не состоится?



Михаил Шнейдер: Трудный вопрос. Я последние несколько лет сталкивался постоянно с препятствиями мэрии в проведении тех или иных акций. Да не только я, мои друзья, как вы знаете, запрещали «Марши несогласных», были трудности с проведением массовых акций в прошлом году во время избирательных кампаний. Но то, что впервые за 17 лет мэрия не согласовала в полном объеме наши традиционные мероприятия, которые проводят защитники Белого дома, для меня это было просто шоком. Как вы знаете, может быть наверняка наши слушатели знают, мы проводим ежегодно, 22 августа отмечаем День российского флага. Дни попадают и будничные, и воскресные. Несмотря на то, что это лето, несмотря на то, что люди в отпусках, все-таки от тысяч до двух тысяч человек участвуют в наших акциях обычно. Причина, которая названа на этот раз, совершенно не имеет отношения к действительности. Нам сказали, что мы будем препятствовать движению транспорта. Там улица пересекается Новый Арбат, когда эта колонна движется, пересекается буквально в течение 10 минут, люди проходят, движение открывается. Там движение действительно перекрывается на мосту, но это минут 40-45 - это раз в год бывает, это не раз в неделю, раз в месяц, это раз в год - это праздник. Как мы знаем, мэрия проводит в День города массовые мероприятия, перекрывают Тверскую улицу на целый день. Но я совершенно не понимаю мотивов мэрии. Они нам предложили вместо нашего традиционного шествия от Горбатого моста до места гибели защитников Белого дома предложили, если вы хотите шествие, пройдите по набережной Тараса Шевченко. Это издевательское, на мой взгляд, предложение.



Владимир Кара-Мурза: Член бюро Объединенного гражданского фонта Александр Осовцов, бывший депутат Госдумы, бывший депутат Моссовета, ветеран обороны Белого дома, констатирует измену Кремля заветам 91 год.



Александр Осовцов: Я думаю, что нынешняя российская власть к событиям 19 августа 91 года относится со страхом и отвращением. С отвращением, потому что те идеалы, которые сколь бы абстрактны, по-разному толкуемы ни были, они неприемлемы. А со страхом, потому что их предметно практическая политика настолько противоположна к тому, к чему стремились, не только декларировали, но и реально многие стремились тогда, что любое новое, даже небольшое движение в том направлении, вызывает у них панику.



Владимир Кара-Мурза: Под какими лозунгами вы собираетесь провести свои мероприятия? Не секрет, что все организаторы этого митинга подписали письмо с осуждением политики России на Кавказе.



Михаил Шнейдер: Вы знаете, из организации, это немножко другой сюжет и, тем не менее, естественно, когда мы подавали уведомление, это было 7 августа, фактически за день до войны. И мы не предполагали, что вооруженный конфликт, который произошел, станет основной темой нашей акции. Я просто хочу напомнить, что, тем не менее, естественно мы будем подавать в суд заявление об оспаривании действий мэрии, незаконного запрещения нам шествия, мы будем оспаривать в суде. Тем не менее, оргкомитет, в который вошли представители разных политических сил Москвы - это Союз правых сил, представители молодежного «Яблока», Объединенного гражданского фронта, российского Народно-демократического союза Касьянова и бывшие Республиканская партия России, то есть практически все демократы Москвы. Все-таки мы решили в этот раз принять условия мэрии и проведем митинг на месте сбора фактически у Горбатого моста. Поэтому я, пользуясь случаем, хотел бы пригласить москвичей, те 11%, которые считают эти события революцией, день рождения новой России, пригласить, вот эти 11% россиян и 11% москвичей на этот митинг. Как известно, 11% для Москвы это огромная цифра - это 650 тысяч человек, конечно, Горбатый мост не вместит такое количество, но хотя если вы придете, мы будем очень рады. Ждем вас в пятницу 22 августа на Горбатом мосту возле Дома правительства.



Владимир Кара-Мурза: Руслан Хасбулатов, бывший председатель Верховного совета РСФСР гордится плодами августовской победы над ГКЧП.



Руслан Хасбулатов: Современные власти относятся к ГКЧП как к эпохе Александра Македонского. Это когда-то было, к современной власти это не имеет никакого отношения. Поэтому ни радоваться, ни печалиться не стоит. Конечно, это весьма наивное, очень простодушно отношение. Потому что если бы не было тогда этих событий, если бы мы не сломали хребет ГКЧП, я так полагаю, как бы ни развернулась история СССР или без СССР, во всяком случае современных правителей во власти не было бы никого абсолютно. Поэтому они должны быть благодарны нам и мне в том числе, которые в конечном счете возвели их на трон. Но они этого не понимают, они считают, что как древнеегипетский бог, что сами себя породили. Вот такое наивное представление у современной власти.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Тулы от радиослушателя Николая.



Слушатель: Добрый вечер. У меня два вопроса гостю Владимира. В России не было ни реституции, ни люстрации. Возможно ли при таких условиях считать, что была победа над путчем? И второе: после демократической революции у власти должны находиться демократы. Почему в России власть перешла к чекистам?



Михаил Шнейдер: Давайте я начну с ответа на второй вопрос, почему власть перешла чекистам. Потому что, почему мы называем победой то, что произошло в августе 91 года? Мы получили в результате августовской революции, главное, что мы получили – это свободу, это свободные выборы. Благодаря этим свободным выборам власть, к сожалению, перешла к чекистам. Я бы так ответил на этот вопрос. Но одновременно наша победа в августе 91 года дает нам шанс что мы власть от чекистов заберем.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Армавира от радиослушателя Сергея.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Прошло 17 лет с этого знаменательного события, уже родилось новое поколение, которое вообще об этом ничего не знает и, честно говоря, к сожалению, знать не хочет. У меня такое впечатление складывается, что в наше информационное время это буквально несколько строчек в учебниках, в Интернете прочитают. Стоили те трое убитых, которые под танками погибли, чтобы сегодня российские танки двинулись на Грузию под якобы предлогом, что освобождают Абхазию Южную и Абхазию. Скажите, пожалуйста, было такое понятие ползучий невидимый путч, по-моему, он победил.



Михаил Шнейдер: Я с вами абсолютно согласен. С моей точки зрения, основные лозунги и основные пункт программы ГКЧП, которые они на своей пресс-конференции знаменитой представили, они на самом деле реализованы. Я с горечью вынужден сказать, что да, вы абсолютно правы, произошел переворот, я его для себя называю ГКЧП-3. Если первый был в августе 91 года, попытка вторая была в октябре 93 года, то сейчас наконец-то ГКЧП-3, государственный переворот совершен, и он собственно, плоды его сейчас видим.



Владимир Кара-Мурза: Вдова академика Сахарова Елена Боннэр видит новую политическую угрозу для России.



Елена Боннэр: Мы, начиная с 19 августа того года, когда мы, нас не так уж много было, остальные равнодушны, но мы, которых больше было, чем сегодняшних антивоенных пикетов на порядки, мы поверили. Нас как лохов обошли. И нынешнее поколение будет жить при фашизме. Но не надо слово фашизм понимать так, что это будет калька 33-45 года в Германии. И мы уже имеем это. Я сейчас в ужасе от отношения к Грузии и грузинам, которое вспыхнуло в людях.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Волгоградской области от радиослушателя Владимира.



Слушатель: Здравствуйте. Уважаемый Михаил, а вы не считаете, что 4 октября все завоевания августа пошли прахом?



Владимир Кара-Мурза: Давайте подождем 4 октября, будем вспоминать октябрьские события.



Михаил Шнейдер: Нет, не считаю. Я считаю, что в октябре 93 года произошла попытка фашистского переворота в России. И эта попытка была подавлена. К сожалению, она была подавлена не очень конституционными средствами. Но поскольку я был непосредственный наблюдатель, не только наблюдатель, но и непосредственный участник событий, я тогда работал в мэрии советником мэра Москвы, поэтому достаточно хорошо информирован был. Я видел честные попытки Ельцина и его команды договориться с командой Верховного совета. К сожалению, этого не случилось и не по вине президента, скорее по вине Хасбулатова и Руцкого.



Владимир Кара-Мурза: Вернемся к вашему запрещенному шествию. Его организаторы выразили свой протест московским властям.



Михаил Шнейдер: Мы от имени оргкомитета обратились к москвичам. Что касается протеста, то как я уже говорил, это будет заявление в суд, обжалование действий. В обращении к москвичам мы говорим о том, что сейчас память о нашей общей победе 91 года, именно сейчас она нам необходима, потому что Россия перестала быть свободной страной. У нас подавлена свобода прессы, собраний и политической деятельности. Не действуют законы, люди не защищены от самых различных форм произвола. Бесправие граждан, бесправие россиян самым ярким образом проявилось в последние дни, когда власти, грубо нарушив правовые нормы и не получив согласия верхней палаты парламента, ввязались в военную авантюру в Грузии. Сейчас, когда наши гражданские права попраны, в память о событиях 19 августа заставляют нас вновь сплотиться и выйти на улицы для того, чтобы потребовать возврата гражданам утраченных прав и свобод.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Петра.



Слушатель: Добрый вечер. Скажите, пожалуйста, почему символикой России выбран тирколор, византийский герб и гимн Советского Союза, что тут демократического? И второй вопрос: в обращении к советскому народу 20 августа говорилось следующее: «Растоптаны результаты общенационального референдума о единстве отечества, циничная спекуляция на национальных чувствах лишь ширма для удовлетворения амбиций. Ни сегодняшние беды российского народа, ни их завтрашний день не беспокоят политических авантюристов». Что вы можете сказать по этим двум вопросам?



Владимир Кара-Мурза: Это, очевидно, «Слово к народу» процитировал наш радиослушатель.



Михаил Шнейдер: Я не совсем понял, пока думал над вторым вопросом, почему он появился, что за обращение 20 августа к россиянам. Давайте я попробую ответить так, как я понял вопрос. Видимо, имеется в виду, может быть я неправильно понял, но давайте скажу, как я понял. Видимо, имеются в виду результаты мартовского референдума о сохранении обновленного СССР 17 марта 91 года. Да, были результаты этого референдума. Но известно так же, что, помните, как был составлен вопрос очень хитро, и на этот вопрос даже люди демократических убеждений вынуждены были отвечать, он был составлен таким образом: хотите ли вы быть богатым и здоровым, а не бедным и больным. Видимо, люди будут отвечать богатым и здоровым. Хотелось бы напомнить, что результаты референдума в разных республиках были совершенно разные. И на Украине, в Грузии и во многих других республиках большинство избирателей не поддержало богатую жизнь в обновленном союзе. Потому что все помнили, что такое на самом деле союз и что такое на самом деле дружба народов. Про символику, вы знаете, эти символы друг другу не соответствуют. Если символ России триколор, почему был выбран триколор - это, видимо, противовес красному флагу, который в начале 90 годов вызывал реакцию отторжения у большинства здравомыслящих граждан России. Не знаю, это история, можно найти в Интернете, найти старые подшивки газет, я не особенно на эту тему размышлял. Что касается советского гимна – это, конечно, нонсенс. Я убегаю из комнаты, когда начинает играть гимн, я не могу его слушать.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Владимира Ивановича.



Слушатель: Страна, добрый вечер. У меня три небольших вопроса. Да здравствует свободная единая Грузия. Второй вопрос: Путин начинал свою карьеру президента со взрывов домов. Я не понимаю, какой смысл ему подставлять вновь избранного президента, начинать никому ненужную войну, оккупационную войну. И третий вопрос, что эта война начинается не против Грузии, но и непосредственно против меня как гражданина российской федерации. На всех уровнях. Я приезжаю в Москву, и стоит милиционер с автоматом, скорострельность выстрела которого 600 выстрелу в минуту.



Владимир Кара-Мурза: Очевидно, это один из ваших потенциальных участников митинга. Вернемся к вопросу, будут, очевидно, стихийно звучать антивоенные лозунги на этом митинге.



Михаил Шнейдер: Я бы хотел, думаю, что будут обязательно, потому что среди членов оргкомитета у нас представители антивоенного движения в Москве, Сергей Давидец и другие ребята. Я бы хотел ответить на вопрос слушателя. Я не хочу касаться взрывов домов и лозунга «Да здравствует единая Грузия». Я считаю, что грузины должны сами разобраться в том, что у них произошло в стране и со своим президентом. Если они ему доверяют, то они его изберут, если нет, то нет. Не хотел бы касаться роли нашего бывшего президента во взрывах домов. Дай бог, когда-нибудь у нас в стране будет свободный суд, а я в это верю, то суд должен разобраться в степени вины. Но что сейчас уже очевидно, это то, что случилось в Южной Осетии – это полный провал внешней политики России последних лет. Я напомню, что эта политика возрождалась под руководством Владимира Владимировича Путина, она была основана на возрождении агрессивной стилистики, бряцании оружием, на провокациях, на готовность ввязываться в силовые действиям. И личную ответственность за этот провал как раз несет Владимир Владимирович.



Владимир Кара-Мурза: Философ-публицист Виктор Аксючиц, бывший депутат Верховного совета России, разочарован в идеалах августа 91-го.



Виктор Аксючиц: 19 августа 91 года произошла реальная народная революция. Абсолютное большинство страны и это было явно в Москве вокруг Дома советов, отринуло коммунизм. И в этом смысле гэкачеписты не имели никаких шансов. Но, к сожалению, как это бывает в истории, вместо чаяния народа у власти утвердился режим либерал-большевистский, который принес новые бедствия и разрушения России. И современный режим, начиная с Путина и продолжаемый сейчас, я бы назвал попыткой восстановить российский традиционный государственный режим. Мы сейчас живем в ситуации, когда возрождается подлинная Россия. Да, у нас много может быть претензий к тому, что происходит, да, мы можем констатировать много неудач и много ошибок. Но то, что сейчас происходит, не имеет никакого отношения к тому, что творилось до 91 года и начиная с 91 года, до 2000 года в России.



Владимир Кара-Мурза: Заговорили о роли нынешнего премьера, как идеологе российской внешней политики. В каком это документе содержится?



Михаил Шнейдер: Это сегодня утром было опубликовано заявление группы российских политиков и общественных деятелей известных. Достаточно сказать, что его подписали Никита Белых, председатель партии Союз правых сил, подписали аж три известных человека, известных представителя «Яблока» - это Ермоленко, самарское отделение «Яблоко», Максим Резник из Петербурга и Илья Яшин, лидер молодежного «Яблока», подписал Гарри Каспаров, подписал Борис Немцов, подписал член президиума Народно-демократического союза Иван Стариков и многие другие. Вот это заявление сегодня впервые появилось на сайте «Демократ.инфо» - это сайт объединенных демократов. Как вы знаете, сейчас группа демократических политиков и общественных деятелей готовят общероссийский съезд демократических сил. Простите, еще забыл сказать, подписал известный правозащитник Лев Пономарев.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Виктора Ивановича.



Слушатель: Добрый вечер. Вопрос к вам, Михаил. Скажите, пожалуйста, в 91 году, когда десятки тысяч москвичей собрались на Лубянской площади, и когда чекисты понимали, что будет захвачено здание на Лубянской площади, договорились со Станкевичем, и он уговорил не проводить никаких захватов здания.



Владимир Кара-Мурза: Почему после сноса памятника Дзержинскому вы не пошли дальше?



Михаил Шнейдер: Там немножко по-другому развивались события. Я не знаю, кто с кем договаривались. Началось с того, что мы с Аликом Осовцовым, интервью которого вы только что слышали, мы с ним так оказалось волею судьбы шли во главе колоны, которая 22 августа несла стометровый флаг. И войдя на Красную площадь, мы посмотрели друг на друга, и Алик спросил: «Что дальше делать? Куда идти дальше?». Я подумал и говорю: «Давай свернем налево на Лубянскую площадь». Мы с Красной площади свернули на Лубянку. Пока мы шли, мы поняли, что это довольно такое оплошное решение, потому что народ, который, стотысячная масса людей радостных, которые шли за ними, они могли быть настроены достаточно критично по отношению к зданию КГБ. Но, слава богу, бог миловал. Когда мы вошли сюда, вот это упоение победой, эти радостные чувства, которые были у людей, чувство злобы или чувство ненависти были подавлены. Масса людей была настроена абсолютно дружелюбно и никакого желания нападать, захватывать здание КГБ, никаких таких желаний у людей, слава богу, не оказалось. И когда мы входили на Лубянскую площадь, решили лучше сосредоточить людей вокруг памятника Дзержинскому. Если бы у людей в этот момент возникли какие-то импульсы разрушительные, то лучше направить на символ КГБ, на символ Советского Союза, этого тоталитаризма, на этот памятник. Собственно так и оказалось, что все было сделано так, как это было сделано, и все, слава богу, закончилось нормально, памятник был снесен.



Владимир Кара-Мурза: Бывший мэр Москвы Гавриил Попов больше не считает стан августовских победителей единым лагерем.



Гавриил Попов: Современная наша номенклатура, конечно, считает себя наследницей победителей, она не любит быть наследницей проигравших. А вот в отношении кого именно из победителей - требуются серьезнее уточнение. В августе закончилась народная революция 89 года и единый фронт всех антикоммунистических сил подвел черт под той частью КПСС, которая не хотела реформ. Но к власти пришла другая часть КПСС, худшая по профессиональной подготовке, худшая по моральным качествам, худшая по уровню знаний, но готовая к переменам и преобразованиям. Поэтому завершение революции в 89 года было победой реформаторской части КПСС. Но реформаторская часть КПСС после августа не могла в одиночку править страной, она вступила в союз с олигархами и с рядом либеральных сил, прежде всего западнического типа. А современная наша номенклатура настолько прочно утвердилась, что она избавилась от всех попутчиков и союзников.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из подмосковного Королева от Валерия Аркадьевича.



Слушатель: Добрый вечер. Наши офицеры, и я внимательно события наблюдал, начиная с 85 года. И то, что было шито белыми нитками, для нас было достаточно понятно. Что же касается того же ГКЧП, не такое событие, чтобы о нем так говорить - это инсценировка, безусловно, и дальше события были управляемые. Возвращаясь к той толпе, которую вы хотели сказать, что толпа, ваш гость, потом оговорился – группа народа или другое какое-то слово, но на самом деле была организованная по специальным методикам толпа, которая руководилась отдельными лицами. Но я хочу сказать главное: на сегодняшний день, как Аксючиц сказал, что свершились чаяния народа, надо понимать, что это глубочайшее заблуждение, но оно не то, что искреннее, это фишка, которую надо сейчас озвучивать.



Михаил Шнейдер: Видимо, вопроса не прозвучало, я бы хотел дать свой комментарий. Я категорически не согласен с уважаемым офицером, я не знаю, бывшим или нынешним из города Королева. Никакая это не была толпа. Если бы это была толпа и тем более организованная по специальным методикам, то тогда бы эта толпа снесла бы к чертовой матери и КГБ, и я не знаю, еще какие-то ЦК КПСС захватила бы и так далее. Никаких там не было специальных методик. Поверьте мне, те люди, которые были во главе демократического движения, и Лев Пономарев, и Юрий Афанасьев, и Андрей Сахаров, Гавриил Харитонович Попов, Глеб Павлович Якунин не знали никаких специальных методик, они не обучались ни в каких ЦРУ, не дай бог, МИ-6, МИ-5. Это были обычные люди, обычные граждане, историки, физики, священнослужители. Это была не толпа - это была группа и масса граждан российских граждан, которые почувствовали впервые в своей жизни, наверное, что они не быдла, что они зависят история их страны, в которой они живут и они действительно могут что-то сделать. Это не была никакая толпа.



Владимир Кара-Мурза: Тогдашний народный депутат СССР писатель-историк Рой Медведев понимает сегодняшнее поведение обитателей Кремля.



Рой Медведев: Российская власть считает себя новой Россией, она не хочет себя связывать полностью ни с советской, ни с имперской властью, но она устанавливает такой принцип, что мы должны взять все ценное из истории старой России и Советского Союза и тех лет, которые прошла новая Россия и в эпоху Ельцина, и в эпоху Путина. Поэтому нельзя однозначно ответить, чьей наследницей является современная Россия, она наследница всех эпох. Но конечно, новая Россия осуждает ГКЧП. Оценка событий 19 августа в нашей официальной печати и большей части прессы, кроме коммунистической прессы, негативная.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Калининградской области от Алима Абдурахмановича.



Слушатель: Здравствуйте. Вот мы твердим одну и ту же фразу - демократия в стране и еще подчеркиваем, что мы стали свободными гражданами, выбираем, кого хотим и как хотим. На мой взгляд, это иллюзия, принимаем желаемое за действительное. Тем временем страна и граждане во главе с любимцем народа Путиным стремительно идем к тому, от чего мы вырвались буквально недавно с таким огромным трудом.



Владимир Кара-Мурза: Когда, по-вашему, российская власть изменила идеалам августа? Сергей Адамович Ковалев сказал, что не были выборы ни президентские, ни даже парламентские.



Михаил Шнейдер: Я могу сказать так: последние честные выборы, сейчас может быть многие слушатели сочтут то, что я скажу, шуткой, последние честные выборы были в 96 году. Я отвечаю за свои слова, я сам работал в избирательном штабе Ельцина, и я видел, наблюдал эту избирательную кампанию изнутри - это была абсолютно честная избирательная кампания. 99 год, да, наверное, в это время еще можно было назвать эти выборы честными. Все, что было, все выборы нулевых так называемых лет – это все больше и больше были сфальсифицированными. И последние выборы 2007 думские и 2008 президентские - это просто песня, там ничего похожего к реальности не было. Результаты были сфальсифицированы.



Владимир Кара-Мурза: Губернаторских выборов вообще не стало.



Михаил Шнейдер: Надо вспомнить, после чего отменили губернаторские выборы – после Беслана. Что сейчас будет после Осетии, какие выборы отменять - мы не знаем.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Евгению Витальевну.



Слушательница: Добрый вечер. Я думаю, Хасбулатов прав, когда говорит, что ему и Шнейдерову Медведев и Путин должны быть благодарны, что они сегодня у власти. Но относительно российского народа, что он должен быть благодарен, что отринули идеи коммунизма, вы знаете, Китай показывают, в чьи руки эти идеи попадают, я в этом плане с Поповым согласна. Потому что все равно у нас другого не было. Коммунисты плохие пришли к власти, сделали перестройку, как говорит народ, заставь драка богу молиться, он и лоб расшибет. Вы на себя вины не берете? Как мне кажется, Попов проанализировал 17 лет и сделал какие-то выводы, кто прав, кто виноват.



Михаил Шнейдер: Я абсолютно согласен с тем, что сказал Гавриил Харитонович, у меня никаких сомнений нет в его анализе. Я хочу сказать, что Китай - это Китай, руководители Советского Союза могли пойти по китайскому пути, но сделать это в начале 50 годов прошлого века. Но, к сожалению, дальше мы с Китаем сильно разошлись. И то, что сейчас в Китае происходит, нам на этот путь снова вступать теоретически и практически невозможно.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Валерия.



Слушатель: Добрый вечер. Мне посчастливилось побывать около Белого дома в эти дни. Действительно я соглашусь с Михаилом, что там были совершенно осознанно действующие москвичи, совершенно спокойные, лучшие представители русского народа. У меня такой вопрос: после того, как эти события около Белого дома закончились, вышел Иван Силаев, тогда он занимал должность премьер-министра и выступил перед участниками отрядов со словами о том, что он примет все силы и обязательно наградит участников этих действий георгиевскими крестами. Интересно, удалось ли что-нибудь сделать в этом направлении, потому что я этим вопросом никогда не интересовался.



Михаил Шнейдер: Мне ничего об этом неизвестно, к сожалению, насчет георгиевских крестов. Медаль защитника Белого дома, я знаю, что она была после этих событий учреждена, многие москвичи, участники этих событий, были награждены этой медалью. Я, кстати, очень горжусь этой медалью, надеваю ее каждый год уже 17 лет.



Владимир Кара-Мурза: Советский правозащитник Владимир Буковский, незарегистрированный кандидат в президенты страны, не считает правящий в России режим наследником 91 года.



Владимир Буковский: Я думаю, уже нынешняя власть путинско-чекистская она своими истоками не может считать август 91 года, для них это был момент поражения. И все, что они потом делали добрых 10 лет – это пытались ликвидировать последствия этого поражения, постепенно пробираясь к власти. И как только они туда попали, объявили крушение Советского Союза катастрофой. Так что для них это никак не происхождение. Да, для них это, конечно, момент их упадка, между прочим, момент предательства, так как они по присяге, данной Советскому Союзу, должны были до последнего дыхания защищать родную коммунистическую партию и советское правительство. Они почему-то дышат, а этого всего нет.



Владимир Кара-Мурза: Раньше предыдущий президент вспоминал, что он был помощником Анатолия Собчака в августе 91, сейчас все реже об этом вспоминает.



Михаил Шнейдер: У меня, кстати, такая же мысль, я только что подумал: первые годы первые 10 лет власть активно участвовала, и Сергей Александрович Филатов, руководитель администрации президента, всегда ходил на наши ежегодные традиционные акции августовские. Президент Путин с момента восшествия на престол все эти годы, пока он был у власти, скажем так, ничего не делал, чтобы хотя бы дань уважения отдать защитникам августа 91 года. Правда, ежегодно нам предоставляется так называемая рота почетного караула, которая выходит к памятному знаку на месте гибели ребят, и за это хотя бы власти благодарны.



Владимир Кара-Мурза: А какие-нибудь мероприятия проводят ваши единомышленники в Санкт-Петербурге в эти дин?



Михаил Шнейдер: 22 августа наши друзья из Объединенного гражданского фронта проводят «Рок за свободу», так называемую акцию. Ведутся переговоры с Юрием Шевчуком, не знаю, будет ли он выступать в итоге, но такие переговоры ведутся.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Михаила.



Слушатель: Господа, добрый вечер. Если можно, я по поводу Хасбулатова. Довольно странная у него была речь о том, что эти все забыли. Я уверен, что они не забыли ничего, они просто ждали своего часа, и они его дождались. Собственно говоря, я тоже этого ждал, давно уже пора. Когда мы их победим? Я думаю, что мы лично их не победим. Я абсолютно согласен с Гавриилом Харитоновичем, это действительно никудышные люди, я их называю троечниками, они губят страну в силу того, что они по своей природе троечники. И вот в последний момент надо будет власть брать, когда они сами не в состоянии будут брать.



Михаил Шнейдер: Я тоже согласен с Гавриилом Харитоновичем, но у меня другая оценка наши правителей и людей, которые их обслуживают. Может быть сами руководители и троечники, хотя я не знаю, я не заглядывал в табель ни Путина, ни Медведева, но ребята, которые их обслуживают - это абсолютно беспринципные и высокопрофессиональные менеджеры и высокопрофессиональные пиарщики. Если вы читали книжку «Уши машут ослом», очень советую, вы получите представление о том, какие люди работают в администрации президента и какие технологии там используются для одурачивания, для зомбирования населения.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Санкт-Петербурга от радиослушателя Александра.



Слушатель: Здравствуйте. Пару слов правды. То, что делал Михаил Горбачев, называется не иначе, как измена родине. Вместе с Шеварднадзе и другими он нанес огромный ущерб нашей стране, поставил под угрозу ее безопасность. И чтобы вам хотелось еще сказать. Зная все, понимаешь, что путчистам не хватало решимости, слишком долго они церемонились с Горбачевым и его компанией.



Владимир Кара-Мурза: Вы в августе 91 года разве Горбачева спасали?



Михаил Шнейдер: Нет, я лично Горбачева не спасал, у меня в августе 91 года было довольно сложное отношение к этому человеку. Хотя сейчас по прошествии 17 лет я его оцениваю и его действия в более позитивном ключе. Тогда мы спасали не Горбачева, а тогда мы спасали возможность существования России как цивилизованной страны. Я считаю, что тогда нам это удалось. Другое дело, что после этого произошли известные события, в результате которых мы имеем ту власть, которую мы имеем, но это наша вина. Вина наша и наших руководителей, действия которых мы наблюдали. Что делать, мы виноваты.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Олега.



Слушатель: Добрый вечер, господа. 91 год сделал нашу страну вымирающей. Вы понимаете, что сейчас цинично говорить, кто-то прав, кто-то неправ. У нас население вымирает, вырождается страна.



Михаил Шнейдер: Не знаю, я за это время родил дочку, и моей младшей 10 лет исполнилось недавно. Я не думаю, что страна вымирает, я думаю, что все-таки цены на нефть высокие нас пока вывозят. Но что будет дальше, если такая экономическая политика, задавливание свободы, то, что сейчас происходит, если это будет продолжаться, то, конечно, не дай бог, цены на нефть упадут и тогда процесс вымирания начнется с удвоенной силой. Потому что вымирание на самом деле шло как раз все 70 лет советской власти. Вот там было действительно вымирание.



Владимир Кара-Мурза: Символично ли, что в день вашего митинга исполнится сорок лет ввода советских войск в Прагу? Считаете ли вы себя наследниками тех диссидентов, которые тогда тоже вышли на площадь?



Михаил Шнейдер: Символично. Мне даже пришел в голову лозунг, который я предложил в оргкомитете, «Мы помним Прагу 68 года». Я считаю, что это очень символично. Мы в какой-то степени эту историю сейчас прокручиваем заново. Какие-то отдельные моменты этой истории проходят перед глазами.



Владимир Кара-Мурза: Как вы думаете, будет ли в пятницу какое-то противодействие вашим действиям?



Михаил Шнейдер: Я очень рассчитываю на то, что и мы, и московские власти проявят понимание важности Дня государственного флага Российской Федерации. Мы не собираемся устраивать никаких провокационных действий, мы собираемся провести митинг. Никаких шествий мы устраивать не собираемся, мы не собираемся портить праздник ни москвичам, ни беднягам омоновцам, которых нагонят в этот день очень много. Я думаю, что все пройдет нормально. В 11 часов 22 августа мы всех москвичей, как я уже сказал, 11% москвичей ждем на Горбатом мосту.



Владимир Кара-Мурза: Сколько митингующих санкционировано московскими властями?



Михаил Шнейдер: Это интересный вопрос. Сначала нам говорили 50 человек, потом нам разрешили 200, наконец мы сказали мэрии: если вы хотите драки, уговорили на 700.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG