Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему в военном конфликте в Южной Осетии принимали участие военнослужащие срочной службы


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Любовь Чижова.



Александр Гостев : Российские правозащитники намерены выяснить, на каком основании в военном конфликте в Южной Осетии принимали участие военнослужащие срочной службы: по закону, воевать в горячих точках за пределами России обязаны лишь служащие по контракту. Всего в ходе конфликта, по официальным данным, погиб 51 военнослужащий, из них как минимум - пятеро солдат-срочников. Рассказывает Любовь Чижова.



Любовь Чижова : В самом начале военного конфликта в Южной Осетии руководство российского военного ведомства отрицало, что в военных действиях принимают участие солдаты срочной службы. Но после того как из российских регионов начали поступать сообщения о похоронах погибших солдат-срочников, Минобороны несколько изменило тактику. В Генштабе признали, что в составе войск, участвующих в операции по принуждению Грузии к миру, было задействовано незначительное количество призывников из частей, дислоцированных в районе Владикавказа. Точные цифры военные не называют. В списке военнослужащих, погибших во время конфликта, который публикует газета "Комсомольская правда", 51 фамилия. Пять человек обозначены в нем как солдаты по призыву. Это рядовой Анар Алиев из Ростовской области, рядовой Сергей Матрикала из Костромской области, рядовой Олег Кусмарцев из Пензенской области, рядовой Максим Пасько из Москвы и уроженец Башкортостана Дмитрий Бурденко. Напротив других фамилий - буквы "кс" - это значит, что они служили по контракту. Но все эти данные требуют серьезных уточнений, считает ответственный секретарь Союза комитетов солдатских матерей Валентина Мельникова.



Валентина Мельникова : Есть специальный закон 1995 года о предоставлении военнослужащих для миротворческой операции только добровольно и только по контракту. В Главную военную прокуратуру мы уже обращение написали, чтобы они провели проверку и сообщили, что происходит. Почему мы беспокоимся? То, что война, это даже за скобки выношу. Если военнослужащий по контракту становится инвалидом, он у меня получает военную пенсию, он у меня может потом лечиться, его должны лечить военные и так далее и так далее. А если у меня призывник получает инвалидность, его выбрасывают с военной службы. Он получает свои 2 тысячи в месяц и все! У нас президентская прибавка в 1 тысячу рублей инвалидам только по Чечне. А это как назовется?



Любовь Чижова : Говорила ответственный секретарь Союза комитетов солдатских матерей Валентина Мельникова. В России проходят похороны солдат, погибших в Южной Осетии. На днях в Ростовской области похоронили двух военнослужащих. По словам военного комиссара Ростовской области Анатолия Трушина, среди солдат из Ростовской области, погибших в Южной Осетии, нет ни одного срочника. Однако эти слова отрицают родители погибших. Рассказывает мой коллега Григорий Бочкарев.



Григорий Бочкарёв : Как рассказала нам председатель Комитета солдатских матерей Дона Любовь Горнушечкина, в посёлке Юловский Целинского района на прошлой неделе похоронили Анара Алиева, проходившего военную службу по призыву. А родители погибшего в Южной Осетии Антона Горькового, 1985 года рождения, который был похоронен в городе Аксай, утверждают, что их сын не был контрактником.


«Никакого контракта сын не подписывал, - твёрдо заявил отец Антона Иван Петрович. - Если бы это случилось, я бы знал обязательно». Он категорически отверг предположение, что Антон мог не сообщить родным о подписании контракта.


«Я говорила с сыном по телефону всего за два дня до его гибели. Я прямо его спросила: ты подписал контракт? Он ответил - нет!» - заявила сразу после похорон сына и мать Ольга Семеновна.


Антон Горьковой, военнослужащий 135 мотострелкового полка, был убит пулей снайпера 9 августа этого года. Вместе со своим батальоном погибший оказался в той самой автоколонне, которой руководил командующий 58-й армией генерал Хрулёв. Колонна шла на помощь российским миротворцам, которые были блокированы на западной окраине Цхинвала. Через два месяца дома готовились встречать Антона его родители, два брата - Алексей и Иван, любимая девушка и многочисленные друзья.



Любовь Чижова : Из Ростова-на-Дону передавал Григорий Бочкарев. В ситуацию с присутствием в зоне грузино-южноосетинского конфликта российских призывников намерена вмешаться Общественная палата. Рассказывает член комиссии палаты по расследованию военных преступлений в Южной Осетии Алла Гербер.



Алла Гербер : Комиссия Общественной палаты обратилась в Минобороны с просьбой ответить на мой запрос. Пока, по-моему, ответа нет. Это элементарное нарушение закона, преступное нарушение закона. Потому что не могут солдаты-срочники, во-первых, до 12 месяцев они могут, а дальнейшим, только по их согласию. Если они признали, что там небольшое количество солдат-срочников есть, то теперь наша задача добиться, чтобы они сказали, сколько этих солдат.



Любовь Чижова : Говорила член Общественной палаты Алла Гербер. Российские военные не имели права посылать призывников в зону грузино-южноосетинского конфликта, так считает военный аналитик Виктор Баранец. Впрочем, и большинство контрактников оказались на войне не по своей воле - их просто вынуждали подписывать контракты.



Виктор Баранец : В Российской Федерации полностью юридически, законодательно вопрос об участии солдат срочной службы в боевых действиях на конфликтных территориях или, если хотите, в горячих точках до сих пор не урегулирован. Было устное распоряжение правительства, были приказы министра обороны, директивы начальника Генштаба, но Госдума хитро замылила этот вопрос. Изобретена хитрая уловка. Воины срочной службы могут принимать участие в боевых действиях либо по личной инициативе, либо в крайней ситуации, что, естественно, развязывает руки командирам. Произошло преступление!


Я могу сослаться на ту фразу, официальную фразу, которую в большой аудитории сказал некогда заместитель министра обороны генерал армии Николай Панков, что мы будем неукоснительно выполнять распоряжения правительства, которое запрещает посылать солдат-срочников в горячие точки. Этого уже достаточно для того, чтобы родители солдат-срочников, погибших во время этого конфликта, подали в суд на Министерство обороны.


Как идет формирование контрактных частей? Солдат-срочников, которые как бы соглашались переходить в контрактники, катастрофически не хватает. Это великий дефицит. Они не хотят идти на стартовую зарплату, которая составляет 7,5-8 тысяч рублей. Тогда что делают командиры? Сажают в клуб или выстраивают на плацу солдат, прослуживших полгода, и говорят, что если вы с нами не подпишете контракт, мы вас пошлем в Чечню или в другую горячую точку. И доходит до того, что старослужащие-контрактники вызывают этих молодых салажат в темную и начинают воспитывать его патриотизмом - мол, Ваня, давай записывайся в контрактники.



Любовь Чижова : Это было мнение военного аналитика Виктора Баранца. Он считает, что контрактников в российской армии могло быть больше, если бы государство повысило им зарплату и предоставляло бы квартиры. Но пока ни того, ни другого не происходит, и солдаты подписывают контракты на прохождение воинской службы под давлением командиров и старослужащих. Чем такая профессиональная армия отличается от непрофессиональной - непонятно.



XS
SM
MD
LG