Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Истории Запада и Востока. Безработные в Германии


Программу ведет Сергей Тарасов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Германии Александр Хавронин.



Сергей Тарасов: Социальное законодательство в Германии в последние годы, по мнению ряда правозащитных организаций, неоправданно ужесточилось. По направлению службы занятости многие безработные вынуждены выходить на изнурительные, малооплачиваемые, а порой и просто унизительные общественные работы.



Александр Хавронин: Еще несколько лет назад безработным в Германии жилось весьма вольготно. Службы занятости на работу насильно никого не выгоняли. Кроме денежного пособия, ведомство по труду оплачивало пенсионную и медицинскую страховку. Предоставлялись безработным и другие социальные льготы: лекарства со скидкой, продовольственные пайки, возможность бесплатно посещать бассейны, библиотеки, музеи, кинотеатры, футбольные матчи...


Но с 2005 года социальное законодательство в Германии сильно изменилось и ужесточилось. Теперь б езработные обязаны выполнять любую работу, которая не угрожает их здоровью. Чиновники быстро взяли на вооружение поправки к закону. Порой доходит до абсурда. Так в Ахене (земля Северный Рейн-Вестфалия) служба занятости стала предлагать безработным женщинам работу в местных борделях, а в случае отказа грозила прекратить выплату пособия. При этом чиновники ссылались на то, что с 2002 года проституция в Германии легализована, относится к сфере услуг, а значит, ничто не противоречит законодательству. Надо признать, что инициатива ахенской биржи труда вызвала бурю негодования политиков.


Гораздо ч аще ведомства по труду предлагают безработным более традиционные сферы деятельности. Город Тюбинген, земля Баден-Вюртемберг. Здесь при участии биржи труда и евангелической церкви создано общественное Бюро добрых услуг. Работают в нем, в основном, безработные иммигранты.


Ирена Глаас – родом из Сибири, 7 лет живет в Германии. Последние 5 лет была без работы, пока служба занятости не отправило ее в бюро добрых услуг. Ирене Глаас, матери-одиночке двоих детей, трудоустроиться было непросто.



Ирена Глаас: Я рада, что у меня теперь постоянная работа. Я сама оплачиваю пенсионную и медицинскую страховку.



Александр Хавронин: Ирена убирает и гладит в нескольких жилых домах округи. В целом выходит 38 с половиной часов в неделю. По замыслу биржи труда, через два года Ирена Глаас должна оставить принудительную общественную работу и начать индивидуальную трудовую деятельность, либо найти другое место работы. Говорит работник биржи труда Тюбингена Регина Катценбергер.



Регина Катценбергер: На домработниц в Германии большой спрос, поэтому мы хотим, чтобы как можно больше безработных женщин нашли себе применение именно в этой сфере.



Александр Хавронин: Одна из клиенток бюро добрых услуг – учитель музыки Мария Анна Фрелих. Она, так же, как и ее муж, целый день на работе. И к услугам Ирены Глаас их семья вынуждена прибегать довольно часто. В отличие от других фирм, общественное бюро добрых услуг берет с клиентов за час работы сравнительно немного – 10 евро.



Мария Анна Фрелих: Госпожа Глаас приходит ко мне всегда, когда я в ней нуждаюсь. Я очень рада, что госпожа Глаас работает у меня дома официально и платит страховые взносы.



Александр Хавронин: Зарплата Ирены Глаас – 6 евро в час. В месяц, за вычетом налогов, выходит около 900 евро. На всю семью, то есть на себя и еще двоих детей, все равно не хватает, так что государство Ирене все равно доплачивает. В финансовом плане она ничего не выиграла от того, что вышла на общественную работу, но в ведомстве по труду считают, что у иммигрантки из России появился шанс найти работу в будущем.


Новый проект федеральных властей Германии – отправлять безработных в дома инвалидов, чтобы они ухаживали там за людьми, страдающими слабоумием. Ведущие немецкие эксперты по психическим заболеваниям относятся к этой инициативе весьма критически. Говорит один из них, Клаус Фуссек.



Клаус Фуссек: Я нахожу эту идею спорной. Действительно, в домах инвалидов не хватает персонала. Многие сиделки недостаточно квалифицированы, плохо обучены. Но я считаю, что ухаживать за больными людьми – это сложная, ответственная работа. И меня удивил проект трудоустройства безработных в домах инвалидов. Никому же не приходит в голову идея отправлять их на работу в детские сады! А ведь пожилые люди, инвалиды – это те же дети!



Александр Хавронин: Другое мнение у Ральфа Браукзипе, депутата Бундестага от фракции ХДС/ХСС, специалиста в области экономики труда.



Ральф Браукзипе: Да, ухаживать за слабоумными людьми – это сложная, ответственная работа. Но кто сказал, что безработные не должны выполнять сложные, ответственные работы? Если безработные пройдут курсы сиделок, то они вправе работать в фирмах по уходу за больными и престарелыми.



Александр Хавронин: Прежде, чем начать работать в домах инвалидов, безработные должны пройти курсы переквалификации, их продолжительность – 160 учебных часов. Руководство федерального ведомства по труду уверено, что безработным поварам, официантам, слесарям, водителям этого времени вполне хватит, чтобы затем успешно начать карьеру в сфере медицинского патронажа. Курсы оплачивают больничные кассы; потраченные деньги окупятся: сами больничные кассы примут на работу «новоиспеченных специалистов». Обычное, сертифицированное обучение на сиделку длится около 1000 часов, то есть в шесть раз дольше. Да и стоит оно намного дороже. Критики же проекта утверждают, что в итоге за все придется расплачиваться пациентам: безработные, после короткого курса переквалификации, не смогут оказать инвалидам услуги на уровне сиделок, получивших полноценное профессиональное образование.


XS
SM
MD
LG