Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Почти через 40 лет после Праги наступило время Грузии»


Виктор Файнберг, один из участников демонстрации 1968 года: «“Пражская весна” была для нас надеждой»

Виктор Файнберг, один из участников демонстрации 1968 года: «“Пражская весна” была для нас надеждой»



40 лет назад российские правозащитники вышли на Красную площадь, протестуя против военной интервенции в Чехословакию. Участники этой демонстрации Павел Литвинов и Виктор Файнберг, встретившие юбилейную дату в Праге, сравнивают события тех дней с нынешней ситуацией в Грузии.

«25 августа 1968 года я вместе с семерыми друзьями, единомышленниками вышел на Красную площадь, чтобы сказать, что нам стыдно за поведение нашего правительства и что мы не согласны с вводом войск в Чехословакию, что мы против этого, что нельзя танками подавлять свободу слова. Смысл этого был именно такой. Сейчас я в Чехословакии – это свободная страна, которая строит свою собственную политику, живет своей собственной жизнью, такой, как и должны жить маленькие страны. А тогда вдруг эта жизнь была прервана. Вот я сейчас видел здесь фильмы, как советские танки идут через Прагу, стреляют по музею, думая, что это радиостанция. И мирные чехи обступают эти танки, начинают с ними говорить. 100 с лишним чехов, погибли в этих столкновениях.
В наше же время что с нами произошло? Нас избили на Красной площади, Вите Файнбергу выбили сапогом КГБэшники зубы. Нас привезли в милицию, судили и дали нам сроки. Я просидел почти пять лет, частично в тюрьме, частично в сибирской ссылке. Слава богу, выжил, и сейчас об этом легко вспоминать. И я думаю, это важно, что мы могли это сказать, что мы вышли. Есть о чем вспомнить, и есть о чем предупредить. Потому что сегодня российские войска оккупируют Грузию, и чрезвычайно важно, чтобы они оттуда вышли, чтобы Грузия могла развиваться своим собственным способом, чтобы они во внутренние дела Грузии не вмешивались, и чтобы Грузия, может быть, с участием России, могла бы разрешить проблему Абхазии и Южной Осетии. Но это должно быть разрешено мирно, с участием международных наблюдателей, без оружия, без оккупации», - считает Павел Литвинов.


Виктор Файнберг отмечает, что за 40 лет в России, которая была тогда Советским Союзом, мало что изменилось: «История подкинула нам очередную злую шутку. 40 лет – что изменилось за это время? Почти ровно через 40 лет после Праги наступило время Грузии. Тот же сценарий, та же реакция, которая попахивает Мюнхеном со стороны политического класса Западной Европы. Та же надежда – тогда это была “пражская весна”, сейчас это так называемая “новая Европа”, которая перенесла тоталитаризм, - это Польша, Украина, Чешская республика, Словакия, и старая Европа, которая также оглядывается во все стороны. Я хочу сказать, что “пражская весна” была для нас надеждой, что эта весна как-то переметнется и будет наша весна, и даже наше лето. Сейчас, я думаю, даже в наше время, когда, как сказал Владимир Буковский, мы дошли до того, что нами управляет гестапо, я думаю, даже сейчас эта надежда существует. И опять один из оазисов этой надежды - это Прага, потому что здесь правильно реагировали на то, что случилось на Кавказе - сначала в Чечне, теперь в Грузии.
И я бы хотел обратиться к тем людям на своей родине, которые не принимают несвободу. Я хочу пожелать им остаться свободными и выбрать свое место в это страшное время».


  • 16x9 Image

    Владимир Тольц

    На РС с 1983 года, с 1995 года редактировал и вел программы «Разница во времени» и «Документы прошлого». С 2014 - постоянный автор РС в Праге. 

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG