Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Если они хотят войти в состав России, надо это делать»


Грузинский вопрос не вызвал у Думы особых разночтений. Сергей Багапш вещает

Грузинский вопрос не вызвал у Думы особых разночтений. Сергей Багапш вещает

Обе палаты парламента России сегодня призвали главу государства признать независимость мятежных грузинских образований.


Звездами на заседаниях Совета Федерации и Государственной Думы были, конечно, лидеры Абхазии и Южной Осетии. Их принимали как главных героев, к ним было обращено все внимание депутатов. Эдуард Кокойты, выступая перед парламентариями, чувствовал это в полной мере: «Независимость для Южной Осетии означает прежде всего независимость от Грузии. Народ Республики Южная Осетия неоднократно подтверждал свою волю к независимости на референдумах 1992, 2001 и 2006 годов. За независимость каждый раз голосовало абсолютное большинство принимавших участие в референдумах. В Южной Осетии гарантированы и соблюдаются права человека, права этнических меньшинств, предусмотренные действующим международным правом».


С последним утверждением, вероятно, поспорили бы лишенные своих домов жители грузинских сел Южной Осетии, но в российском парламенте их не было. Коллега г-на Кокойты лидер Абхазии Сергей Багапш также сообщил членам Совета Федерации, сказал, что его территория с Грузией в одном государстве жить не собирается: «Все наши взоры устремлены в Россию. Потому что народы Южной Осетии и Абхазии выбрали свой путь в этой жизни, с кем нам идти, с кем нам строить экономические взаимоотношения, политические отношения! Это выбрали не президенты сегодняшние. Это выбрали наши деды и прадеды. Мы будем идти по этому пути. Я с этой трибуны хочу вам заявить - ни Абхазия, (я позволю себе сказать и за Южную Осетию) ни Южная Осетия больше никогда не будут жить с Грузией в одном государстве».


В свою очередь российские парламентарии, готовя свое обращение к президенту Дмитрию Медведеву с просьбой признать независимость автономий Южного Кавказа, основательно подкрепляли его историческими доводами, в которых особенно силен оказался председатель комитета Госдумы по делам СНГ Алексей Островский: «На протяжении всей истории Абхазия и Южная Осетия были вне влияния Грузии. Так, еще в 1843 году по распоряжению российского императора южные осетины были переведены в разряд государственных казенных крестьян и, таким образом, полностью исключены из системы феодальной зависимости и от политического контроля со стороны грузинского дворянства. В начале XIX века абхазское княжество обратилось к российскому императору Александру I с прошением о покровительстве. Манифест о присоединении Абхазии к России 1810 года распространил протекторат России над Абхазией. Позже более полувека Абхазия напрямую управлялась российской администрацией. После распада Российской империи и Абхазия, и Грузия самостоятельно друг от друга провозгласили свою независимость»э


Вице-спикер Госдумы Владимир Жириновский полагает, что российская армия не выполнила всех задач, стоявших перед ней в Грузии: «Нужно было взять под контроль всю территорию, арестовать всех грузинских офицеров, вывезти их сюда как в Гуантанамо вывезли террористов из Афганистана. Арестовать [Михаила] Саакашвили, предать его суду dоенного трибунала Северо-Кавказского военного округа в Ростове и выпустить всю грузинскую оппозицию из тюрем, восстановить действие всей оппозиционной прессы. Мы должны были нанести упреждающий удар, чтобы не хоронили ни осетин, ни русских и уничтожить все то, что было подготовлено к разгрому Цхинвали. Мы имели это право! Мы это обязаны были делать, как миротворческие силы! А мы дождались, пока уничтожили. Мы всегда ждем! Это дурацкая российская поговорка - русский мужик медленно запрягает! Пока медленно запрягаем, будем хоронить. Быстро нужно все делать! За 24 часа! Русская армия должна стоять в Батуми на русско-турецкой границе. И все».


Председатель комитета Госдумы по международным делам Константин Косачев предложил коллегам принять обращение к парламентам стран-членов ООН с призывом независимость Абхазии и Южной Осетии. «В этом проекте мы даем собственную оценку происшедшего как заранее и тщательно спланированной широкомасштабной агрессии, осуществленной вопреки неоднократным обещаниям президента Грузии отказаться от применения силы, и наперекор призыву Генеральной ассамблеи ООН соблюдать олимпийское перемирие на период проведения Олимпиады в Пекине. Мы говорим о том, что нынешняя эскалация конфликта не результат раскольнических усилий неких мифических сепаратистов, как все это время пытались представить легитимное руководство Южной Осетии и Абхазии грузинские власти. Это трагический итог многовекового противостояния проживающих в этом регионе народов, которые не смогли преодолеть ни прежние, ни нынешние руководители Грузии», - отметил он. Документ был принят.


Обе палаты единогласно попросили Дмитрия Медведева признать независимость Абхазии и Южной Осетии. Теперь Кремлю впору задумываться о политических последствиях своего возможного согласия на эту просьбу. Депутат Госдумы коммунист Виктор Илюхин считает, что нужно идти до конца: «Резонанс уже есть. Если говорить по большому счету, то он отрицательный для Российской Федерации. Он будет еще более отрицательным, если Россия сегодня все проглотит и не сделает того шага, который она наметила сделать - о признании независимости Южной Осетии и Абхазии. Мы тем самым потеряем свой авторитет окончательно. С нами не будут считаться, о нас будут вытирать ноги. Я считаю, что первый момент - это признание независимости этих двух регионов, а второе - решать вопрос [окончательно]. Если и абхазы, и южные осетины изъявили желание о вхождении в состав России, надо это делать».


Если такого желания не будет проявлено, то, по мысли г-на Илюхина, можно организовать новое государственное образование по принципу конфедерации или союзного государства.


Член фракции «Единой России» в Госдуме Сергей Марков объясняет, что после решения о признании независимости на двух кавказских территориях можно будет уже с большими юридическими основаниями разместить российские войска: «Само по себе признание Абхазии и Южной Осетии не может являться основой для нахождения там войск. А вот межгосударственный договор между Россией, с одной стороны, и Абхазией и Южной Осетией, с другой стороны, создает, конечно, такие правовые предпосылки».


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG