Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кавказская война испытывает запас экономической прочности России


Российский бизнес усвоил жесткие уроки, и бунтовать не будет, полагает эксперт. ВВП с МБХ, 2001

Российский бизнес усвоил жесткие уроки, и бунтовать не будет, полагает эксперт. ВВП с МБХ, 2001

Российские фондовые индексы негативно отреагировали на заявление президента страны Дмитрия Медведева о признании независимости Южной Осетии и Абхазии. Всего за несколько минут индекс РТС потерял около процента. Впрочем, заместитель главного редактора петербургского еженедельника «Дело» Дмитрий Травин полагает, что и российская экономика, и «общенародная» поддержка курса имеют солидный запас прочности:
-
На российскую экономику кавказские события влияют действительно серьезно. Фондовый рынок провалился катастрофическим образом. Это особенно дико выглядит на фоне высокого экономического роста России и ее нефтегазовых запасов, которые должны по идее привлекать капитал. А капитал в это время убегает. Но я не думаю, что Путин всем этим серьезно озабочен, потому что на текущем благосостоянии россиян это не сказывается. Народ в большей степени поддерживает действия на Кавказе, поскольку это была такая маленькая победоносная война, а об экономике сейчас люди думают мало.

- Проблема вступления в ВТО очень серьезная. Инфляция, которая в России в последний год существует, может быть остановлена, в частности, усилением международной конкуренции, а для этого вступление в ВТО необходимо. Но таких сложных экономических связей основная масса людей не понимает. Более того, у международных организаций, в том числе у ВТО, в России плохая репутация. Люди, скорее, думают - а зачем нам вступать в ВТО? ВТО подорвет конкурентоспособность российских производителей. Поэтому Путин вполне может предпринимать жесткие и даже авантюрные решения в области внешней политики, не беспокоясь за экономику.


- Но есть и представители бизнеса. Котировки акций - это, собственно говоря, их работа и благополучие. Как они будут реагировать на происходящее? Не подорвет ли это солидарную поддержку власти?


- Поддержка власти со стороны российского бизнеса - очень своеобразная штука. После дела Ходорковского все стали послушными. Они клянутся в верности власти постоянно. Но когда начинаешь говорить с людьми приватно, трудно найти человека, который бы не ненавидел этот режим и то, в какое положение режим поставил российский бизнес. Здесь вряд ли что-то принципиально изменится. Если режим ослабнет, бизнес в любом случае будет первым слоем, который воткнет нож в спину власти. Но до тех пор, пока режим не ослаб политически, бизнес вынужден принимать те правила игры, которые в октябре 2003 года в связи с делом Ходорковского были ему заданы.


- Получается, что власть рискует, потому что, дестабилизируя внешнюю ситуацию, ставит себя в рискованную ситуацию?


- Думаю, что здесь риск все-таки невелик. Стабильность власти держится на нефти, газе, экономическом росте и на ожиданиях населения, которые пока более или менее еще удовлетворяются. Вот если экономический рост исчезнет, реальные доходы перестанут расти, либо если ожидания населения будут столь велики, что даже нефть и газ не смогут их удовлетворять, тогда любовь к власти станет проходить. Но это все-таки в не очень большой степени зависит от сегодняшних событий на Кавказе.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG