Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россия признала независимость Абхазии и Южной Осетии


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович.



Александр Гостев : Фактически Россия признала независимость Абхазии и Южной Осетии. Соответствующие указы подписал сегодня президент России Дмитрий Медведев, который объявил об этмо в прямом телеэфире. С подробностями об этой главной новости часа и о первой реакции мой коллега Данила Гальперович.


Данила, добрый день! Вам слово!



Данила Гальперович : Добрый день, Саша! Действительно, это было только что буквально, совсем недавно. Дмитрий Медведев полностью описал весь процесс того, как Россия принимала решение о признании независимости Абхазии и Южной Осетии.



Дмитрий Медведев : Народы Южной Осетии и Абхазии неоднократно высказывались на референдумах в поддержку независимости своих республик. Мы понимаем, после того, что произошло в Цхинвали и планировалось в Абхазии, они имеют право решить свою судьбу сами. Президенты Южной Осетии и Абхазии, основываясь на результатах референдумов и решениях республиканских парламентов, обратились к России с просьбой о признании государственного суверенитета Южной Осетии и Абхазии. Совет Федерации и Государственная Дума проголосовали в поддержку этих обращений. Исходя из сложившейся ситуации, необходимо принять решение. Учитывая свободное волеизъявление осетинского и абхазского народов, руководствуясь положениями устава ООН, декларации 1970 года о принципах международного права, касающихся дружественных отношений между государствами, хельсинкским заключительным актом СБСЕ 1975 года, другими основополагающими международными документами, я подписал указы о признании Российской Федерацией независимости Южной Осетии и независимости Абхазии. Россия призывает другие государства последовать ее примеру.



Данила Гальперович : И вот новости буквально последних минут. Медведев поручил МИДу провести переговоры с Абхазией и Южной Осетией о подготовке проекта договора о дружбе. Поручено Минобороны России до заключения таких договоров обеспечить силами Вооруженных сил России функции по поддержанию мира на территории Абхазии и Южной Осетии. Очень многие наблюдатели говорили о том, что фактически одностороннее признание Россией этих двух территорий даст как бы (Москва считает так) законную базу для нахождения на этих двух территориях российских войск. Эксперты уже, как вы правильно сказали, реагирует. Директор Института политических оценок Александр Коновалов говорит, что, в общем, конечно, отразится все это на взаимоотношениях России и Запада негативно.



Александр Коновалов: Наверное, у Медведева не было иной возможности, хотя, наверное, всегда есть иная возможность. Ну, в общем, ему требовалось решить дилемму - либо противопоставить себя подавляющему большинству, или мнению подавляющего большинства людей в России, и утратить итак очень слабенькую политическую популярность, или же под давлением тех, кто лоббировал это решение, признать независимость Южной Осетии и Абхазии.


На мой взгляд, все-таки не проведено детального анализа того, что для России означает это. Не с точки зрения ответных действий НАТО, а просто как это скажется на внешней политике. Первое совершенно очевидное следствие. Становится незащитимой наша позиция по Косову. Совершенно непонятно почему абхазам и осетинам можно уйти из Грузии, а албанцам нельзя уйти из Сербии.



Данила Гальперович: Ну, и Дмитрий Орешкин, другой известный российский политолог, полагает, что в ближайшей перспективе реакции Запада, может быть, слишком серьезной не последует, но потом все будет довольно плохо.



Дмитрий Орешкин : Никакой жесткой однозначной деловой агрессивной реакции Запада ожидать не приходится. Ресурсов у Запада для этого нет, и вряд ли они появятся в ближайшем будущем. Но в долгосрочной перспективе это решение, достаточно одностороннее, будет вызывать все большую и большую неприязнь со стороны как международных правовиков, так, в общем-то, и со стороны реальных политиков. Этим шагом Россия однозначно проводит границу между собой и так называемым развитым миром, замыкается в своей собственной вселенной. Если в советскую эпоху эта вселенная была достаточно обширна, во всяком случае, было много государств, которые следовали в кильватере у СССР, то у России эта вселенная будет значительно меньше по размерам и, соответственно, менее влиятельной. Это решение очень болезненное, очень тяжелое и будет довольно долго икаться российской политике на международной арене.



Александр Гостев : Эксперт фонда Карнеги Алексей Малашенко отмечает, что российское общество (и политические партии, включая оппозиционные) удивительно солидарны с властью в вопросе Грузии и независимости Южной Осетии и Абхазии. Он считает, что это - следствие нескольких лет "консолидации политического поля" внутри страны и тотального контроля над СМИ. С Алексеем Малашенко побеседовал мой коллега Кирилл Кобрин.



Алексей Малашенко : Я думаю, что в том, что российское общество, страна, солидарна с этим признанием - это совершенно очевидно. Во-первых, к такой позиции ее готовили давно - и пропаганда, особенно средства массовой информации. В общем, те кампании, которые проводились, проводились достаточно успешно, во всяком случае, с точки зрения российского менталитета. В первую очередь упор был сделан на силу, на независимость России, которая способна делать все, что она хочет, в том числе любые глупости, но, тем не менее, это нравилось. И это будет нравиться, я думаю, что это будет еще долго нравиться. Я считаю, что с этой точки зрения то, что сделал Кремль, это действительно пошло ему во благо. По-моему, на сегодняшний день я практически не слышу ни от каких политиков никакой критики. Если есть какие-то разногласия, то они там, внутри, и мы о них узнаем только через какое-то время. Государство добилось консолидации, власть добилась консолидации вокруг себя. Вы знаете, в этих условиях как-то такие проблемы как коррупция, скажем, особенно коррупция, пенсионная реформа и многое другое отходят на второй план, потому что зачем сейчас говорить о коррупции, портить себе настроение, когда мы на коне, и весь наш парламент - и верхняя палата, и нижняя палата - голосуют так дружно, да еще получают полное одобрение президента.



Кирилл Кобрин : Но учитывая, что в телевизоре, в основном, показывают Медведева, а не Путина, получается, что Путин остается на хозяйстве, а хозяйство дает какие-то сбои - индексы рыночные падают и так далее. Нет ли здесь какого-то противоречия?



Алексей Малашенко : Понимаете, какая вещь. Кто же будет глядеть на индексы, эти тоскливые и никому не нужные цифры, когда идут такие материалы, когда такие фотографии с боев, когда показывают российские танки, российские самолеты. Об индексах потом будут говорить, да, и будут ли говорить уже так резко как пытались. Так что, по-моему, это совершенно логично. Люди, общество, по-моему, больше любит картинки смотреть, чем цифры.



XS
SM
MD
LG