Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Книжное обозрение» Марины Ефимовой. Алан Коуэл. «Разведчик со смертельным диагнозом».






Александр Генис: Грузинский кризис ввел американских политиков, журналистов и геополитических обозревателей в лингвистический ступор. Все американские эксперты, начиная с Кондолизы Райс, не устают повторять, что происходящее сегодня в мире нельзя назвать «Холодной войной». И тут же добавляют, «что от этого не легче».


Действительно, противостояние двух сверхдержав и двух соперничающих за влияние на планете идеологий завершилось с падением Берлинской стены и разгромом августовского путча 91-го года. Коммунизм перестал быть соперником свободного мира. Поэтому, хотя теперешняя конфронтация России и Запада и напоминает прошлое, это другой конфликт. Он еще не успел обзавестись собственным названием, политическим словарем, международным ритуалом и дипломатическими правилами, но у него уже есть история. Во всяком случае, так полагает журналист-международник «Нью-Йорк Таймс» Алан Коуэл, считающий отправной точкой дело Литвиненко, которому он посвятил свою подробную книгу.


Слушателям «Американского часа» ее представит ведущая нашего «Книжного обозрения» Марина Ефимова.





Alan S. Cowell. The Terminal Spy.


A True Story of Espionage, Betrayal, and Murder


Алан Коуэл. «Разведчик со смертельным диагнозом.


Реальная история о шпионаже, предательстве и убийстве»



Марина Ефимова: Убийство в Англии русского иммигранта Александра Литвиненко и расследование этого дела широко освещала в ноябре 2006 года пресса всего мира. Причина общего интереса и волнения заключалась не в личности убитого, но в специфике самого убийства:




Диктор: «Глотнув чаю из чашки в кафе лондонского отеля «Миллениум», Литвиненко, сам того не зная, уже начал умирать. Вечером у него открылась неостановимая рвота. Литвиненко понял, что отравлен, но врачи сначала приняли это за отравление токсическим веществом « thallium ». Однако призванный эксперт установил, что это ошибка, потому что «таллиум» резко ослабляет мускулы, а рукопожатие больного оставалось крепким. Тогда специалист, срочно призвав на помощь полицию, нашел пластиковый мешок с мочой больного, взятой у него катеттором сразу по прибытии в больницу. Если бы не эта моча, убийство Литвиненко стало бы тем, что полиция называет perfect murder – то есть, «идеальным», нераскрываемым убийством. Его смерть осталась бы необъяснимой – как того и требует древнее искусство отравлений».



Марина Ефимова: Однако древним в этом деле был лишь способ убийства. Само же отравляющее вещество, к изумлению и ужасу британских секретных служб, оказалось суперсовременным. Это был высокорадиоактивный «полоний-210», дорогостоящее и трудно добываемое вещество, которым, по мнению некоторых экспертов, могли обладать только правительственные, а не криминальные структуры. Следствию помогало то, что следы «полония-210» остаются везде, где его проносили и провозили, и их можно обнаружить. Эти-то следы и привели английские секретные службы к бывшему коллеге Литвиненко – Андрею Луговому, который встречался с убитым в кафе отеля «Миллениум», после чего немедленно отбыл в Москву. Что же это были за сослуживцы?



Диктор: «Литвиненко родился в 1962 году. В 85-м поступил в КГБ, потом, соответственно, перешел в ФСБ, где занимался организованной преступностью. При Ельцине он иногда охранял олигарха Березовского, находившегося в окружении президента. И когда через три года Литвиненко получил от начальства приказ «убрать» Березовского, он отказался. Вместо этого, он обратился с рапортом к Владимиру Путину, возглавлявшему тогда ФСБ, а, главное, - устроил открытую встречу с прессой. После чего был арестован. Однако времена изменились, суд оправдал Литвиненко, и он уехал с семьей в Лондон, где к тому времени жил и сам Березовский. Там Литвиненко написал разоблачительную книгу, которую мало кто читал. Находясь под покровительством благодарного олигарха, Литвиненко все же хотел обрести самостоятельность и попробовать себя в бизнесе. Это и привело его ко встрече в отеле «Миллениум» с деловыми партнерами, среди которых был Андрей Луговой, запятнанный следами «полония-210».



Марина Ефимова: А вот, что известно о другом участнике этой трагедии.



Диктор: Андрей Луговой. В свое время был связан и с КГБ, и с Березовским, был посажен в тюрьму, но по выходе снова оказался у дел, создав службу охраны миллионеров, - достижение, возможное только благодаря большим связям, услугам сомнительного свойства и фаустовским соглашениям. До возвращения в Россию Луговой оставил следы полония в Англии и в Германии, но Москва отказалась его выдать. Сам Луговой категорически отрицал всякую причастность к убийству. В России он был оправдан и даже избран в Думу. А Литвиненко умер - в таких мучениях, что не «искусал», а просто «сжевал» себе губы».



Марина Ефимова: Эллан Коуэл - автор книги «Разведчик со смертельным диагнозом» - был в 2006 году главой лондонского отделения газеты «Нью-Йорк Таймс» и подробно следил за следствием по делу об убийстве Литвиненко. В книге он описывает не только само убийство, но и тогдашний Лондон, который «новые русские» превратили, по его выражению, в «Москву-на-Темзе». Он пытается обследовать весь лабиринт нынешней российской политики, включая внешние и внутренние службы безопасности. Коуэл приводит примеры из истории, в частности, примеры отравлений и убийств заграницей, совершенных в советское время, и даже вспоминает визит юного Сталина в Лондон 1907 года с благородной целью ограбления банка во имя грядущей революции. Основные выводы Коуэлла формулирует рецензент книги Симон Монтефиоре, автор важных исторических трудов «При дворе красного царя» и «Молодой Сталин»:




Диктор: «Эллан Коуэл предполагает, и совершенно правильно, что российская тактика идеологического лицемерия, соединенного с имперскими претензиями и с гангстерскими приемами, берет начало из конспиративной деятельности Сталина и первых большевиков. ЧК, а за ней НКВД и КГБ, сделали эту практику национальным политическим институтом. В постсталинское время всесильный КГБ постоянно привлекал в свои ряды самых честолюбивых и хитроумных бюрократов. А в правительстве Путина они фактически распространились во всех направлениях, и попали на все управляющие посты – от обороны до нефтедобывающей индустрии. Поэтому есть вероятность, что сейчас секретные службы занимают в России более высокое положение, чем когда-либо в истории, выше даже, чем в сталинские 30-е годы».



Марина Ефимова: Коэлл (как и мы все) не знает ответа на вопрос, кому и зачем понадобилось убивать такую довольно мелкую сошку, как Литвиненко, таким супермодерным оружием. Но он подчеркивает, что именно сама загадочность делает это убийство пугающим симптомом или, что еще хуже, символом нынешнего политического режима России.


XS
SM
MD
LG