Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Кинообозрение» с Андреем Загданским. Фильм Хироши Тешигахара «Антонио Гауди».






Александр Генис: В названии нового фильма Вуди Аллена заявлен любовный треугольник: «Вики, Кристина, Барселона». О первых двух мы поговорим в следующий раз, когда расскажем нашим слушателям о – заранее скажу – изобретательной и яркой комедии Вуди Аллена. А сейчас, как бы для разгону, мы с ведущим «Кинообозрения» «Американского часа» Андреем Загданским обсудим недавно появившийся на ДВД хрестоматийный фильм японского режиссера и скульптора Хироши Тешигахара «Антонио Гауди». Как легко догадаться, эта легендарная в среде документалистов картина посвящена той же Барселоне, что вдохновила Вуди Аллена.




Хироши Тешигахара «Антонио Гауди»


Hiroshi Teshigahara ‘Antonio Gaudi’



Андрей Загданский: Хироши Тешигахара, который известен хорошо своими экранизациями романов Кобо Абэ, «Женщина в песках» - пожалуй, самая знаменитая его картина, сделал несколько документальных фильмов и среди них фильм «Антонио Гауди». Интересно, что понадобился японский режиссер с японским подходом к урбанистической архитектуре и культуре, чтобы оценить и увидеть испанского, каталонского архитектора Антонио Гауди и создать такую погружающую в его архитектуру картину. Фильм не столько о Гауди, вы не особенно много узнаете биографических подробностей о великом архитекторе, сколько у вас будет возможность погрузиться в его мир и провести определенные параллели, как мир Гауди и его архитектура связны с окружающей его средой, горами, которые окружают Каталонию, с монастырем Монсерат, с деревьями, ущельями, скалами, которые окружают эту часть Испании. Картина дает вам возможность погрузиться в связи архитектуры гения с природой. Я вспоминаю свои собственные впечатления от Гауди и признаюсь, что все то, что выглядит экзотикой и очень отстраненным и непонятным миром, когда ты изучаешь эти вещи на фотографии или же, я помню, впервые, когда мы познакомились с архитектурой Гауди это была картина Микеланджело Антониони «Профессия репортер», где герои блуждают по Дому Мило в Барселоне, и мы были совершенно потрясены этими невероятными пластическими формами, которые открывались… А когда я оказался в Барселоне и увидел Гауди внутри города, то он мне показался куда менее экзотическим, куда менее странным, чем вырванный из контекста.




Александр Генис: Совершенно согласен с вами. И в фильме они сделали совершенно правильную вещь: они изменили ракурс. Мы все время видим Гауди то слишком большим, то слишком маленьким. Это мне напомнило японские гравюры, когда мы видим Фудзияму в распахе крыльев бабочки. Когда меняются масштабы, тогда и появляется экзотика. Гауди другими глазами, не европейскими глазами, по-моему, в этом и вся прелесть фильма. Скажите мне, как режиссер, как снимать архитектуру? Говорят, что проще всего снимать мосты и вокзалы - они не двигаются. Это правда?



Андрей Загданский: Я сам об этом думаю сейчас, поскольку мне, возможно, предстоит одна картина, связанная с архитектурными формами. На сегодняшний день технические возможности – гигантские. Существуют замечательные экраны, возможности двигать, скользить и рассматривать архитектуру на совершенно ином уровне. Но при этом, несмотря на то, что картина сделана в 1984 году, ему удается достичь близкого эффекта, он рассматривает архитектуру, он живет с ней, он движется с ней, она прорастает через его кадр. Это совершенно замечательно удается.




Александр Генис: Насчет движения это очень интересно сделано физически. Видно, как камера дрожит и Гауди, который весь струится, вся его архитектура все время подвижна, из-за дрожания камеры сам камень становится живым. И еще, кончено, музыка в фильме играет огромную роль. Вот когда Гете сказал, что архитектура это застывшая музыка, я думал о том, что тогда и музыка это живая архитектура. Вот таким образом они развернули музыку. Музыку написал замечательный композитор, друг и Кобо Абэ, и нашего режиссера Тору Такемицу, который написал музыку к более ста фильмам, он был и композиторам Сокурова, и для Курсавы, и музыка, мне кажется, создала то самое движение сюжета, которого не хватает в видовом фильме



Андрей Загданский: Которую, мне кажется, он очень точно пронзает шумами. Периодически разрывается музыка, и мы погружаемся вдруг в реальность, в настоящую шумовую среду города, Барселоны, в данном случае. И музыка останавливается. Это дает такой контраст, необходимую паузу для того, чтобы набрать дыхание и потом опять продолжать подниматься вверх по домам Гауди. Интересна еще одна деталь. Ведь знаменитый собор Саграда Фамилиа, который занимает такое важное место и в жизни Гауди, и в картине, это незаконченная работа, которую, по всей видимости, будут строить еще лет 50-60, по разным оценкам. Это сверхздание, сверхработа, шедевр шедевров. И съемки 80-х годов представляют куда меньшую часть здания, чем оно существует сейчас. Это совершенно уникальный исторический документ, вы можете увидеть в развитии, в движении, как развивалось здание, как оно движется уже не по чертежам Гауди, а по чертежам и наброскам людей, которые, проанализировав работы Гауди, воссоздали всю концепцию, всю идею, весь чертеж проекта.



Александр Генис: Андрей, фильм вышел в компании «Критерион», известной тем, что выпускает фильмы для «Золотой полки». Какую роль в истории документального кино сыграла эта картина?



Андрей Загданский: Я думаю, что картина стала своего рода эталоном архитектурного фильма. Он вполне заработал себе место на «Золотой полке», не говоря уже о том, что это фильм о Гауди и что режиссер это Хироши Тешигахара.









XS
SM
MD
LG