Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как политику Михаила Саакашвили оценивают грузинские политики


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие независимый тбилисский политический эксперто Георгий Хухашвили.



Андрей Шарый : Развитие событий вокруг мятежных грузинских автономий поставило президента республики Михаила Саакашвили в трудное положение, в том числе и внутри собственной страны. Наблюдатели расходятся во мнениях о том, сколь сильна консолидация грузинского общества и политической элиты вокруг фигуры президента. Об этом я беседовал с независимым тбилисским политическим экспертом Георгием Хухашвили.


Если верить российским средствам массовой информации, то режим Саакашвили не пользуется никакой поддержкой, оппозиция его критикует, якобы Бурджанадзе претендует на пост президента Грузии. Соединенные Штаты уже намереваются сменить руководство Грузии. С другой стороны, те политики, которые поддерживают Михаила Саакашвили, с которыми я беседовал в эфире, и некоторые деятели оппозиции заверяют, что политика Саакашвили пользуется полной поддержкой в грузинском обществе. Что происходит, на ваш взгляд, на самом деле?



Георгий Хухашвили: Политический спектр можно поделить на две основные части - политики, которые уже настроены задавать вопросы, а есть политики, которые считают, что из двух зол надо выбирать меньшее. То есть главное зло - это Россия. Надо, чтобы фактор российской агрессии ушел из этой страны, после этого уже надо задавать вопросы. То, что политика Саакашвили пользуется успехом в политических кругах Грузии, это, конечно, очень далеко от истины. Я думаю, что даже внутри его команды есть много людей, которые дают нелицеприятные вопросы. Все это не выходит наружу. Я считаю, что это абсолютно правильно, потому что раскачивать сегодня внутриполитическую ситуацию то же самое, что сыграть на интересы врага. Так что, все это хорошо понимают. Внутриполитическая ситуация сейчас законсервирована.


Что касается российского анализа, я думаю, что то все далеко от истины. Бурджанадзе никак не может претендовать на кресло президента. Да, может быть, в исполнительной власти там что-то, где-то она может претендовать.



Андрей Шарый: Некоторые лидеры оппозиции предполагают создать правительство национального доверия, народного доверия - такое общее правительство, куда бы вошли представители оппозиции. Саакашвили склонен сейчас более открытую политику проводить по отношению к оппозиции или нет?



Георгий Хухашвили: Саакашвили стоит перед очень сложной дилеммой. С одной стороны, враг - Россия. Он пытается оттеснить российский элемент из грузинской политики. С другой стороны, он прекрасно понимает, что как только Россия выходит из игры, у него начинаются проблемы во внутренней политике. Так что, у него довольно-таки сложная дилемма. Есть там какие-то политики настроены на создание коалиционного правительства, что абсолютно бесперспективно, я думаю, потому что такого не бывает. Это будет слишком эклектично. Есть политики, которые настроены на временное сотрудничество с правительством - попытаться вывести страну из кризиса. Есть политики, которые сегодня уже склонны задавать вопросы. Конечно же, Саакашвили будет пытаться имитировать сотрудничество с оппозицией, чтобы выиграть время, а после этого уже, усилившись, прийти к исходной позиции.



Андрей Шарый: В Тбилиси считают, что одна из целей российского военного вторжения в Грузию - это свержение власти Саакашвили?



Георгий Хухашвили: Да, об этом много разговоров. Я не думаю, чтобы Россия не понимала, что их заявления в этом плане только усиливают власть Саакашвили. Я не думаю, что их цель была именно в этом. Есть планы, в которых Саакашвили ложится лучше всех, то есть такие власти, как сегодня у нас в Грузии, может быть, более комфортны, потому что их легко провоцировать, ими легко манипулировать. Я не уверен, что в их планы на этом этапе входило именно изменение режима в Тбилиси.



Андрей Шарый: В грузинском обществе есть консенсус по вопросу о том, что Грузия должна была предпринять военную операцию в Цхинвали, или вопросы как раз вокруг этого и задаются?



Георгий Хухашвили: Вокруг этого задаются серьезные вопросы в разных пластах. Такие вопросы задаются, в первую очередь, у наших беженцев, потому что они понимают из-за чего страдают сегодня. В принципе, проблема ухудшилась во много раз. Вопросы, я думаю, могут быть заданы и в силовых структурах, потому что они тоже не понимают, как и что произошло, почему они шли туда, потом почему они возвращались оттуда. Власти как-то пытаются консолидировать общественное мнение, но через практический и абсолютный контроль над масс-медиа. В принципе, им кое-какие тактические задачи в этом плане удаются.



Андрей Шарый: Рискнете ли вы дать прогноз. Останется Саакашвили у власти?



Георгий Хухашвили: Основная задача грузинской общественности - это то, чтобы агрессор убрался с нашей территории. Я не знаю, когда Россия уйдет. Если предположить, что Россия завтра уходит с грузинской территории, я думаю, что в течение месяца могут начаться серьезные внутриполитические трения. Это в том случае, если Саакашвили не удастся перестроиться, избавиться от тех ястребов, которые завели страну практически в тупик, и на содержательном уровне начать сотрудничать с теми оппозиционными силами, которые, на самом деле, имеют влияние на настроения в обществе.



XS
SM
MD
LG