Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Челябинске не угасает скандал вокруг детской театральной школы


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Челябинске Александр Валиев.



Михаил Саленков: В Челябинске не угасает скандал вокруг детской театральной школы, которую Управление образование лишили статуса и помещения. На протяжении долгого времени дети, их родители и учителя просят, чтобы чиновники узаконили школу, которая сейчас формально является кружком дополнительного образования. Школа искусств появилась в Челябинске в 1990 году и была единственной в городе. Ситуация изменилась в 1999 году, когда Евгений Егоров покинул пост директора и уехал из страны. Школа по воле Управления образования превратилась в детскую студию, лишилась всей материальной базы и уже несколько лет существует, скорее не благодаря, а вопреки воли властей.



Александр Валиев: 1 сентября ученики Челябинской детской театральной школы собираются объявить голодовку. Впрочем, школы как таковой стараниями чиновников от образования уже и нет. Детское учреждение, существующее более 10 лет и являющееся в Челябинске единственным в своем роде, лишили статуса, а сейчас собираются лишить помещения. Многие журналисты, освещающие этот конфликт, с подачи сотрудников управления образования преподносят информацию так, будто действия детей - это всего лишь результат манипуляций опытного кукловода, которым называют бывшего руководителя и основателя школы Евгения Егорова. Он уже не первый год живет в Германии, к школе формального отношения не имеет, но большую часть времени проводит в России, пытаясь помочь своим бывшим ученикам. Вот что рассказывает о помещении, которое чиновники детской театральной школе предлагают взамен прежнего, ученик старшего курса Володя Окчаренко.



Владимир Окчаренко: Там нет условий. Наш педагог, она заслуженная артистка Российской Федерации, хореограф, она сказала: «Я отказываюсь преподавать детям в таких условиях». Напольное покрытие – это должны быть доски или линолеум, но линолеум привозится из-за границы, он очень дорогой, его невозможно купить. А там такой линолеум, что на нам запросто можно просто ноги свернуть.



Александр Валиев: Детская театральная школа - это не кружок, не самодеятельный театр, не молодежная студия. Это школа с ежедневными занятиями, с определенным перечнем дисциплин, со свидетельством об окончании. Именно поэтому дети, решившие связать свою жизнь с актерским мастерством, не хотят менять своих педагогов. Слово – Володе Окчаренко и Насте Погнаевой.



Владимир Окчаренко: Я занимаюсь там четыре года уже, с сентября начнется пятый год. Эта школа дает основу для поступления, поступают дети во МХАТ, в ГИТИС, в Щукинское училище, в Щепкинское училище.



Анастасия Погнаева: На наших педагогов просто нужно молиться, я считаю. Они дают нам намного больше, чем могут дать нам кружки. Потому что это профессионалы, закончившие московские учебные заведения. Я в прошлом году поступала в Москве, я поступила в Международный славянский институт имени Гавриила Романовича Державина, на актерский факультет. Все, чему меня научили педагоги, это все мне пригодилось.



Александр Валиев: Ученики перечисляют дисциплины, которые преподают им педагоги: сценическая речь, мастерство, хореография, спортивная гимнастика, сценическое движение, вокал, пластика, фехтование, игра на музыкальных инструментах. Отказываться от возможности получить все эти навыки дети не собираются. Отец-основатель школы Евгений Егоров, уезжая в Германию, и не предполагал, что с его отъездом, дело развалится. Из 10 педагогов сейчас на мизерной ставке только 4, остальным доплачивают родители. У детского учреждения непонятный статус, за время отсутствия Егорова разбазарена вся материальная база. Говорит Евгений Егоров.



Евгений Егоров: Вот мы ее 13 лет создавали, и ее всю разворовали. Был свет шикарный, мы привозили со всей России и так далее, была звуковая немецкая аппаратура, было видео японское. У нас была чудесная библиотека, набор музыкальных инструментов, мастеровые гитары, флейты, «Ямахи», скрипки, виолончели, баяны, аккордеоны. Палаточный городок, то есть мы с детьми могли на лето выехать, заниматься на озере где-то и так далее. Все списано и все разворовано.



Александр Валиев: Им многое обещали, но, увы, ничего не сделали. Именно поэтому 15 августа ученики и учителя решили выйти на очередной пикет возле здания областной администрации. В руках они держали плакаты, а трое учеников старшего курса объявили предупредительную 12-часовую голодовку. Был среди них и Володя Окчаренко.



Владимир Окчаренко: Это была идея детей, абсолютно полностью, старшего курса. Трое человек детей и наш педагог Максим Юрьевич Клепко.



Александр Валиев: Никто из чиновников к пикетчикам и голодающим не вышел. Теперь ребята готовятся объявить голодовку в день знаний, 1 сентября - если чиновники по-прежнему не захотят всерьез решать их проблему. Пока же руководитель челябинского Управления образования Александр Кузнецов не склонен к компромиссам.



Александр Кузнецов: Создавайте, пожалуйста, негосударственную организацию какую-нибудь, общественное объединение, занимайтесь в его рамках чем угодно. Но если вы попадаете в муниципалитет, в муниципальное учреждение, в государственное учреждение, будьте добры, подчиняйтесь тем нормам и правилам, которые существуют в муниципальном учреждении.



Александр Валиев: Родители учеников полностью на стороне своих детей и их педагогов. Вот как прокомментировала ситуацию мама ученицы Дарьи Таран Галина Георгиевна.



Галина Таран: Такие школы существуют во многих крупных городах России. В Челябинской области такая школа, к сожалению, одна, да и та не имеет официального статуса. У администрации города приоритетными направлениями развития сегодня являются узкоспециализированные школы: спортивные, музыкальные. Это прекрасно, но куда же девать детей, которые за четыре года занятий уже начали понимать, как интересен актерский труд? Дайте возможность трудиться – именно этого хотят сегодня наши дети.



Александр Валиев: Сейчас ситуацию взял под контроль вице-губернатор области Роман Панов. На встрече с родителями учеников и педагогами он всеми силами пытался убедить их запретить детям устраивать голодовку, заявив, что эти мелочи не стоят того. На что получил ответ от одной их присутствующих женщин: речь идет вовсе не о мелочах. Конфликт продолжается.


XS
SM
MD
LG