Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экономика Грузии до и после российского вторжения


Ирина Лагунина: Американские корабли начали доставку гуманитарных грузов в Грузию. Полный объем гуманитарной помощи, как, впрочем, и разрушений, все еще предстоит определить, но по данным международных гуманитарных организаций, число одних только беженцев вынужденных переселенцев в результате этого конфликта составило 150 тысяч человек. Эсминец «Макфол» привез в Батуми одеяла, гигиенические пакеты, детское питание. Правительство Грузии предварительно заявило, что экономике страны потребуется дополнительных 2 миллиарда долларов, чтобы справиться с ущербом, нанесенным российским вторжением. Европейский союз в пятницу освободил 7 миллионов 400 тысяч долларов на экстренную помощь Грузии. Это в дополнение к полутора миллионам, выделенным 10 августа. США проводят оценку до того, как выделять бюджетные средства. Мы беседуем с экономическим обозревателем Радио Свобода Резо Сакеваришвили. В какую сумму сейчас оценивается ущерб?


Резо Сакеваришвили: В принципе как-то рассчитать сейчас ущерб в полном объеме не представляется возможным, исходя из того, что российские военные и мародеры, которые разбросаны по всей территории Грузии, пока еще продолжают грабить и уничтожать объекты инфраструктуры. Ежедневно поступает информация, что они уничтожают птицеводческие фермы, консервные заводы, предприятия малого и среднего бизнеса, которые составляли хребет экономики этих регионов Грузии. Так что конкретно сказать, какова сумма, пока трудно сказать. Но я знаю, допустим, два источника, которые называют конкретные цифры. Президент Грузии в интервью «Файнэншл Таймс» сказал, что объем ущерба, нанесенного гражданской инфраструктуре, составляет два миллиарда долларов. Ведущий коммерческий банк Грузии подсчитал, что это больше одного миллиарда долларов. Есть еще одна проблема: существует ущерб, который можно подсчитать материально, допустим, те же самые фабрики, тот же самый порт, та же самая блокированная дорога, но существует ущерб, который подсчитать в принципе невозможно – это сожженные леса, это экологическая катастрофа, которая практически наступила на побережье Черного моря после того, как были затоплены грузинские военные корабли. Там по всей воде разошлась нефть. Говорить об ущербе конкретном сейчас трудно. Но одно можно сказать с большой долей точности, что этот ущерб ежедневно растет и растет.



Ирина Лагунина: Прерву разговор с грузинским экономистом Резо Сакеваришвили. Самым крупным иностранным инвестором в Грузии оказалась чешская компания «Энерго-Про», закупившая год назад сеть грузинских гидроэлектростанций. Объем сделки составил 132 миллиона долларов, плюс обязательство чехов вложить дополнительных 100 миллионов в их переоснащение и 80 миллионов в линии передач. Не изменит ли нынешняя неопределенность отношение иностранных инвесторов к Грузии? Не стала ли эта страна зоной повышенного риска для них? Этот вопрос мы задали директору компании «Энерго-про» Иржи Крушине.



Иржи Крушина: Думаю, что отношение не измениться. Во всяком случае, за нашу фирму я это говорю точно. Мы хорошо знаем местные условия, завязали в Грузии обширные связи, так что уходить оттуда не собираемся. Многое зависит, разумеется, от того, насколько быстро ситуация нормализуется и будет ли продолжено развитие в заданном направлении. Мы намерены и впредь выполнять взятые на себя обязательства по развитию грузинской энергетической инфраструктуры и инвестировать в экономику Грузии.



Ирина Лагунина: Резо Сакеваришвили, в России как-то незамеченным прошел тот момент, что, несмотря на введенные Россией санкции два года назад, грузинская экономика продолжила бурный рост, а инвестиций в страну только прибавилось.



Резо Сакеравишвили: Тут несколько обстоятельств. Одно того, что Грузия в 2006 году, когда были введены экономические санкции, не так сильно зависела от России. Потоки поступления грузов, экспорта, импорта, были более-менее диверсифицированы. Россия имела сильную долю в грузинском балансе экспорта-импорта. Но с другой стороны, появились многие государства, которые замещали ее отсутствие – это была Украина, это была Турция, это был Азербайджан, это были страны Европейского союза. Тем более все те крупные инфраструктурные проекты, которые были в Грузии для осуществления газопровода, нефтепровода, деятельность железной дороги в принципе никак не зависели от России. Вот это и обеспечило то, что Грузия росла последние два года темпами, которые превышали 10%.



Ирина Лагунина: Чем объяснить тот факт, что в страну в прошлом году было вложено 2 миллиарда долларов иностранных инвестиций? И ведь в этом году прогноз был на такую же сумму.



Резо Сакеравишвили: В принципе надо начать с того, что в Грузии создано максимально либеральное законодательство, которое всячески способствует поступлению этих денег. И участие инвесторов в тендерах, начало бизнеса, допустим, всякими льготами они пользуются. С другой стороны, в Грузии была проведена серьезная реформа налогообложения, система лицензий. Вот все это и определило то, что Грузия стала серьезно притягивать инвестиции.



Ирина Лагунина: Вернусь к разговору с директором компании «Энерго-про» Иржи Крушиной. Чем объяснить изначальное решение не самой крупной центрально-европейской фирмы сделать такие серьезные вложения в грузинскую экономику?



Иржи Крушина: В этой области у нашей компании накоплен немалый опыт: в 90-е годы мы активно участвовали в приватизации гидроэлектростанций в Чешской Республике. Когда дальнейшее развитие предприятия стало невозможным из-за того, что все объекты уже были переведены в частные руки, мы стали присматриваться к другим странам региона. Подобный шанс нам представился в Болгарии, где мы существенно расширили наши активы. В то же время мы не хотели упускать из виду и более отдаленные государства с аналогичной программой приватизации. Проект инвестиций в грузинскую экономику был особенно привлекателен тем, что грузины выставили на продажу большой энергетический комплекс, включавший в себя как производство электричества, так и распределительные сети. Таким образом, в наших руках оказалась значительная доля грузинской энергетики – от 70 до 80 процентов. Остальная часть приходится на распределительные сети и линии электропередач в столице Грузии Тбилиси – они были приватизированы еще до нашего прихода. На территорию Южной Осетии наша деятельность никак не распространяется. Можно сказать, что решающим фактором для нас оказался сам способ комплексной приватизации, ибо в других странах преобладает раздельный способ – распродажа по частям.



Ирина Лагунина: Как бы вы описали экономический климат в Грузии до начала российско-грузинского конфликта? Доктор Иржи Крушина, директор компании Энерго-Про.



Иржи Крушина: Другое обстоятельство, которое мы высоко оценили, принимая решение о капиталовложении, была та открытость, с которой правительство Грузии подошло к процессу приватизации. За все время переговоров мы ни разу не почувствовали ни предвзятости, ни недружелюбия, ни предоставления конкурентных преимуществ в зависимости от того, какой национальности инвестор. Единственное, что правительство интересовало, это способность покупателя обеспечить бесперебойные поставки электричества потребителям. Мы – сугубо частное предприятие, поэтому для нас очень важны второстепенные обязательства – не только общая цена приобретаемого объекта, но и другие привходящие обстоятельства. Надо сказать, что на момент приватизации грузинской энергетике было довольно далеко до того состояния, в котором находилась эта отрасль в нашем регионе, даже в той же Болгарии. В ходе продолжительных и обстоятельных переговоров с грузинским правительством мы добивались приведения грузинской энергетики к общему знаменателю с Центральной Европой – например, мы выдвигали в качестве условия принятие европейских правовых предписаний в энергетической области. Проведя в Грузии в общей сложности полтора года, могу ответственно заявить, что грузинское правительство вело себя корректно и выполнило все взятые на себя обязательства. Это тоже в немалой степени помогло принятию положительного решения.



Ирина Лагунина: А как же легендарная коррумпированность кавказских чиновников?



Иржи Крушина: На грузинском рынке мы уже полтора года, и я могу со всей ответственностью заявить, что нам ни разу не пришлось столкнуться со случаями коррупции. Ни при получении каких-то особых разрешений на ту или иную предпринимательскую или строительную деятельность, ни при оказании специализированной помощи нам не приходилось давать взятки. Все процессы регулировались стандартными законными предписаниями. Приведу пример: у нас в Чехии, так же как в Болгарии, всегда при покупке недвижимости возникали проблемы с внесением ее в земельные книги, в регистры недвижимости. В Грузии учреждения взимают административный сбор за стандартный или за ускоренный процесс – в срок до трех дней. Мы доплачивали за экстренность, и действительно, в срок до трех дней приобретенное имущество вносилось в соответствующие регистры. Могу поручиться, это была весьма профессиональная среда. Возможно, нам повезло – речь все-таки шла об очень крупном проекте, нам приходилось иметь дело с министрами и высшими чиновниками Министерства коммунального хозяйства и Министерства энергетики Грузии, которыми нами занимались. Наш опыт однозначно оказался исключительно положительным.



Ирина Лагунина: Резо Сакеваришвили, вот, антикоррупционная политика президента Михаила Саакашвили все-таки приносит замечательные плоды.



Резо Сакеравишвили: В принципе я могу с этим согласиться. Сказать, что в Грузии коррупции нет – это, конечно, смешно. Такой тотальной коррупции, которая была, допустим, до революции на всех уровнях, которая пронизывала всю властную вертикаль, такой коррупции, конечно, в Грузии сейчас нет.



Ирина Лагунина: Резо Сакеравишвили, экономический обозреватель Радио Свобода. Директор чешской фирмы «Энерго-про» Иржи Крушина говорит, что инфраструктура их предприятий пострадала лишь незначительно. Ущерб можно назвать локальным – например, в окрестностях Гори были разрушены столбы и оборваны низковольтные линии электропередач. Что же касается гидроэлектростанций, то все они находятся вне театра боевых действий, и война их не коснулась. Единственное, фирма не может пока довести до конца начатый было ремонт линий электропередач, так чтобы можно было в случае необходимости избежать перебоев в подаче тока.


Еще один крупный инвестор в грузинскую экономику – компания РАК из Объединенных Арабских Эмиратов, которая выиграла тендер на создание свободной экономической зоны в Поти и стала оператором порта в Поти, воздерживается от комментариев о своих потерях, ссылаясь на то, что ситуация слишком сложная. О выводе капиталов из Грузии пока не заявил никто.


XS
SM
MD
LG