Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сербия не определилась, как реагировать на кавказскую политику России


Руководство России не раз проводило параллели между «косовским прецедентом» и признанием независимости Абхазии и Южной Осетии. Это подрывает позицию Сербии, которая оспаривает законность одностороннего провозглашения независимости Косова

Руководство России не раз проводило параллели между «косовским прецедентом» и признанием независимости Абхазии и Южной Осетии. Это подрывает позицию Сербии, которая оспаривает законность одностороннего провозглашения независимости Косова

Поддержка Москвой сепаратистских территориальных образований в Грузии поставила в сложное положение политическую элиту Белграда. Сербия опасается потерять политическую поддержку союзника. Но политика Кремля на Кавказе, как считают независимые эксперты, идет вразрез с косовской стратегией Сербии и подрывает дипломатическую платформу Белграда на грядущей Генеральной ассамблее ООН.


Официальная позиция Сербии по вопросу о признании Россией независимости Южной Осетии и Абхазии очень сдержанная. Сербское министерство иностранных дел выпустило сообщение, в котором говорится, что Белград уважает нормы международного права и выступает за сохранение суверенитета и территориальной целостности признанных международным сообществом государств, в первую очередь Сербии. В Белграде обсуждают ряд вопросов, связанных с признанием Россией двух новых государств на Кавказе. Как это повлияет на позицию Сербии относительно Косова? Должна ли Сербия поддерживать политику России на Кавказе? Что делать, если Москва будет добиваться международного признания независимости Южной Осетии и Абхазии? Профессор Белградского университета Мирослав Йованович считает, что у Сербии сейчас есть только один разумный выход - подождать: «Реально у Сербии нет сильной позиции, и поэтому признание или сопротивление признанию двух сепаратистских областей в Грузии со стороны Белграда ничего не может изменить. Свою позицию Сербия может строить лишь на выжидании. Ясно, что Россия отчасти воспользовалась прецедентом Косова, чтобы признать независимость Южной Осетии и Абхазии. Внутренний характер конфликта в Косове и на Кавказе не идентичен. Поэтому для Сербии полезнее всего подождать, а в дипломатических контактах с Россией и западными союзниками настаивать на том, что она не может пойти на радикальные шаги - ни признавать, ни осуждать шаги Москвы в отношении Южной Осетии и Абхазии».


В белградских правящих кругах неофициально можно услышать, что последние события на Кавказе не соответствуют интересам Сербии. Им остается утешать себя тем, что сербы оказались правы, предупреждая, какая опасность грозит миру из-за поддержки западными странами независимости Косова.


Националистически ориентированные политические партии выступают с поддержкой России и даже ликуют: «Москва права», «Кремль отомстил Западу за Косово».


Интерпретация политики Кремля на Кавказе прямо зависит от политической позиции сербских наблюдателей. Независимые аналитики делают такой вывод: Россия, поддерживая Сербию по косовскому вопросу, руководствовалась не принципиальными соображениями, а собственными интересами. Тем самым подрываются позиции Сербии на предстоящей Генеральной ассамблеи ООН, в ходе которой Белград потребует передать вопрос законности одностороннего провозглашения независимости Косова на рассмотрение международного суда.


XS
SM
MD
LG