Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российско-грузинский бизнес в новых политических условиях. Гость студии - Татьяна Веденеева, ведущая канала "Домашний" и производитель соуса ткемали


Елена Рыковцева : Как быть простым людям в разных странах, когда их политики дерутся между собой? Наверху – ноты протеста, разрывы дипотношений, взаимные угрозы санкциями – экономическими, политическими и даже уголовными. А внизу – совместный бизнес, совместные семьи, которые называются межнациональными, поездки к родственникам и материальная помощь таковым посредством почтовых переводов. И вся эта семейная и финансовая стабильность подвергается огромному риску, а то и вовсе рушится во время таких кризисов, как сегодняшний. Возможно ли защитить себя от последствий тех решений, которые принимают политики? Если да, то как это сделать? Это вопрос, который мы задаем слушателям нашей программы.


А также вы можете задавать свои вопросы нашей сегодняшней гостье. Это ведущая телеканала «Домашний» Татьяна Веденеева. С нами в студии также моя коллега, корреспондент Армянской Службы Радио Свобода Аза Бабаян, так что фрагменты нашего разговора, возможно, услышат и в Армении. А начнем с июньской публикации в «Комсомольской правде».



Диктор : «Ведущая телеканала "Домашний" Татьяна Веденеева еще в 1999 году открыла свой бизнес по производству соуса ткемали. Ее муж Юрий родом из Тбилиси. Однажды он привез бутылку популярного грузинского соуса домой. Татьяна , попробовав его впервые, была настолько впечатлена, что решила накормить им всю Россию. Два года она уговаривала мужа заняться производством этого соуса. Наконец он согласился.


В Тбилиси был проведен конкурс, отобраны лучшие рецепты. Потом домашние рецепты адаптировали к условиям производства. Дело шло бы еще лучше, если бы не возникало постоянных сложностей с сырьем. Татьяна рассказывала, что плантаций дикой сливы нет. Во дворе каждого грузинского дома растет одно-два дерева, хозяйки варят ткемали каждая по собственному рецепту, только для своей семьи. Долгое время им приходилось нанимать людей, чтобы те собирали урожай чуть ли не по всей стране. Потом появилась плантация в Болгарии, где они посадили сто тысяч деревьев.


Но бизнес развивается быстро, соусы становятся популярными, требуются дополнительные территории. Татьяна уже приобрела в Грузии производственные помещения, а теперь собирается купить плоский участок горы около городка Вали, где можно посадить 25 000 деревьев ткемали. Однако столкнулась с трудностями. В Грузии нет законодательной базы по оформлению земли для иностранцев. Ждет, когда примут законы».



Елена Рыковцева : Это были июньские трудности.




Татьяна Веденеева

Татьяна Веденеева : Да.



Елена Рыковцева : Все правильно, все точно в этой заметке?



Татьяна Веденеева : Да, кроме города, который называется Вани, все правильно. Действительно, законодательства пока по-прежнему нет. Сейчас, действительно, возникли новые сложности и у государства Грузия, и у нас, соответственно. Пока закон такой не принят. Но вот это помещение, которое мы успели купить, к нему тоже прилегает некая территория. Мы подумали, что, наверное, мы сможем пока там посадить эти деревья. Они таким же диким образом будут расти, и какой-то дополнительный урожай мы сможем собирать.


На самом деле, в этом году мы успели вывезти все, что мы собрали. Никаких, в принципе, препятствий к вывозу не было. Поскольку мы компания швейцарская, у нас там три компаньона, то для вывоза не в Россию, а в другие страны, не было никаких препятствий. Единственная проблема была в самом транспорте. Потому что, вы понимаете, во время таких событий, которые были в последнее время, многие просто транспортные компании отказывались работать. А так, в принципе, все обошлось пока, во всяком случае.



Елена Рыковцева : Возможно, и будет все обходиться дальше, если вы по-прежнему будете вывозить эти плоды не в Россию, а за другие рубежи Грузии. Правильно?



Татьяна Веденеева : Да, я думаю, да. Мы так поступаем, потому что у нас завод находится в Болгарии изначально. Это не наш какой-то хитрый ход. Поскольку один из наших компаньонов гражданин Швейцарии и у нас с самого начала были генеральские планы продавать этот соус (на мой взгляд, уникальный такого в мире нет нигде), по всему миру. Это потом я поняла, что на самом деле мы не сможем этого сделать в ближайшее время, поскольку завалить ткемали невозможно. Столько нет самих слив. Они растут диким образом. Даже если в одном месте, все равно…



Елена Рыковцева : Завалить настоящим ткемали.



Татьяна Веденеева : Да, да, невозможно. Можно, конечно, разбавить водой в три раза, тогда – да. Но мы этого не хотим делать. Поэтому изначально такие планы генеральские были. Мы работали, например, с французской компанией «Фушон» в течение года. У нас до сих пор есть контракт с английской фирмой. Покупают у нас постоянно в Америку некие дистрибьюторы без нашего, собственно, участия и вхождения на американский рынок. Нет у нас пока такой цели, потому что рынок, конечно, прекрасный, большой, шикарный, но у нас нет столько продукта. Так что, именно поэтому мы нашли завод-предприятие там, которое соответствует нужному уровню. Мы с самого начала производили там, с самого начала вывозили именно в Болгарию.



Елена Рыковцева : Когда вы начинали бизнес, когда вы его продолжали, ведь не сегодня возникло это обострение отношений с Грузией. Это уже продолжалось. Вы как-то учитывали, вы закладывали в свой бизнес возможность конфликтов этих политических? Это можно просчитать?



Татьяна Веденеева : Лично я у себя в душе как-то закладывала. Потому что какие-то предпосылки еще при Шеварднадзе были. Были какие-то трения между руководством. Это было уже очевидно. Конечно, мы много не знали, безусловно. Но моя интуиция она как-то подсказывала, что что-то здесь не так, и это может во что-то вылиться не совсем хорошее для простых предпринимателей. Так оно и случилось.



Елена Рыковцева : И когда вы выводили его все-таки за пределы России, само производство, это было не только потому, что, видимо, этот болгарский завод может справляться, но еще и то, что это вас страхует от такого риска, как обострение отношений России и Грузии.



Татьяна Веденеева : Об этом, честно говоря, специально не думали. Первая задача была – хорошее предприятие. Потому что в 90-х годах найти реально предприятие было сложно. Вторая причина в том, что, на самом деле, как это не покажется странным, но произвести стеклянные бутылки в Болгарии было дешевле, чем в России. Произвести этикетки, бумагу все было дешевле. Мало того, я вам скажу, что сейчас Болгария вступила в ЕС, они изменили некие законодательства, например, налог у них там 10 процентов на прибыль (они его даже уменьшили). Он меньше, чем по Европе. Даже сейчас, вступив в Европу, мы были уверены, что сильно возрастут. Они действительно несколько выросли, но все равно они остаются дешевле, чем если бы мы производили где-нибудь под Москвой те же бутылки.



Елена Рыковцева : А конкуренты у вас есть?



Татьяна Веденеева : Есть только одна компания, но, насколько я знаю, они сейчас свой бизнес продали, какое-то совместное предприятие. Но я не считаю их конкурентами не потому, что я хвастаюсь, просто я считаю, что наш продукт гораздо качественнее по уровню. Просто есть компании, которые то же самое производят.



Елена Рыковцева : То есть вы каким-то удивительным образом нащупали нишу, где можно так завоевывать рынок.



Татьяна Веденеева : Да. Дело в том, что я очень много времени проводила за границей в 90-х годах. Я своими глазами видела и убедилась в том, что когда у людей возрастает определенный уровень жизни, качество жизни становится лучше, люди очень сильно начинают задумываться (европейские люди, во всяком случае) над качеством жизни, над своим здоровьем. В отличие от России того времени, России, которая устала носить все серое, ничего не иметь, поэтому женщины стремились как можно больше приобрести нарядов для себя, мужчины автомобили и так далее, и так далее – улучшить свою жизнь с точки зрения материальной. Европейцы немножко изменили свой менталитет в этом смысле. Они считают, что лучше я не куплю лишнего платья, или пусть я буду ездить на машине, которая дешевле, но зато я буду ходить в спортивный зал, я буду есть хорошую качественную еду, я буду отдыхать в хорошем месте, я буду учить своих детей и так далее. В это гораздо больше вкладывалось денег.


Магазинов, которые продают только экологически чистые продукты, даже в маленьких городках можно насчитать 2, 3 и больше. В каждом большом супермаркете обязательно есть отделы, которые продают только экологически чистые продукты. Не надо ходить и на каждой полке искать. Просто идешь в определенную часть магазина и знаешь, что там все экологически чистое. То, что это бурно развивается, говорит о том, что это очень такая тенденция, которая уже просчитана производителями. За этим будущее.


А сейчас мы слышим, как политики говорят, что в глобальном смысле на Земном шаре уже возникли очень серьезные проблемы с продуктами питания. Отсюда генетически модифицированная продукция, которая в огромном количестве производится. Следующая очередь за водой и так далее. Я поняла, что мы выбрали, на самом деле, наверное, интуитивно, случайно, но очень правильную нишу.



Елена Рыковцева : Да, это точно. Татьяна, у вас прямо в названии фирмы заложены «старинные рецепты». Это грузинские рецепты?



Татьяна Веденеева : Изначально, я думаю – да. У меня как-то брало интервью грузинское телевидение в самом начале нашего бизнеса еще в 90-х годах. Я спросила у журналистки: «Как вы думаете, сколько лет существует этот соус – 50, 100?» Она задумалась и сказала: «Вы знаете, был всегда!». Вечный. Смысл в чем? Сейчас, когда мы начинаем сбор урожая, в принципе, деревья растут там, там, там. Местное сельское население очень радо, что мы обращаемся к ним за помощью, нанимаем рабочих, потому что работы у них практически нет в горах. И вот в этих горах растут огромные деревья. Они потрясающе красивые, особенно бордовая слива ткемали. Само дерево вырастает до 10 метров в высоту. У него бордовая кора, у него бордовые листья. И вот эти плоды. Они фантастические!



Елена Рыковцева : И дерево так и называется – ткемали.



Татьяна Веденеева : Так дерево называется, да. Это сорт дикой сливы из породы алычи. Но съесть этот фрукт невозможно.



Елена Рыковцева : Почему?



Татьяна Веденеева : Потому что даже в энциклопедии по кулинарии, написанной еще при Сталине, было написано, что на всей территории бывшего СССР есть плоды, в которых самое большое количество пектиновых веществ. Пектин – удивительная молекула, которая от крошечной, грубо говоря, с ноготок, может разрастаться до размера кулака. Я так образно говорю. Разрастается за счет того, что на молекулярном уровне она все захватывает в себя и удерживает и выводит из организма. Никакие процессы гниения, брожения и прочего в вашем кишечнике просто не происходят, если в ваш организм поступает этот пектин. Самые лучшие фирмы в мире, которые производят всевозможные джемы, повидла, варенье хорошего качества, никогда не используют никаких консервантов, кроме пектина. А пектин – это реальное растительное вещество. Так вот эту сливу нельзя было съесть из-за того, что вы просто не сможете ее проглотить из-за количества пектина. Представьте, крестьянин, видит дерево, увешанное плодами, а съесть нельзя.



Елена Рыковцева : Да!..



Татьяна Веденеева : И тогда они придумали этот соус. Смысл его в чем? Мы снимали целый фильм, как в Грузии в горах, где еще до сих пор с кувшином ходят по воду, как его делают. Просто собирают эти сливы, практически даже не моют. В огромный чан на костре (во дворе мы снимали) высыпают, попавшие веточки оттуда выбирают, косточки выбирают. 3 минуты буквально варят, добавляя туда всевозможные травы – дикие травы, укроп, чеснок, кинзу и так далее. И тут же это едят, причем, без сахара.



Елена Рыковцева : Класс!



Татьяна Веденеева : Это нужно родиться в Грузии, чтобы есть это без сахара. Мы, конечно, адаптировали вкусы под европейские, поэтому добавляем сахар. И он хранится… У нас технолог иногда открывает бутылки, которые стоят без холодильника 5 лет и пробует на себе. И они не портятся, можете представить себе!



Елена Рыковцева : А вот грузины, как относятся к качеству вашего продукта с той точки зрения, что как это русская женщина, что она понимает, что она может, как это - не грузинка производит грузинский соус по нашим рецептам?



Татьяна Веденеева : Именно такой посыл интервью был, которое снимало грузинское телевидение в самом начале.



Елена Рыковцева : Ага!



Татьяна Веденеева : Как же так – вот это наше национальное достояние рецепты, производят в России, и даже не в России, а в Швейцарии?



Елена Рыковцева : Да еще и блондинка.



Татьяна Веденеева : Да. Ну, наверное, у меня есть, во-первых, определенный уровень доверия, который за многие годы работы на телевидении я завоевала. Он не вызывает каких-то отрицательных эмоций. Это первое. А второе – мы действительно делаем очень качественный продукт. Я могу сказать, что, например, одним из показателей было, когда наша фирма была еще совсем молодая, юная, где-то мы работали года три на рынке, грузинское правительство (это было еще при Шеварднадзе) устраивало огромное какое-то мероприятие очень высокого ранга в Лондоне, куда съехались все политические деятели Грузии, знаменитости и так далее. Было общение с соответствующими людьми в Англии. Был устроен огромный обед. Нам позвонили из посольства и попросили – не может ли мы, именно наша компания, поставить соус ткемали, потому что обед был в грузинском стиле, к этому столу.



Елена Рыковцева : Вот это я понимаю!



Аза Бабаян : Татьяна, а в Грузии продается ваш соус?



Татьяна Веденеева : Я думаю, что нет, потому что… Ну, кое-где. Некоторые маленькие магазины такого хорошего уровня они как-то сами без дистрибьютора закупают маленькие партии. Мы это даже не можем отследить, потому что мы сами не продаем. Продает дистрибьюторская компания. Но ведь Грузия вся варит дома. Они все варят дома сами. Они покупают на рынке, они варят для себя. Причем, благодаря этим пектинам, это не портится, это стоит в холодильнике. Самый лучший вариант, это когда вы сделали кашку, поставили ее в холодильник без сахара, без всего, потом достали определенное количество, нарезали туда свежей травы, чеснока и тут же подали на стол. Это, конечно, самый высший класс. Мы в промышленном производстве так не можем сделать, хотя наш травы все тоже свежие, но все равно процесс приготовления немножко другой.



Елена Рыковцева : Знаете, я вот думаю, в какой ситуации может спасти ваше имя, которое грузины хорошо помнят. Если начнется такая же история как с латвийскими шпротами, абхазскими мандаринами, то может быть этот соус ткемали, который попадет в лозунги «Наших», разных молодежных групп, может быть, его как раз обезопасит то, что все-таки это вы. Это может пригодиться.



Татьяна Веденеева : Ну, да.



Елена Рыковцева : Все ведь может быть.



Татьяна Веденеева : Все может быть, да.



Елена Рыковцева : Продукты вечно становятся орудием в политической борьбе.



Аза Бабаян : Татьяна, а вот такой вопрос. Грузинские рестораны в период, когда (да, и сейчас тоже) невозможно было закупать в Москве вина, они не выставляли в своих ресторанах грузинские вина. А соус ваш закупали грузинские рестораны в Москве?



Татьяна Веденеева : До сих пор (я не могу вам сейчас сказать точную цифру), около 45 ресторанов по Москве у нашего дистрибьютора покупают соусы. Многие покупают без дистрибьютора – в магазинах типа «Метро», «Ашан», где это продается по более низкой цене, потому что цена зависит от магазина. У каждого своя маржа. Так что - да. Это никого не смущает, потому что не было табу на соусы, было табу на вина.



Елена Рыковцева : Мы уже видим первый ответ слушателя по поводу вопроса, который мы задаем, как жить людям, у кого бизнес совместный, семьи.


«Как мы жили при советах, то есть в абсолютном паритете с властью, не замечая друг друга, а если сказать резче – плюя друг на друга». Власть принимает такие решения, а мы живем своей жизнью. Так считают наши слушатели Майоровы. Мы можем как-то жить независимо друг от друга.



Татьяна Веденеева : Да, наверное, в принципе… Нет, вы знаете, если дело касается большого бизнеса, то, наверное…



Елена Рыковцева : Это нереально.



Татьяна Веденеева : Эта формула не действует. А что касается маленького, то у маленького бизнеса очень много сложностей, безусловно, но они опять же на уровне руководства тоже маленького. Как известно, чем меньше начальник, тем больше, может быть, проблем - начальник на уровне какой-нибудь санэпидемстанции, пожарных и так далее. У каждого бизнеса есть свои проблемы, на которые нельзя уж так совсем наплевать и быть обособленным. Если ты не сидишь дома и не строчишь на машинке тихо, чтобы никто не видел, то проблемы все равно возникать будут. И наплевательски относиться к этому нельзя, но это проблемы другого уровня, они не государственного масштаба.



Елена Рыковцева : Да. Я вот даже, кстати, Аза, думаю, что ваши армянские бизнесмены тоже очень хорошо на себе почувствовали эти последствия кризиса российско-грузинского?



Аза Бабаян : Естественно! Потому что единственная дорога, которая связывает Армению с Россией, проходит через Грузию. Есть другой путь – через сухопутный путь через Иран и дальше по Каспийскому морю, но проблема в том, что по законодательству Ирана по территории Ирана не могут перевозиться спиртные товары, то есть сигареты, спиртные товары. А главный экспорт Армении – это коньяк, вина и так далее. Тот коньяк, который поступает на территорию России из Армении, он как бы сейчас не поступает, потому что никак по-другому в Россию, кроме как по территории Грузии не может попасть.



Елена Рыковцева : Вот это да! Этого я не знала.



Татьяна Веденеева : А самолетами?



Аза Бабаян : На самом деле, самолетами это настолько дорого, что как бы…



Елена Рыковцева : Много не навозишься.



Аза Бабаян : Потом будут такие цены, что… Они и так очень дорогие, а так им будет просто невыгодно продавать.



Елена Рыковцева : Дело в том, что происходят такие вещи. Аза рассказала, что Грузия уже перекрывает свою территорию для гражданских самолетов и для составов. Я вчера видела человека в очереди в сберкассу. Это абхазец, у которого семья живет в Грузии. Он говорит, что у него две семьи – одна в Тбилиси, одна в Зугдиди. И вот в Тбилиси он еще может посылать деньги, а в Зугдиди уже нет. Где сейчас, что называется, буферная зона, это уже совершенно нереально.



Аза Бабаян : На самом деле, довольно долгое время даже все из России летали в Грузию через Ереван. Даже анекдоты такие рассказывали, что многие люди, которые занимаются малым бизнесом в России, в частности, в Москве, они брали армянские фамилии, армянские паспорта граждан Армении, и уже с этими паспортами приезжали в Россию работать. Потому что им было просто очень сложно работать. Кстати говоря, что более-менее радует в создавшейся ситуации, что не началась паника, которая была два года назад, когда вытесняли из Москвы, из России всех грузин, когда шла эта кампания именно против грузин. Сейчас вроде бы такого, по крайней мере, публичного мы не видим.



Елена Рыковцева : А пока не до того еще.



Татьяна Веденеева : Я не очень понимаю, о чем вы говорите. Вытесняли как - с рынков или просто уличные какие-то?...



Елена Рыковцева : В школах какие-то были требования предоставлять списки детей-грузин.



Татьяна Веденеева : Странно. В школах, я не понимаю… У нас в компании, например, есть человек, который с чисто грузинской фамилией занимается программированием.



Елена Рыковцева : У него не было проблем, когда были гонения?



Татьяна Веденеева : Нам даже в голову такое не приходило, что это может быть для нас каким-то осложнением.



Аза Бабаян : В принципе, работают же в Москве нормальные грузины. Кстати, очень много грузин врачей. По-моему, они так и продолжают работать. На каком-то уровне все равно это проходило, в частности, в российских СМИ об этом очень много говорилось. Сейчас это вроде бы не так заметно, как это было тогда два года назад. По крайней мере, те знакомые грузины, которые, например, у меня есть, они продолжают работать. Понятно, что они о своей позиции не будут говорить, но они спокойно работают, по крайней мере, на сегодняшний день.



Елена Рыковцева : Я слышала вчера Александра Проханова по «Эхо Москвы», который сказал, что он очень любит грузинские рестораны. И там пусто абсолютно! Он говорит, что сидел один.



Татьяна Веденеева : Я не думаю, что это связано с политикой. Абсолютно. В этом совершенно уверена. Я сама недавно была в ресторане на проспекте Мира. Было там достаточно много народу, во всяком случае, на улице. Внутрь я не заходила. Я думаю, что это с политикой никак не связано.



Елена Рыковцева : Будем надеяться. Татьяна, но я опять про политику. Вчера появились заявления американских экспертов, политологов, что, возможно, ответят теми санкциями, что будут проверять счета российских бизнесменов на Западе и вылавливать тех, которые нечистоплотные, оглашать их имена, преследовать их бизнес. Меня единственное, что смущает в этой истории, почему нужно было дождаться провозглашения независимости Южной Осетии и Абхазии, чтобы, наконец, заняться криминальным российским бизнесом на Западе? Как вы отнеслись к этим сообщениям?



Татьяна Веденеева : Меня это никак не пугает, потому что наша компания белая, пушистая, прозрачная. Это, во-первых. Во-вторых, когда люди, политики, делают такие заявления, это говорит об их прямой заинтересованности. Если вас это никак не касается, это не круг ваших интересов, как говорят обычно американцы, то тогда, какая вам, собственно, разница. Потому что если говорить с точки зрения финансового бизнеса, то чем больше денег где-то оседает, тем лучше для этой страны, для этого конкретного банка и так далее. Это напрямую говорит о заинтересованности данного государства, данных каких-то политических движений в том, что происходило, в том, что происходит.


А то, что счета проверяются, они проверяются уже очень давно. У очень многих людей они реально заморожены, и заморожены большие деньги, потому что бизнес в начале 90-х очень часто строился на телефонных звонках, на доверии, на дружбе. Не было каких-то проведенных по всем правилам платежек. Нет одной бумажки - ты ничего не можешь доказать и все. Это является поводом для того, чтобы твой счет повис где-то и заморозился. А есть государства, которым, собственно, все равно, потому что они существуют на этом. Им неважно какие деньги, важно, чтобы их было как можно больше. А они такие мировые кошельки. Кстати, там хранится очень много денег не только русских.


Когда говорят, что у русских «черные» деньги, европейцы лукавят. Я очень хорошо помню, когда Европа меняла деньги на евро, я в тот момент находилась во Франции. У меня есть хорошая такая знакомая, которая занимается недвижимостью. Она продает квартиры, сдает, виллы и так далее. И мне позвонили приятели и сказали, мы хотим на лето что-то там снять на Лазурном берегу. Я к ней обратилась. Они приезжали на один день. Она мне сказала: «Таня - невозможно! У меня нет ни одного часа. Вся Европа сошла с ума. Все приехали. Все хотят что-нибудь купить, неважно какого качества! И очень многие, не все, конечно, но очень многие привозят наличные деньги».



Елена Рыковцева : Понятно.


Наталья Васильевна из Московской области, здравствуйте! Говорите, пожалуйста!



Слушатель : Здравствуйте! Таня, позвольте мне вас так называть, потому что я образца января 1921 года.



Татьяна Веденеева : Здравствуйте!



Слушатель : Вы женщина самой изысканной красоты с того телевидения, дорогая!



Татьяна Веденеева : Спасибо!



Слушатель : Позвольте мне не выходить за рамки разлива соуса ткемали, потому что я монархистка и наговорю, чего не следует. Все обойдется.



Татьяна Веденеева : Да, и это пройдет.



Слушатель : Все пройдет, будет все нормально у вас. Я в этом уверена. Многие одумаются, а другие вынуждены будут одуматься. Вот такое мое мнение.



Елена Рыковцева : Как мудрые слова! Спасибо, Наталья Васильевна.



Татьяна Веденеева : Спасибо огромное!



Елена Рыковцева : Виктор Иванович из Москвы, здравствуйте! Говорите, пожалуйста.



Слушатель : Добрый день! Хочу поблагодарить Татьяну, что она начала свой бизнес. Она очень молодец по одной простой причине, что начала его в России. Пока стоит бизнес у нас весь криминально-партийно-властный. Вести его просто без толку. Про малый бизнес говорят наши правители и выдают лозунги, которые больше похожи на куплеты Мирова и Новицкого. А вы правильно сделали, что начали свое дело, и ведете его правильно и достойно!



Елена Рыковцева : А вопрос у вас есть к Татьяне?



Слушатель : Что вопрос! Только пожелание успеха в работе!



Татьяна Веденеева : Спасибо!



Елена Рыковцева : Хорошо.


Лидия Георгиевна из Москвы, здравствуйте! Говорите, пожалуйста.



Слушатель : Здравствуйте, дорогие мои сестры! Простите, что я так называю вас. Я христианка. У нас христианская церковь. У нас и чечены, и киргизы, и казахи – все национальности. Мы всех любим. То, что политики делают, это их дело. Пусть Бог им будет судьей. Бог все видит. А Бог всех нас любит и любит одинаково. Что они хотят? Мы этого не знаем. Но знаем, что от их политики погибает мирный народ, наши братья и сестры. Я желаю, чтобы Бог дал им мудрости, чтобы они решили эти проблемы мирным путем. Благословит вас Бог!



Елена Рыковцева : Спасибо. Читаю сообщения.


Дмитрий из Москвы пишет так: «Когда колеблются вековые устои дружбы между народами, тогда всем людям нужно быть готовыми затянуть ремни и в Грузии, и в России, и в Америке». Татьяна, есть ли у вас ощущение, что вот эти устои дружбы между российским и грузинским народами могут быть поколеблены? Что люди на нашем с вами обычном рядовом уровне могут начать друг к другу относиться по-другому? Уж, казалось, так мы любим грузин, так они любят нас. Может это измениться?



Татьяна Веденеева : Наверное, может. Знаете, когда человеку с утра до вечера вкладывать в голову некую отрицательную информацию, что, в конец концов, он перестает реально ощущать, где он находится. Какими бы у тебя не были свои убеждения, они начинают шататься. Потому что ни один человек не может проследить реальности событий. Вот мои родители, например, до сих пор считают, что все в газете написано, то и правда. Я папе много раз говорила – послушай, забудь, не верь, там все далеко не так. Но люди в это верят. Печатное слово, сказанное слово по радио, по телевидению и так далее.



Елена Рыковцева : Особенно телевизионное.



Татьяна Веденеева : Поэтому поколебать, конечно, можно. Тут, естественно, все на совести людей, которые этим занимаются.



Елена Рыковцева : Ваш неполитический совсем канал, очень семейный, очень теплый и очень домашний и по названию, он может в этой ситуации делать что-то для того, чтобы не произошел раскол по линии народов, простых людей? Это реально что-то каналу сделать в этой ситуации?



Татьяна Веденеева : Наверное, не обращать внимания на эти все события тоже нельзя. Но, с другой стороны, у нас нет инструмента, у нас нет даже новостей, которыми можно было бы воспользоваться. Можно показывать фильмы, например.



Елена Рыковцева : Усилить грузинскую составляющую, приглашать грузин, например.



Татьяна Веденеева : Да. Например, я в студию к себе приглашаю. Недавно мы делали целую передачу, посвященную грузинской кухне, например. Можно показывать фантастически талантливые короткометражные фильмы. Никто лучше не делал это раньше, чем грузинское телевидение, например, где и текстов-то практически нет, но они потрясающие.



Елена Рыковцева : Нам-то наоборот Аза только что в перерыве рассказала, что как только начались эти события, на одной из радиостанций прекратили передавать песню «Чита-дрита». А тут, может быть, наоборот, начать такое делать?



Аза Бабаян : Причем, я каждое утро включаю эту радиостанцию с надеждой услышать. Но нет.



Татьяна Веденеева : Наверное. Видите ли, СТС-меда – частная организация. Поэтому здесь все зависит от позиции руководства. А поскольку частный бизнес владеет этим, а частный большой бизнес довольно независим у нас в стране уже, то возможно они примут такое решение. Почему бы и нет?!



Елена Рыковцева : Посмотрим.



Татьяна Веденеева : Во всяком случае, у нас сейчас, насколько я знаю, некоторые перестановки в руководстве. Как они себя поведут, посмотрим.



Елена Рыковцева : Что-то все-таки можно!



Татьяна Веденеева : Конечно.



Елена Рыковцева : Алла Павловна из Москвы, здравствуйте! Говорите, пожалуйста.



Слушатель : Здравствуйте! Вы знаете, я русская, но у меня очень много приятелей грузин. Буквально неделю назад я была на дне рождении. Там было человек 30 беженцев из Сухуми. Настолько теплые у нас отношения. Смешанные семьи – русские, осетины. Поэтому я все-таки считаю, как бы власть наша ни старалась, у нас не испортятся отношения с простым грузинским народом.



Елена Рыковцева : Будем надеяться.



Слушатель : И еще очень хотелось бы поблагодарить Михаила Соколова! Как он хорошо Сергея Маркова приложил! Ну, никак не могла дозвониться впрямую, все это высказать. За меня высказался Михаил Соколов. Спасибо ему, я его люблю!



Елена Рыковцева : Алла Павловна, мы ему специально вырежем из программы этот кусочек и отправим на компьютер. Он будет слушать его каждый день, а лучше даже на ночь.


Александр из Москвы, здравствуйте! Говорите, пожалуйста!



Слушатель : Добрый день! Вы знаете, я просто поражен тем, что у нас… Как же получается?! Когда грузинские войска, как наши сообщали, вошли войска грузин, а бомбить-то начали наши по грузинам! Значит, получается, что бомбили-то наши, а не грузины уничтожили все это дело! Меня это просто поражает вот это вранье.



Елена Рыковцева : Дни проходят, и люди уже начинают что-то понимать, что, да, сначала у них были между собой перестрелки – у грузин и осетин. Потом грузины ударили очень мощно по Цхинвали, слишком мощно, слишком страшно. На этот удар ответила российская армия, но ответила не так, чтобы отбить только этот удар, а пошла гораздо дальше – бомбить Грузию, переходить границу Грузии. Сейчас она создала такую буферную зону, которая находится на территории Грузии. Люди потихоньку начинают вникать, видимо, в эти вещи, которые сразу были абсолютно непонятными.


Валерий из Московской области, здравствуйте! Говорите, пожалуйста!



Слушатель : Добрый день! У меня к вам, уважаемое Радио Свобода… Это нормальное, приличное радио, но только что-то в этом осетино-грузинском вопросе получается накладка. Для всего народа, который знает, что грузины первые бомбили. Я звонил Соколову и хотел сказать ему… Передайте ему.



Елена Рыковцева : Позвоните еще раз Михаилу Соколову - следите за нашими анонсами. Я рада, что его программа произвела такое незабываемое для вас впечатление, но я никак не могу быть между вами связующим звеном.


Овик Людвигович из Московской области, здравствуйте! Говорите, пожалуйста.



Слушатель : Здравствуйте! Эти все выступления насчет любви к какому-то народу, это мне очень не нравится. Что такое любить какой-то народ? Любить можно людей, любить можно друзей, но обобщать, что это народы, вот это мне как-то не нравится. Все эти выступления насчет народа, что большая любовь со стороны грузин, что они очень любят русских, или со стороны звонящих, что они очень любят грузин. Так нельзя. Это неправильно.



Елена Рыковцева : А почему не правильно-то? Зато хорошо и душевно звучит.



Татьяна Веденеева : Потому что для любого человека народ олицетворяют некоторые люди.



Елена Рыковцева : Конечно!



Татьяна Веденеева : Мы же не говорим о том, что я люблю всех подряд. Вообще, слово «любовь» такое очень… С ним надо очень осторожно поступать, потому что в русском языке «люблю конфеты», «люблю зефир в шоколаде», «люблю тебя» и «люблю маму» - это, в общем, одно и то же слово.



Елена Рыковцева : Да.



Татьяна Веденеева : В отличие от японцев, например, когда слова «люблю» практически нет. Там конкретное действие является любовью. Конкретно что-то делаю для этого человека, значит люблю. Поэтому когда мы знаем неких людей, их поступки, наши взаимоотношения с этими людьми, мы это тут же проецируем на весь народ.



Елена Рыковцева : Конечно, а потом имеются некие особые отношения между народами.



Татьяна Веденеева : Исторически сложившиеся.



Елена Рыковцева : Есть народы, про которые не скажешь, например, «русские любят финнов». Эта формула не так звучит, как «русские любят грузин», потому что история такая.



Татьяна Веденеева : Да.



Елена Рыковцева : Так сложилось, что можно обобщать.


Валентин из Рязани, здравствуйте! Говорите, пожалуйста!



Слушатель : У меня два вопроса к бизнес-леди. Ведущая сказала, что вы вели производство в Болгарию. Но, мне кажется, что вы говорили, изначально вы так сделали.



Татьяна Веденеева : Да.



Елена Рыковцева : Сам завод там по переработке сливы.



Слушатель : И второй вопрос. Ведущая также сказала, что как русской женщине вам будет легче, видимо, в России. Разве вы русская женщина? Я так понял, что нет.



Татьяна Веденеева : Вообще-то, я русская.



Елена Рыковцева : А вы думали, что она грузинка?



Слушатель : Нет, я не говорю, что она грузинка.



Елена Рыковцева : Я хочу сказать, Валентин, что имелось-то в виду, что репутация Татьяны, ее слава, любовь к ней аудитории, возможно, спасет сам по себе соус ткемали от тех поползновений, которые испытали на себе латвийские шпроты, например. Вот это я имела в виду, что соусу, может быть, повезет в этой политической ситуации.


Наталья Михайловна из Москвы, здравствуйте! Говорите, пожалуйста.



Слушатель : Здравствуйте! Я приветствую ведущую, гостей и всех хороших людей независимо от национальности! А средства общения, мне кажется, это культура. Надо чаще показывать изумительные грузинские фильмы, грузинское многоголосье и придет понимание. И это отчуждение, которое сейчас пытаются нам навязать, исчезнет.



Елена Рыковцева : Спасибо. Хорошо. Читаю дальше наш пейджер.


«Танечка, - пишет вам Татьяна Сергеевна из города Химки, - скажите, пожалуйста, как именно называется ваш соус, и в каких магазинах его можно купить?» Кстати, этот вопрос очень правильный, потому что, когда я на нашей летучке редакционной заявляла тему программы, два наших журналиста сказали, что они этот соус пробовали, он им понравился. Но я к своему стыду, например…Ткемали я знаю, но Татьянин ли это ткемали, не Татьянин, который я покупаю для шашлыков, понятия не имею. Как отличить, что он ваш?



Татьяна Веденеева : Во-первых, компания называется «Трест В».



Елена Рыковцева : Там, где написано «Трест В», - это вы.



Татьяна Веденеева : Да. Это очень красивая стеклянная бутылочка, на которой изображены, кстати, уменьшенные копии гравюр, которые я купила в свое время на какой-то барахолке в Париже, с видами Грузии. И там подписи под этими гравюрами, если это увеличить, они висят в кабинете в офисе, на французском языке, как ни странно. Вот это наш соус. У него есть номера и названия. Например, «Дамский». Причем, названия придумывали не мы. Мы проводили фокус-группы с московской публикой. Это были мужские какие-то собранные команды людей, которые не знали, какая компания. Им давали пробовать, и они давали свои оценки. Это называется фокус-группа – как бы такой опрос населения. По любому товару можно устроить такое.



Елена Рыковцева : Итак, вы их разделили на «Дамский»- «Мужской»?



Татьяна Веденеева : Некоторые люди сами давали названия. Вот, например, слово «дамский» прозвучало именно во время таких исследований, хотя на самом деле, большинство мужчин мне говорят, что любят именно соус «Дамский», потому что он, на самом деле, самый приближенный к европейскому вкусу.



Аза Бабаян : Там меньше чеснока, наверное.



Татьяна Веденеева : Нет, он самый такой сладкий. Детям, подросткам очень нравится «Молодой».



Елена Рыковцева : Называется так?



Татьяна Веденеева : Да, он называется «Молодой», потому что он такой очень нежный, там меньше всего перца. У нас есть еще помидорные соусы. Тоже очень популярен 11 номер, который самый не острый, и 13, который, наоборот, считается острым, но по нашим понятиям не очень, но название у него «Чертовка». Это я придумала.



Елена Рыковцева : А в городе Химки это можно купить?



Татьяна Веденеева : Это можно купить во всех супермаркетах практически.



Елена Рыковцева : Теперь к Азе: «Армянский коньяк в Россию – легко: сначала по железной дороге в Иран, затем по Каспию на пароходе в Махачкалу и железной дорогой куда угодно, и никакая Грузия не нужна». Чудесный совет Александра.



Аза Бабаян : Я уже объясняла, что согласно законодательству Ирана, по Ирану не могут проезжать грузы, которые везут спиртные напитки и табачные изделия. Это исламская страна с исламским законодательством. Поэтому по Ирану коньяк привозиться в Россию никак не может.



Татьяна Веденеева : Аза, скажите, пожалуйста, вот когда в Грузии выставляют такие препоны и закрывают границу для проезда товаров, как вы думаете, это больше направлена политика против России или против Армении?



Аза Бабаян : Я уже как-то говорила своим коллегам, что на самом деле во всем этом конфликте, в этих столкновениях больше всего страдает Армения, причем, простой армянский народ. Потому что там уже есть дефицит бензина, там уже есть дефицит каких-то основных товаров. Это все в первую очередь ударяет по Армении, потому что граница с Азербайджаном закрыта давно из-за карабахского конфликта, закрыта граница с Турцией по той же причине. Единственная дорога, которая нас связывала с Россией, – это через Грузию. Часть дороги – это сухопутная дорогая, а потом паромная переправа, потому что также сухопутная дорога основная. Она закрыта из-за грузино-абхазского конфликта. Страдает Армения однозначно. Кроме всего прочего, сейчас уже гражданские самолеты из Москвы летят в Ереван через Азербайджан.



Елена Рыковцева : Слушатель Добрый пишет: «Хорошо, что артист Кикабидзе вернул России Орден дружбы народов. Теперь неплохо бы ему отдать нам российский паспорт и уехать в свою солнечную Грузию. Кому он там нужен со своими песнями? Лучшая защита – нападение». Лучше его выпихнуть, не пускать, отдать ему паспорт, которого у него, по-моему, и нет, российского. Почему вы решили, что он гражданин России? Он живет в Грузии. Он там нужен. У него грузинский паспорт. Он делает то, что считает нужным в этой ситуации. Мы не будем обсуждать его поступки.



Татьяна Веденеева : Вообще, когда мужчина имеет свою позицию – это всегда его очень хорошо характеризует. Другое дело, согласны ли вы с этой позицией или нет.



Елена Рыковцева : Да, ну, вот она такая – принимайте!



Татьяна Веденеева : У человека есть позиция, и это надо уважать.



Аза Бабаян : Кстати, он ничего плохого не говорил. Он очень сдержан был.



Елена Рыковцева : Просто в этой ситуации он не может принимать этот орден, потому что бомбили его страну, а это было, были бомбардировки и очень неточные.


«Вот видите, - пишет нам Раиса Николаевна, - с распадом Советского Союза появились такие трудности. А не лучше ли нам всем объединиться в единое государство? И путь это будет называться не Советским Союзом, а как-то по-другому. Те же, которые говорят о трудностях, которые возникли у них с бизнесом, говорят, что якобы объединиться в одно государство невозможно. А почему? Я думаю, что это неправильно. Люди все равно друг к другу тянутся. Это наши бывшие соотечественники. Надо снова объединяться в единое государство». Татьяна, ваш взгляд на новое единое государство.



Татьяна Веденеева : Я думаю, вообще, не знаю, в каком это произойдет году, если вообще человечество не погибнет, то все люди объединятся. Это просто как бы совершенно нормальная тенденция, которая должна происходить. Наверное, никому в голову не приходило лет 200 назад или, тем более, 500, когда были маленькие княжества по всей Европе, что Европа вдруг объединится, что объединятся греки с Данией или Голландией.



Аза Бабаян : Или немцы с французами.



Татьяна Веденеева : Да, или немцы с французами. Другое дело, что, возможно… Мне очень понравилась идея, которую высказал писатель Георгий Вайнер, что в мире на самом деле немного стран, а всего две. Есть страна маленькая, где люди все очень любят друг друга. Они примерно имеют одинаковое образование, все у них в жизни хорошо. Это страна богатых. А есть другая страна очень большая – это страна бедных. Возможно, такое разделение и будет. Но по идее мы просто маленькая планета. Может быть, должно что-то произойти извне, как в фантастических фильмах, что ускорит это объединение.



Елена Рыковцева : Лучше не надо, лучше не объединяться - если извне.



Татьяна Веденеева : Да… На самом деле, цивилизация движется вперед. Я думаю, что это будет происходить, в конце концов. Все зависит абсолютно от людей. Все-таки массами движут личности. И вот какова эта личность – так все и происходит.


На самом деле, что еще очень важно, на мой взгляд? Когда я читаю или слышу, когда говорят, что сфера деятельности американских интересов, немецких интересов, французских интересов и так далее… Если помните, раньше были колонии, а теперь зоны интересов. Зоны интересов, как правило, бизнеса. А когда есть большой бизнес, он, в общем-то, влияет на политику. Видимо, наш бизнес, на самом деле, еще недостаточно большой, или он не очень стремится к этим своим интересам в других странах. Даже китайский бизнес…



Елена Рыковцева : Или ему так наподдавали по голове, что он ее уже не поднимает.



Татьяна Веденеева : Даже китайский бизнес уже, по-моему, более развился интернационально в смысле своих интересов, чем российский, который первый вышел на эту стезю. Поэтому чем больше это будет развиваться, чем быстрее люди, которые просто работают на этот бизнес, будут уметь отстаивать свои интересы, тем всем будет лучше. Одни будут отстаивать свои интересы, чтобы большой бизнес их не превращал в рабов, а другие будут отстаивать интересы как бы каждого государства. А поскольку все настолько уже переплелось, что в дальнейшем это уже не будет иметь никакого значения. Границы уже не будут иметь значения, потому что все будут зависеть друг от друга.



Елена Рыковцева : Слушаем Ольгу из Москвы!



Слушатель : Здравствуйте! Я призываю поменьше верить пропаганде, а побольше анализировать факты, а главное - оставаться людьми независимо от национальности. И не забывать, что наше государство построено на лжи. Когда нам говорят, что войска ввели для защиты наших людей в Осетии, вспомните, как наше государство защищает в России пенсионеров, больных детей, для лечения которых нет денег, вспомните, сколько антинародных законов было принято за последние годы. Горячий привет Соколову!



Смех в студии



Елена Рыковцева : Хорошо, передадим с удовольствием.


Оксана Андреевна пишет Татьяне Веденеевой: «Татьяна, вы большой молодец, я восхищена вами. Скажите, пожалуйста, как называется ваша компания?» Трест B, - мы уже сказали.- «Занимаетесь ли вы сами делами своего бизнеса? И еще один вопрос, на который вы можете не отвечать, если не хотите) Кто по профессии ваш муж?»



Татьяна Веденеева : Мой муж занимается бизнесом, но по образованию он юрист. Сейчас основная сфера его интересов – это строительство. Это не очень большая компания, но вызывающая уважение.



Елена Рыковцева : А своим бизнесом вы сами занимаетесь от и до?



Татьяна Веденеева : Я занимаюсь… Ну, как от и до?! Когда мы только начинали, мы все всем занимались по 10 часов в день. А сейчас, когда все налажено, какой мне смысл, например, строить финансовый отчет, когда есть финансовый директор для этого. Мы, естественно, все контролируем. У нас очень хорошая отлаженная команда. Я очень много занимаюсь продвижением, контактами и так далее. Естественно, продумываю некие пути развития. Это очень важно для людей, которые, собственно, и владеют бизнесом.



Елена Рыковцева : Вам сообщение от Полины: «Соус ткемали («Трест Би») - постоянный житель моего холодильника. Сейчас там стоит «Деревенский». Спасибо Веденеевой, она делает нашу жизнь вкуснее и изысканнее». Про «Деревенский» вы нам ничего не говорили.



Татьяна Веденеева : Вы знаете, она экстремал!



Смех в студии



Татьяна Веденеева : Потому что «Деревенский», на самом деле, когда решили его выпустить, у нас первое, что мы делаем, мы проводим опрос среди своих сотрудников. Надо сказать, что мнения очень разделились. Одни говорили – да, другие говорили – нет. Потому что «Деревенский» самый такой типично грузинский.



Аза Бабаян : Терпкий, наверное.



Татьяна Веденеева : Он самый национальный, скажем так, как он был создан изначально для людей, которые любят все острое, терпкое, чтобы без всякого там сахара и прочего. Поэтому женщина, конечно, наверное, долгое время прожила на Кавказе.



Елена Рыковцева : Как приятно на такой ноте заканчивать нашу программу «Час прессы».


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG