Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Вячеслав Ферапошкин: Конечно, никаких 80% разрушений в Цхинвали нет


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие корреспондент интернет-сайта "Кавказский узел" Вячеслав Ферпошкин.



Михаил Саленков: О ситуации в Южной Осетии, о том, насколько масштабны разрушения здесь, в Цхинвали и селах, в том числе грузинских селах, я побеседовал с находящимся сейчас там корреспондентом интернет-сайта "Кавказский узел" Вячеславом Ферпошкиным.



Вячеслав Ферапошкин: Мы были в Цхинвали и в нескольких селах, в разные стороны от Цхинвали, на территории Южной Осетии. Насколько я понял, в ходе боевых действий наиболее пострадали Цхинвали и, может быть, село Хетагурово, села близлежащие к Цхинвали, то есть там, где шли бои, и там, где шел обстрел ночью 7-8-го. Нельзя, конечно, говорить, как вначале заявлялось, что 80% разрушений, конечно, никаких 80% разрушений там нет, но действительно есть... Та улица, допустим, на которой мы жили, улица Тельмана, она практически полностью сгорела, даже тот дом, где мы жили, там тоже есть разрушения, в огород попал снаряд, стены разрушены. И у хозяина нашего дома Тимура Цхаврегова был еще один дом, он вообще полностью разрушен. В общем, эта улица сгорела. Потом есть и много других мест, где тоже сильные разрушения. Но есть места, где практически ничего не пострадало. Больше половины жилых зданий пригодны для проживания.



Михаил Саленков: А если говорить о грузинских селах, которые находятся на территории Южной Осетии, что там?



Вячеслав Ферапошкин: Первое впечатление, когда въезжаешь, это что все полностью разграблено и сожжено. В селе Редви сам лично зашел в дом, смотрю - ничего не сгорело в этом доме, он не был подожжен. Но это уже встречается как удивление какое-то. В основном дома сожжены, так или иначе разрушены. В грузинском селе Авгови небольшая часть села - это осетинские дома и прямо сразу видна разница. Въезжаешь со стороны Цхинвали, улица осетинская - целая, дома целые, но когда дальше проезжаешь, там уже начинается основная часть - грузинская, там все разрушено. Есть ощущение, что там как раз процентов, может, и 90, и 80 жилых домов разрушены. Школы, административные здания - все сожжено, разрушено в основном. То есть есть ощущение, что люди бежали и бросили все.



Михаил Саленков: Если говорить о том, как идет восстановление и сел, и самого Цхинвали, это заметно уже?



Вячеслав Ферапошкин: Люди говорили, что что-то восстановлено, но мое личное впечатление, что ничего особо не делается. Даже было ощущение, что некая имитация создается. То есть леса ставятся, вывешивается такая прозрачная зеленая сеточка, как обычно и в Москве мы видим, как у строителей положено, как будто началось восстановление, но никаких работ нет. Я день ходил, второй, смотрю - ну, висит сеточка, а где строители-то? В принципе где-то что-то делается.



Михаил Саленков: Это вы говорите сейчас, я так понимаю, о столице Южной Осетии?



Вячеслав Ферапошкин: О Цхинвали. В грузинских селах ничего не делают, кроме как доворовывают мародеры.


XS
SM
MD
LG