Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россия, Китай и ШОС: возможно ли азиатское НАТО


Дмитрий Медведев и Ху Дзиньтао в Душанбе

Дмитрий Медведев и Ху Дзиньтао в Душанбе

После того как Запад почти единодушно осудил действия России в конфликте на Кавказе, а ООН оказалась не в состоянии принять хоть какое-то решение, Россия решила отыграться на Востоке. Тем более, что никто из стран СНГ, за исключением Беларуси, не выразил желания признать Южную Осетию и Абхазию.


Восточным «козырем» в этой игре стала Шанхайская организации сотрудничества (ШОС), объединяющая Россию, Китай, Казахстан, Киргизию, Таджикистан и Узбекистан. Страны, входящие в ШОС, занимают около четверти земной поверхности, и в них проживает около четверти человечества.


Действительно, саммит ШОС, прошедший 28 августа в Душанбе, принял декларацию, в которой высказывается сдержанное одобрение действиям России в Закавказье. Участники саммита поддержали « активную роль России в содействии миру и сотрудничеству в данном регионе», но одновременно подтвердили свою приверженность принципу территориальной целостности и нормам международного права. Это два взаимоисключащих заявления, но, по общему мнению, такой «плюрализм» необходим, чтобы избежать упоминания о принципе самоопределения, опасного для Китая с его этническими проблемами в Синдзяне и Тибете и на Тайване.



Отрицание принципа самоопределения также очень важно для стран Центральной Азии, где нет самопровозглашенных республик, но зато сколько угодно территориальных споров и межэтнических конфлитов, не говоря о самой России. Но даже сдержанная поддержка ШОС вызвала бурную реакцию в верноподданных средствах массовой информации, которые писали о ней как «о победе России». Сам Дмитрий Медведев в Душанбе поблагодарил лидеров стран-участников за «понимание» позиции России.



Говорят, что в кулуарах участники саммита высказывались более решительно в поддержку России. Так корреспондент московской газеты «Время новостей» Аркадий Дубнов сообщил с саммита, ссылаясь на источник в российской делегации, что на встрече Дмитрия Медведева с председателем КНР Ху Цзиньтао последний «однозначно и довольно резко поддержал действия России в Южной Осетии, как военные, так и дипломатические». То же сделал и президент Узбекистана Ислам Каримов. Можно только представить,что говорил Медведеву Махмуд Ахмадинеджад, который тоже присутствовал на саммите и встретился с Медведевым.


Внешне же, на официальном уровне, лидеры ШОС под влиянием Китая, который и играет главную роль в организации, вежливы и сдержанны по отношению к США, так как Пекин явно не хочет обострять свои отношения с Вашингтоном из-за России, или по какому-то другому поводу, за исключением своих прямых интересов. Более того, Китай заинтересован в ухудшении отношений России с Западом, особенно с США, поскольку такая ситуация делает Россию более зависимой от дружбы с Китаем. И это также переключает внимание мирового общественного менения и прессы с китайских проблем, таких, как Тибет, на Россию. Этим и объясняется поддержка, оказанная Медведеву Ху Цзиньтао в Душанбе. Что же касается центральноазиатских стран, то их поддержка России, выраженная в декларации, объясняется их экономической и политической зависимостью как от России, так и от Китая.


Возникает, однако, вопрос: а может ли ввиду такого расклада сил возникнуть некое азиатское НАТО? Особенно на фоне растущей не по дням а по часам конфронтации России с Западом и намечающегося передела мирового порядка. Ведь Россия обладает вторым в мире ядерным арсеналом, а Китай - 2,5-миллионной армией, самой большой в мире.


Ответ – очень маловероятно. ШОС – это не Варшавский пакт.


Как уже было сказано, в ШОС все более лидирующую позицию занимает Китай. А Китай не поддержит превращения ШОС в азиатское НАТО, так как не нуждается в военном союзе с Россией. Традиционной китайской политикой была и остается защита национальных интересов с «опорой на собственные силы». С помощью ШОС Китай решает свое региональные проблемы, держит под контролем центральноазиатские страны, которые важны для него как источники сырья.


Что же касается китайской политики по отношению к России, то она имеет две цели: предотвратить переход России на антикитайские позиции и ее сближение с Западом, а также обеспечить доступ к российским минеральным ресурсам. В результате «пятидневной» войны первая цель практически достигнута: отношения России с Западом никогда не были так плохи с момента окончания «холодной войны». Вторая цель тоже приблизилась. Если конфронтация России с Западом перейдет в торговую войну и экономические санкции, то экспорт российских энергоносителей в Китай, скорее всего, оживится.


XS
SM
MD
LG