Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Что побудило Владимира Путина публично огласить версию об американском заговоре на Кавказе


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие московский внешнеполитический эксперт, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов.



Андрей Шарый : В интервью американскому телеканалу CNN премьер-министр России Владимир Путин возложил на Соединенные Штаты ответственность за войну в Южной Осетии и допустил прямое участие американских граждан в кавказском военном конфликте на стороне Грузии. По мнению Путина, это в Вашингтоне был разработан военный сценарий, целью которого является повышение политического рейтинга одного из кандидатов в президенты США. Эти заявления Путина, выдержанные порой не просто в жесткой, а в довольно вульгарной лексической форме - я с вашего позволения не буду цитировать жаргонные выражения, - Государственный департамент США уже назвал не имеющими связи с реальностью. Комментаторы и в России, и в США размышляют, что побудило Владимира Путина публично огласить версию об американском заговоре на Кавказе.


Сейчас в прямом эфире программы «Время Свободы» известный московский внешнеполитический эксперт, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов.


Федор, добрый вечер! У вас есть ответ на этот вопрос?



Федор Лукьянов : Добрый вечер! Ответа на вопрос у меня нет. Но у меня есть предположение, что это просто у Владимира Путина, как бы сказать, накипело. Он решил это выплеснуть, поскольку, как мы знаем из его предыдущей политической деятельности, Владимир Путин очень ценит в политике откровенность, и считает необходимым говорить Западу в глаза все то, что он думает. Он это и сделал.



Андрей Шарый : Федор, а у вас есть объяснения другого феномена. Почему в этом конфликте все стороны играют на повышение? Никто не утихомиривает страсти, а все обмениваются заявлениями, во-первых, далекими от парламентской лексики, очень часто личными оскорблениями, и с грузинской стороны (Саакашвили в этом можно упрекнуть), и Путин следует, я уж не говорю о депутатах парламента, и некоторые западные политики?



Федор Лукьянов : Вы знаете, у меня такое ощущение, что мы в результате развития событий, отчасти ненамеренного, оказались в очень неприятной ситуации, когда речь уже идет, конечно, не о Грузии и не о Южной Осетии, а это такая война престижей, войне внешнеполитических состоятельностей, которые каждая сторона пытается доказать. Для Соединенных Штатов происшедшее стало очень обидным ударом, потому что получилось, что своего союзника они защитить, в общем, не смогли. А для России, поскольку она быстро поняла, что достигнутое военным путем политически отстоять практически не удается ни в Совбезе, ни где бы то ни было, поскольку Россия оказалась в вакууме, то игра на взвинчивание, на повышение это, по сути дела, единственная возможность. Потому что иначе, я так понимаю, решение о признании Абхазии и Южной Осетии, которое было принято недавно, то есть не было такого плана изначально, это попытка не допустить того, чтобы Запад отжал, так сказать, Россию политически отжал от ее военного успеха.



Андрей Шарый : Скажите, пожалуйста, Федор, каковы ваши прогнозы – сильно ли испортятся отношения (ну, они уже испортились), еще больше испортятся отношения России и западных стран, в частности, с Соединенными Штатами?



Федор Лукьянов : Думаю, что сильно, да. Отношения испортятся сильно. Российское руководство, причем, в таком достаточно обширном сегменте воспринимает все это случившееся, как личный удар, личное оскорбление. Я думаю, что Путин именно так и считает, потому что он до какого-то момента все еще… как-то у него свои представления о его личных отношениях с Бушем. Он все время обижается, что Буш его как-то, с его точки зрения, кидает. Ну, и поэтому я не вижу, вообще, даже желания эти отношения улучшать и снижать градус.



Андрей Шарый : Федор, а нет ли, на ваш взгляд умудренного политолога, такого феномена, когда отношения между государствами как-то переносятся в личную плоскость? Известно, что и Михаил Саакашвили, и Владимир Путин тоже не питают друг к другу каких-то особых симпатий. Может быть, тут просто довлеет личный фактор?



Федор Лукьянов : Ну, опять же, что касается Саакашвили, мне кажется, что российская руководящая группа не с ним уже давно ведет разговор и не с ним воюет. Его как бы вообще списали как потенциальный объект. А вот Соединенные Штаты, да, безусловно. То, что я сказал, что Путин считал, что личные отношения с Бушем как бы отдельно от политических отношений двух стран, и у них мужское такое доверие присутствует. Последнее проявление этого доверия было относительно недавно в Сочи, когда была встреча, и они чего-то там такое принимали. Так вот, Путин в очередной раз решил, что лично подставили Буш или люди Буша. Поэтому, конечно, никуда от личностного фактора не денешься. Путин, в принципе, человек своеобразно, но очень эмоциональный.



Андрей Шарый : Спасибо, Федор!


XS
SM
MD
LG