Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Что знают в Ростове-на-Дону о войне с Грузией? Милицейский произвол по-ижевски. Кто виноват в столкновении пикетчиков с самарской милицией? Почему сочинские музыканты предпочитают жить и работать во Франции? Оренбург: Сколько стоит бесплатное образование? Челябинск: Кому выгодно, чтобы дети не занимались в кружках, а слонялись по улицам? Псков: Почему воспитатели детского сада получают такую маленькую зарплату? Республика Мордовия: Народная артистка Анна Тимонькина. Прибытково: Алла Сочилина и Людмила Порядкова пришли на помощь детям


В эфире Ростов-на-Дону, Григорий Бакунин:



В Южной Осетии, по официальным данным, погибли шесть военнослужащих, призванных с Дона. В этом скорбном списке значатся рядовые Сергей Матрикала, Анар Алиев, Олег Кусмарцев, Максим Пасько, Дмитрий Бурденко, сержант Антон Горьковой. До сих пор не ясно -сколько же среди них так называемых срочников? В Ростовской области, как заявляют военные, среди погибших солдат-срочников нет. Однако родители, по меньшей мере, двоих солдат утверждают, что их сыновья не подписывали никакого контракта. Так что, на Дону об этой войне знают, как говорится, не понаслышке. Тем не менее, чёткого представления о том, что же происходит на Кавказе на самом деле, практически ни у кого нет.


Как сказала ростовчанка Людмила:



Людмила : Меня это абсолютно никак не коснулось. Кроме того, что в Ростовской области в пансионаты, где мы обычно отдыхаем, были поселены беженцы. Мне просто очень не нравится массированная атака во всех передачах, которые по телевизору идут. Обыкновенному человеку просто ни понять, ни разобраться, что происходит на самом деле. Потому что эти говорят – это плохо, эти говорят, что это плохо, эти говорят, что вы дураки, а эти говорят – нет, вы дураки. Мне это все не нужно. Потому что я хочу утром просыпаться с хорошими новостями, а с такими, с которыми черт знает что. Обыкновенный простой человек очень от этого всего далек. Ему ничего не понятно. И еще раз говор, что все те новости, которые со всех сторон идут, они не дают той информации, чтобы можно было объективно и четко самой сделать какой-то вывод. Я не могу сделать никакого вывода. Что произошло? Почему произошло? Зачем произошло? Кому это выгодно? Единственное, что сейчас как бы понимаю, что Россия взяла Абхазию под свое крыло. Абхазия – это Чёрное море, это курорты, это вот выгода такая прямая, которая видна простому человеку.



Григорий Бакунин : Людмила с болью говорит о погибших солдатах и не верит официальным источникам информации, которые в эти дни взяли на вооружение клише если не Великой Отечественной, то уж точно «холодной» войны:



Людмила : Да мне элементарно всегда жалко ребятишек, которые погибают во всём этом дерме. Вот и все. Пацаненки, которых взяли в армию и послали миротворцами. Миротворца, а погибли! Ребятишки сидят, ходят по улице и знаю, что их возьмут в армию и с ними сделают все, что угодно. И угодно им! А почему и зачем – мы не знаем. Мы этого не знаем! Я никогда не верю всем им цифрам, которые они говорят, потому что всегда надо делить на двое, умножать на четыре и так далее и так далее. Верить этим всем делам, то, что они официально объявили, нельзя.



Григорий Бакунин : По поводу признания Россией независимости Южной Осетии и Абхазии пятидесятилетний Александр думает, что:



Александр : Да как они жили, так и будут жить. Ну, мы их признали, ну и что? Есть турецкий Кипр. Его тоже признала одна страна. Турция. Вот так и мы одни признаем Южную Осетию и Абхазию, ну и всё, они так и будут жить, как жили. Принимать их в Россию глупо. Пускай живут себе обособленно, ну, будем мы им там помогать. И ничего, в принципе, не изменится, всё это шум на ровном месте.



Григорий Бакунин : Александр обеспокоен только возможными санкциями в отношении России со стороны западных стран.



Александр : Да санкции-то будут, конечно. Вот только как они нас коснутся? Если государства – это один вопрос. А если они в результате коснутся нас, это уже будет плохо. Посмотрим, пока всё трудно предсказать. А, может, и Запад так покричит, покричит, а потом… Мы как-то завязаны – они на нас, мы на них. Может так, обменяемся какими-то угрозами, и всё потихоньку сойдёт. Ну, будем надеяться.



Григорий Бакунин : Коренная ростовчанка Ольга считает, что ни она лично, ни её знакомые грузины, живущие на Дону, не имеют к этой войне ни какого отношения. И надеется, что и иметь не будут:



Ольга : Конечно, я об этом слышала, знаю, слежу за этим, но я живу сама по себе. Какие-то там проблемы решаются, но, самое главное, что люди гибнут, ни в чём неповинные, мирное население. Вот это самое страшное. Я считаю, что в мирное время это не допустимо. Есть знакомые грузины, но они давно уже уехали и живут здесь в Ростове. Простые люди не виноваты, это виновато правительство, которое «забаламутило» это всё. А что люди простые? Вот сейчас начнут воевать, а я причём? Я не причём. Точно также и грузины простые.



В эфире Ижевск, Надежда Гладыш:



Больше двух недель к больничной койке наручниками был прикован тяжелобольной человек. Наручники на него были надеты сразу после перемещения его с операционного стола в палату реанимации.


Что натворил этот человек? Алексей Чумаков, герой этой истории, 37-летний житель Ижевска, ранее не судимый, человек без определенного рода занятий, перебивался случайными заработками, потихоньку спивался. 11 июля этого года утром за ним на джипе приехали сотрудники отдела по борьбе с организованной преступностью и, сказав, что он им нужен просто для участия в неком опознании, увезли на улицу Репина, 31, где за глухим бетонным забором посреди просторного двора находится Управления МВД Удмуртской республики по борьбе с оргпреступностью.


Далее для Алексея начались четыре дня кошмара. В течение светового дня его били, а на ночь отвозили в разные райотделы милиции, оформляя фиктивные протокола об административных нарушениях. С утра – снова в УБОП.



Алексей Чумаков : На второй день они меня привели на второй этаж и началось. Били по всякому – легкие отшибли, печень. Они умеют, видимо, это делать. Грудную клетку пробили. Били от всей души. Чайник вскипятили с горячей водой, пытались кипятком меня облить. Я на окно кидался, кричал: «Люди помогите! Сейчас убьют!».



Надежда Гладыш : Чумакова заставляли вызубрить наизусть версию о том, что 10 лет назад он якобы совершил заказное убийство, а труп зарыл в лесу. Мучители вызывали к Чумакову «скорую» уже в первый день истязаний – Алексей упал в обморок после многочасового стоянию на растяжке в наручниках у стены. Кроме побоев, ему угрожали изнасилованием с последующим распространением фотографий по зонам и родственникам, психологическому прессингу также подвергли бывшую жену Алексея и его несовершеннолетнюю дочь.


Получив от своей жертвы требуемый рассказ, записанный на видео, сотрудники УБОП отпустили его 14 июля домой с наказом, чтобы через пару дней ждал их дома. Алексей не выдержал – он совершил попытку самоубийства, дважды воткнув шило в область сердца. Так, с двумя шильями в груди он вышел им навстречу 17 июля. Хирурги спасли жизнь Чумакову, но наручники с него так и не сняли. Рассказывает адвокат Чумакова Василий Селезенев, который вошел в дело 21 июля.



Василий Селезенев : Он был прикован наручниками к этой же кровати больничной. Он мне пояснил, что его приковали сотрудники 5-го отдела УБОП МВД. Он в наручниках находился 21 июля. И все это время он находился в наручниках. Я разговаривал с сотрудниками УБОПа, которые мне пояснили, что они действуют якобы по просьбе врачей. Врач мне пояснил, что наручники одевали сами сотрудники 5-го отдела УБОП. Он их об этом не просил.



Надежда Гладыш : Четвертым августа, то есть спустя почти три недели после обработки Чумакова в УБОПе, датировано возбужденное против него уголовное дело. Организаторы прессинга всячески пытались отстранить Селезенева от защиты. Вот что случилось в больничной палате 4 августа, куда после, можно сказать, похищения Чумакова сотрудниками УБОП ночью его вернули на койку.



Василий Селезенев : Его вернули в ночь с 4 на 5 августа. Он находился то в 6-м отделе, то в прокуратуре Ленинского района, то его возили в Завьявловский район, где якобы он зарыл труп. 5 числа утром, когда я пришел к Чумакову, он находился вновь пристегнутым наручниками к койке. Там еще находились два сотрудника 6-го отдела, которые сразу же, как только увидели меня, стали на меня кричать, не подпускать к нему, не давали мне с ним переговорить.



Надежда Гладыш : Полтора десятка адвокатских жалоб, заявлений и ходатайств ходят по замкнутому кругу между районными отделами следственного комитета и прокуратуры, по существу не рассматриваются. Дела против сотрудников, применявших насилие, не возбуждаются. А адвоката между тем пытаются вывести из дела путем хитроумных схем. Сейчас его обвинили в подложности заявления его подзащитного, где тот выразил волю видеть Селезенева своим адвокатом.


Следователь следственного комитета Ленинского района Ижевска Михаил Словожанин не считает, что его рапорт о подлоге чем-то угрожает адвокату.



Василий Селезенев : Вы в отношении меня рапорт написали.



Михаил Словожанин : Ничего страшного нет.



Василий Селезенев : На основании чего вы этот рапорт-то вынесли?



Михаил Словожанин : А просто так.



Надежда Гладыш : 9 августа суд отказал следователям во взятии Чумакова под стражу, поскольку не увидел достаточных доказательств, что 10 лет назад был сам факт убийства – трупа нет. Сейчас Алексей Чумаков продолжает лечение в одной из клиник Ижевска. У него тяжелая сердечная одышка и пневмония. Никаких следственных действий в отношении него после 9 августа не происходит. Обвинение до сих пор не предъявлено.



В эфире Самара, Сергей Хазов:



Демонстрация самарцев, выступающих против уплотнительной застройки, прошедшая в Самаре утром 25 августа, неожиданно превратилась в столкновение между простыми людьми и милицией. В 9 часов утра, как было сказано организаторами акции в направленной в мэрию заявке, две группы протестующих – одна от Дома молодежи, другая от дома номер 95 по улице Аэродромной - начали шествие протеста к автостанции «Аврора». В районе автостанции планировалось провести общегородской митинг против уплотнительной застройки. Когда возмущенным демонстрантам на пять минут удалось перекрыть движение автомобилей на улице Авроры, милиция стала вытеснять людей с проезжей части. Рассказывает самарчанка Надежда Петрова.



Надежда Петрова : Нам устроили драку! У нас вырвали наш лозунг! Поломали! Нам выворачивали руки! Это что-то вообще невероятно!.. Мне даже самой поверить трудно.



Сергей Хазов : Восстановив движение транспорта на перекрытой демонстрантами магистрали, милиционеры попытались задержать организаторов акции протеста – Владимира Сушко и Александра Лашманкина. Стражи порядка начали заламывать им руки, но демонстранты сумели «отбить» своих лидеров от милиционеров. Во время драки были избиты Александр Лашманкин и Владимир Сушко, досталось и другим участникам акции протеста, рассказал также избитый в потасовке Виктор Григорьев.



Виктор Григорьев : Была страшная борьба. Плакат порвали – само собой разумеется. А женщины и два-три мужика… Примерно 70 милиционеров, представляете! Позорно!



Сергей Хазов : Правозащитник Александр Лашманкин был вынужден скрыться от преследовавших его милиционеров в одной из квартир дома номер 6 по улице Мяги. Во дворе дома несколько часов дежурили участники акции протеста, препятствуя задержанию их лидера. Милиция покинула двор дома номер 6 по улице Мяги только после того, как туда приехала депутат самарской городской Думы Алла Демина и позвонила начальнику самарского УВД Алексею Щербакову. «Сотрудники милиции были неправы, когда начали драку с простыми самарцами», - считает депутат городской Думы Алла Демина.



Алла Демина : Любое избиение, любое применение физической силы к мирным гражданам – это нарушение закона, это просто очевидно. Это не делает чести людям в форме.



Сергей Хазов : Это одна точка зрения, существует и другая. Вместе с депутатом Аллой Деминой на улице Мяги появилась компания молодых людей, которые стали защищать милиционеров, разогнавших демонстрацию протеста. Говорит Николай Комаров.



Николай Комаров : Мне просто очень интересно, когда молодой человек начал кричать на милиционера нецензурными словами. Милиционеры попытались его задержать, а он оказал сопротивление. Его не били, ему просто как бы руки заломали.



Сергей Хазов : Александра Лашманкина и Владимира Сушко на медицинское освидетельствование отвезла уполномоченная по правам человека по Самарской области Ирина Скупова. Правозащитник Александр Лашманкин заявил, что не скандалил с милиционерами.



Александр Лашманкин : Это ложь, клевета. Мы будем судиться с ними. Оккупация такая для российских спецслужб и силовиков операция привычная. Оккупация так оккупация.



Сергей Хазов : По мнению руководства компаний, занимающихся в Самаре уплотнительной застройкой, акции протеста жителей необоснованны. Эту точку зрения разделяют и чиновники мэрии, запрещающие пикетчикам акции протеста, как нарушающие общественный порядок. «Жители улиц Аэродромной и Мяги выступают против возведения жилого дома несмотря на то, что все разрешающие строительство документы утверждены мэрией», - рассказал генеральный директор ЗАО «Красс» Александр Войтович.



Александр Войтович : Понятие точечной застройки это мы сами придумали. Что это такое никто не скажет. Нет такого понятия вообще «точечная застройка». Строятся везде дома. Дома строятся там, где они разрешены регламентом, то есть Градостроительным кодексом. Здесь положен дом какой-то определенной этажности, он и построен.



Сергей Хазов : Тем временем 27 августа одному из организаторов демонстрации против уплотнительной застройки Владимиру Сушко было предъявлено обвинение в совершении административного правонарушения по трем статьям - за организацию демонстрации, за хулиганство, за неповиновение требованиям сотрудника милиции. Рассмотрение в суде Советского района дела против Владимира Сушко назначено на 3 сентября.



В эфире Сочи, Геннадий Шляхов:



Звучит музыка



Геннадий Шляхов : Почему уезжают из России на временное, или постоянное место жительства?! Уезжают и не хотят возвращаться молодые люди?!



Звучит музыка



Геннадий Шляхов : Пианисты Гаянэ и Алик Журавски из родного города Сочи уезжали учиться сначала в Ростов-на-Дону, потом в Израиль. Сегодня они живут и работают во Франции.



Алик Журавски : То, что мы работали здесь много в Сочи, трудились в нашем училище, занимались большое количество часов в кабинетах, в Ростове в консерватории. После этого мы переехали учиться в Израиль в Иерусалимскую академию, продолжили там свою учёбу. После этого мы также учились в Париже в одной из школ, которая является филиалом Бёркли-скул. Всё это накладывает свои отпечатки, то есть человек на этом не останавливается, его узнаёт всё большее и большее количество людей. И вокруг тебя начинают говорить, то есть всё всегда работает то, что называется по-французски "буш дорей" - "из уст в уста".



Геннадий Шляхов : Гая и Алик Журавски не мечтали об успехе, они уезжали учиться и заниматься любимым делом - классической и джазовой музыкой, исполнением, сочинительством и импровизацией. Впрочем, они занимались этим и в России, но только за её пределами вдруг неожиданно для себя обнаружили то, о чём даже никогда не задумывались. Свободу. Свободу в выборе репертуар, который хочется играть. Свободу от конъюнктуры, от запросов публики. Причём, как в джазовой, так и в классической музыке.



Алик Журавски : Мы на наших концертах играем то, что хотим. Мы играем свою музыку, которая нам нравится, мы играем оригинальные композиции, которые пишет Гая. Мы играем наши аранжировки классических произведений, соединяем их с джазом.



Гаянэ Журавски : Каждая эпоха в музыке - есть мода. Мода на Чик Кореа, Брэд Мэлдоу. То есть, каждый пианист он выбирает своё направление, свои приверженности. У нас так сложилась наша творческая судьба, что у нас не было такой зависимости от конъюнктуры, что надо играть именно под этот стиль - иначе не пойдёт. У нас такого не было. У нас всё было достаточно свободно. Интересно нам, интересно нашим слушателям в разных странах.



Геннадий Шляхов : Эта свобода за счёт чего получилась - за счёт умения, навыков и таланта, что у вас есть. Или за счёт того, что вы попали в ту среду, где, если умеешь, ты делаешь что хочешь, и тебя слушают?



Гаянэ Журавски : Так оно и есть. Это совершенно верно подмечено. В Европе, если ты можешь найти себя, найти свою нишу и доказать своим творчеством, своим талантом, если ты убедителен, то принимается великолепною. Нам это очень подходит. Нам это очень нравится, как всем людям, которые творят либо в музыке, либо изобразительном искусстве, в театре.



Звучит музыка



Геннадий Шляхов : Сегодня Гая и Алик Журавски с двумя детьми живут во французском городе Лемож. Гая преподает в консерватории, занимается сочинительством. Алик со своим ансамблем, играющим джазовую музыку, выступает в Париже, гастролирует по другим европейским городам.



Звучит музыка



Геннадий Шляхов : По своей основной специальности Гая и Алик Журавски - пианисты. А потому в своём репертуаре имеют несколько программ, как классической, так и джазовой музыки, написанной для четырёх рук или двух роялей. Представьте себе двух хозяек на одной кухне, и вы поймёте, как непросто существовать в этом жанре, жить в одной семье сразу двум пианистам.



Алик Журавски : Нет у нас соревнования. Невозможно устроить конкурс за роялем. Поэтому мы делим наши права и обязанности.



Гаянэ Журавски : Мы даже не делим, а наоборот - соединяем. Потому что, как говорится, хорошее блюдо - это правильное соединение ингредиентов, чтобы получилось вкусно. Так же и в музыке мы соединяем, что есть в сердце и в музыкальных планах и направлениях, и у нас получается такая кухня.



Алик Журавски : Творческий процесс - процесс сложный. Нужно что-то уметь добавить, что-то изъять. Поэтому мы все время стараемся добавить. И если мы чувствуем, что это лишнее, мы убираем.



Геннадий Шляхов : Во Франции, в отличие от России, делятся впечатлением музыканты, они лишь только поначалу были предоставлены самим себе.



Алик Журавски : По приезду во Францию, как на любом новом месте, надо завязать новые знакомства. Язык в первую очередь. Не достаточно было только играть, надо было ещё суметь позвонить и объяснить, что ты хочешь делать. Первые полгода тяжело, а потом, когда тебя начинают узнавать, когда "телега начинает катиться" набирает обороты, превращается в автомобиль. Потом это всё начинает происходить автоматически.



Гаянэ Журавски : Нам очень помогает консерватория региональная, директор консерватории в Лемож. Также муниципальный отдел культуры, который великолепно выстраивает культурную жизнь города великолепно. Мы в основном с ними в контакте и они нас приглашают много.



Звучит музыка



Геннадий Шляхов : Не на гастроли и не с концертами приехали Журавски в этом году домой в Сочи, а к родным и близким. Хотя без концерта и музыкальных импровизаций с друзьями дело не обошлось. Шесть лет они не были в России, и нашли страну сильно изменившейся. В лучшую с их точки зрения сторону. Но даже, несмотря на эти изменения, возвращаться на родину Гая и Алик Журавски не собираются. Что же тогда должно произойти в жизни, чтоб вы вернулись, допытываюсь я.



Гаянэ Журавски : Это очень сложный вопрос. Настолько сложный, что я не знаю: что должно произойти. Хочется, чтобы произошло только хорошее. Смотрите, эта страна очень изменилась. Мы не узнаём многих вещей. Мы не узнаём ритм жизни.



Алик Журавски : Мы иногда даже не понимаем многих вещей, к которым мы привыкли за границей.



Гаянэ Журавски : Мы хотим, чтобы в этой стране всё продолжало развиваться и, наверное, тогда это будет реально. Давайте сначала, чтобы построили аэропорт до конца. Начнём с этого. И тогда мы с огромным удовольствием будем проживать здесь какой-то период и там. Дело в том, что сюда вернуться в данный момент очень сложно. Давайте сначала построим аэропорт, и всё из этого исходящее будет гораздо легче. Чтоб были хорошие дороги, чтоб был хороший транспорт.



Звучит музыка



Геннадий Шляхов : О транспорте Журавски заговорили не зря. Однажды в Сочи, проехав в маршрутном такси марки «Газель» несколько десятков километров, они испытали чувства в чём-то похожие на те, что возникают после катания на американских горках. Лето, жара свыше 30 градусов, а кондиционера в машине нет, впрочем, как и ремней безопасности для пассажиров. Скорость в городской черте под сто, а за городом и того больше. Но, доконал их водитель-лихач, совершивший обгон впереди идущего транспорта справа, а не слева, как положено. К таким виражам русские иностранцы привыкать не хотят, а потому возвращаться из Франции домой в Сочи Гая и Алик Журавски не собираются.



В эфире Оренбург, Елена Стрельникова:



Соня : Хочу в школу, потому что если в школе учишься, так будешь много знать. А если в школе не будешь учиться, будешь лентяем, тогда не сможешь идти ни в институт, ни на работу.



Елена Стрельникова : Как будешь в школе учиться?



Соня : Хорошо.



Елена Стрельникова : Отличницей будешь?



Соня : Да, как мама.



Елена Стрельникова : Первоклассница Соня уверена, что у школе у нее все получится. Читает и пересказывает, считает и складывает. А еще Соня с гордостью добавляет:



Соня : Научилась прописные буквы писать.



Елена Стрельникова : Про прописные буквы на собеседовании в гимназии не спрашивали. Итак, видно - уровень развития ребенка высокий. Похоже, во все времена при поступлении больше волнуются родители. Вспоминает мама первоклашки Анна Тулупова.



Анна Тулупова : Помню, когда мы в школу приходили записываться, как у папы дрожала рука, когда он писал заявление. Ей там какую-то газету подсунули прочитать, она ее прочитала. Папа был горд и счастлив, что ребенок смог прочитать взрослую газету.



Елена Стрельникова : Сегодня Анна гордится своей дочерью. В гимназию ребенок поступил за свои знания.



Анна Тулупова : В том году рассказывала одна знакомая, что за поступление она отдала 100 тысяч рублей в какую-то суперэлитную школу. Хотя, мне кажется, где бы ребенок не учился, если он будет учиться, он везде пробьет себе дорогу и получит знания. Мы выбирали, потому что она находится рядом с домом, там нет проезжей дороги, то есть близко идти, ну, немножко она, конечно, попрестижней, чем остальные в плане названия - гимназия.



Елена Стрельникова : В гимназии и расходы выше, чем в обычной школе. Говорит мама первоклассницы Анна Тулупова.



Анна Тулупова : Это, во-первых, ремонт класса 5тысяч, 5 тысяч взнос родителей в школу. Около 2 тысяч стоят учебники с тетрадями различными. Затем 1 тысяча рублей там всякие краски, кисточки, клей, картон, дневник. Наверное, рублей 100 – тетрадки, ручки, карандаши и по мелочи. Ранец, форма 850 рублей, блузки – 500 рублей, я думаю, как минимум. Колготки и по мелочи еще, наверное, на 1 тысячу набирается. И того 15 тысяч приблизительно. Затем дальше еще, мне кажется, страшнее.



Елена Стрельникова : А вот насколько страшнее знает мама одиннадцатиклассника этой же гимназии Елена Иванова. У нее на школу в среднем в месяц уходит тысяча рублей. Это притом, что воспитывает сына она одна, а зарплата 10 тысяч рублей. Кстати, Елена Иванова из 25 родителей единственная сдала вовремя две тысячи на ремонт класса. Но накануне 1 сентября у нее другие головные боли.



Елена Иванова : Озабочена будущим своего ребенка - как он закончит 11 класс, куда поступит, поступит ли.



Елена Стрельникова : А вот чем-то эти волнения похожи на волнения, которые были перед первым классом?



Елена Иванова : Конечно, похожи. Потому что был как бы такая неизвестность – как ребенок будет учиться в школе. А теперь такая стоит неизвестность, как он закончит и как он поступит в институт, как у него будут складываться дела в институте. Конечно, есть некоторое возмущение по поводу ЕГЭ, особенно, ЕГЭ по литературе. Есть вопросы, на которые ребенок даже не сможет ответить. Предмет, который, в принципе, это развитие речи, развитие мышления ребенка, но никак не тестирование.



Елена Стрельникова : И все же ЕГЭ есть и сдавать придется. Еще одна статья расходов - репетиторы по 250 рублей в час. Не до отдыха ни зимой, ни летом, говорит одиннадцатиклассник Евгений.



Евгений : Отдохнул, но мама-то не давала. Репетиторы – алгебра, русский язык, все те, которые нужны при поступлении. ЕГЭ напрягает, а больше ничего.



Елена Стрельникова : Да и вообще, добавляет Женя, школу покидать пока не хочется.



Евгений : Выпускной будет – это прощание с друзьями. Школу неохота покидать. Охота еще ребенком побыть. Во взрослую жизнь после 11 класса сразу…



Елена Стрельникова : Это все впереди. Ну, а пока надо для почти 2-метрового школьника подобрать костюм. Говорит мама Елена Иванова.



Елена Иванова : Костюм, конечно, найти не проблема, но хочется, чтобы костюм был качественный, а, с другой стороны, не такой уж, чтобы самый дорогой. Практично, чтобы хватило на весь год.



Елена Стрельникова : Итак, подобьем итоги. Чтобы 1 сентября 11-класснику переступить порог оренбургской школы, на ремонт, канцтовары и форму его родителям нужно в среднем 9 тысяч рублей. Портфель подойдет прошлогодний, тетрадей понадобится минимум. Первоклассник обходится в два-три раза дороже. Ремонт школы от 2 до 5 тысяч рублей, добровольное пожертвование (не везде, но есть) от 3 до 10, форма около 2,5, набор учебников и тетрадей - 1700, туфли и кроссовки где-то 1,5 тысячи, ранец ортопедический столько же, спортивная форма тысяча рублей. Отмечу, средняя зарплата оренбуржцев сегодня 12 тысяч рублей в месяц.



Анна Тулупова : Да, кстати, еще надо купить школьный стол, удобный стул, лампу настольную.



Елена Стрельникова : Добавляет мама Анна Тулупова.



Анна Тулупова : Накладно, конечно.



Елена Стрельникова : В этом году в Оренбурге в первый класс идут 5400 ребятишек, почти на полторы тысячи больше, чем в прошлом. Количество первоклашек сравнялось с числом учеников выпускных 11-х классов. А вот с 4 по 9 класс детей явно не хватает. Поэтому многие школы будут работать в одну смену. 10 лет назад оренбургские учебные заведения работали в три смены. Количество учеников тогда доходило до 80 тысяч человек.



В эфире Челябинск, Александр Валиев:



В Челябинске руководители детских внешкольных учреждений вот уже несколько лет бьются с чиновниками, дабы решить проблемы своих организаций. Клуб-карате "Ведущие к вершине" давно обосновался в пристрое к общежитию Челябинского электродного завода. Сейчас общежитие передано в муниципальную собственность, а пристрой остался в собственности завода. Владельцы предприятия далеко - в Москве. И на словах ничего не имеют против того, чтобы дети, а среди них немало и детей работников предприятия, по-прежнему занимались в клубе. На деле же местное руководство завода выпроваживает "Ведущих к вершине". Вот что говорил год назад Дмитрий Мещеряков, руководитель клуба.



Дмитрий Мещеряков : В понедельник через все средства массовой информации заявили о своих намерениях в отношении объявить голодовку в протест о намерении продажи детского клуба. Количество занимающихся составляет около 200 детей – от 4 лет и до 25-28. После объявления через средства массовой информации о голодовке, у нас сразу появились глава администрации района. С самого утра провели переговоры в отношении этого помещения. Глава администрации посоветовал нам не продолжать голодовку, потому что, может быть, эта голодовка обострит ситуацию в решении этого вопроса с собственниками этого помещения.



Александр Валиев : Прошел год, и снова преподаватели, руководитель и родители учеников готовы на крайние меры, в том числе, и на голодовку. Ворох проблем так и не уменьшился. Власти сделали вид, будто бы приняли участие в разрешении ситуации, но фактически ничего не изменилось. Слово Дмитрию Мещерякову.



Дмитрий Мещеряков : У нас была надежда, было направлено в Законодательное собрание запрос-письмо в управляющую московскую компанию. Пришел ответ. В этом ответе было сказано, что никакого беспокойства для наших детей в этом помещении нет. Никто не будет ущемлять права детей на право занятия физкультурой и спортом. Но, к сожалению, то, что было в письме указано, что в этом году этот вопрос будет решаться с позиции интересов всех сторон. Конечно, мы не дождались этих переговоров или решения этого вопроса интересов всех сторон. Мы только получили интерес одной стороны – это руководства Электродного завода. Месяц назад уведомили в том, чтобы мы покинули это помещение до 1 сентября.



Александр Валиев : Клуб находится в Металлургическом районе Челябинска. Управление физкультуры и спорта города предложило юным каратистам переехать в один из спортивных комплексов поблизости. Однако когда Дмитрий Мещеряков пришел с этим вопросом к директору учреждения, оказалось, что тот впервые слышит об этом переезде и не знает, куда девать свои секции. Единственное, что он смог предложить - это чтобы "Ведущие к вершине" занимались во время перерыва работы других секций.



Дмитрий Мещеряков : Директор спорткомплекса был в недоумении. Об этом с ним речь не велась. Он впервые слышит об этом. Спорт комплекс заполнен. У них своя проблема для того, чтобы спорткомплекс разгрузить. Нам был как бы в шуточной манере предложен обеденный перерыв, где мы можем, в принципе, провести какие-то занятия.



Александр Валиев : Районная администрация предлагает каратистам переехать в подвальное помещение, но этот вариант ребята и их тренеры отвергли как абсолютно неприемлемый. Возвращаться в те времена, когда спортивные секции существовали в диких нецивилизованных условиях, им не хочется.



Дмитрий Мещеряков : Я готов, как и в прошлый раз, заявить, я этого не стесняюсь, я объявлю голодовку сам лично. Мои сотрудники, родители меня поддерживают. Но как было в прошлом году, говорить, что мы призываем детей к голодовке, это, конечно, средства массовой информации перегнули. Это один из способов сегодня бороться, привлечь к себе внимание, привлечь к вопросам массового спорта, к проблемам спорта.



Александр Валиев : Примерно в той же ситуации оказались ученики школы искусств - это единственная в Челябинске школа, которая профессионально готовит детей к поступлению в театральные ВУЗы. Созданная более 10 лет назад, последние годы она существует полуподпольно. Сначала власти отобрали у нее статус, сделав обычным кружком и сократив педагогов, а затем решили загнать в совершенно неприспособленное помещение. Рассказывает ученик Владимир Окчаренко.



Владимир Окчаренко : Там нет условий, то есть там наш педагог, заслуженная актриса Российской Федерации, сказала, что отказывается преподавать детям в таких условиях. Напольное покрытие – это должны быть доски или линолеум, но линолеум привозится из-за границы, и он очень дорогой. Его невозможно купить. А там такой линолеум, что на нем запросто можно ноги свернуть. Когда была школа, у нас числилось больше десяти педагогов разных, а сейчас у нас официально-то только четыре, а так педагогов много. Но мы вынуждены им доплачивать деньги, потому что они официально на ставках не числятся. Получается, что фактически они не работают. Так мы вынуждены им как бы доплачивать.



Александр Валиев : Проблемы у школы начались, когда ее руководитель и основатель Евгений Егоров уехал в Германию. Сейчас он большую часть времени проводит снова в Челябинске, пытаясь помочь ребятам и их родителям добиться права продолжить обучение в нормальных условиях. Три года бесконечного общения с чиновниками всех уровней, обещаний, ожиданий и нулевой результат. В середине августа ребята выходили на пикет возле здания областной администрации и даже объявляли предупредительную голодовку. Говорит Евгений Егоров.



Евгений Егоров : Этим детям просто некуда пойти. Вот проблема. Что должно произойти, чтобы этим детям посочувствовали, чтобы им оказали помощь? Конечно, у нас крошечные зарплаты. У нас работает выпускник Максим Клипко. Он и гимнастику ведет, общефизическую подготовку, и движения, и пластику, и жонглирование и так далее. Получает, работая каждый день, 2,5 тысячи рублей. Вот такая зарплата на сегодняшний день. Но он работает. А город не делает ничего. Он заявление подает какой год, он даже категория получить не может.



Александр Валиев : В настоящее время ситуацию взял под свой контроль вице-губернатор Панов. Но наученные горьким опытом дети уже не верят взрослым дядям. И уверяют, что если их обманут опять, то они вновь выйдут на пикет и будут голодать. Это их последний шанс добиться нормальных условий для обучения любимому делу.



В эфире Псков, Анна Липина:



Юлия Дмитриева : Я работаю младшим воспитателем в муниципальном детском саду.



Анна Липина : В детском саду Юлия Дмитриева работает около 15 лет. Работу свою любит, но собирается поменять профессию по единственной причине.



Юлия Дмитриева : Младшего воспитателя зарплата где-то вот 3300 рублей у нас получается. Нам платят 1,25 - это хотя рабочий день у нас с 7 утра до 7 вечера, хотя в Трудовом законодательстве должны доплачивать за переработанные часы, то есть у нас получается рабочий день 12 часов. Физически, конечно, очень устаешь, потому что это неимоверная нагрузка. Детей накормить-напоить, спать положить, вымыть-убрать, провести занятия.



Анна Липина : Для большинства семей детский садик - жизненная необходимость. Как говорит мама Светлана Иванова:



Светлана Иванова : За своих детей мы в этом детском садике спокойны потому, что это вторые наши мамы. Дети остаются с мамами, они с ними играют, занимаются, и дети никогда не остаются одни. Идет полное развитие ребенка, то есть то, что мы не можем, мы работаем - этим занимаются воспитатели.



Анна Липина : Тем временем воспитатель - это не просто няня для малыша. Это - его первый учитель и наставник, говорит Юлия Дмитриева. Поэтому в детских садах регулярно проводятся мероприятия для сотрудников.



Юлия Дмитриева : Мы работаем без обеда, потому что обеденный перерыв мы не можем воспользоваться этим временем - постоянные собрания, планерки, педсоветы, всевозможные консультации. То есть даже элементарно дойти до магазина, до врача, до той же аптеки купить какие-то лекарства - если даже вырваться домой, если ребенок заболел - это невозможно, потому что детей не бросишь и при этом очень низкая оплата труда.



Анна Липина : В городских садиках Пскова сложилась катастрофическая ситуация с персоналом. Кадровый голод в два раза острее, чем в прошлом году. Зарплата воспитателя не превышает 4 тысяч рублей в месяц, поэтому желающих на эти вакансии практически нет. Тем временем, в Пскове заметно увеличилась рождаемость. Один из факторов - материнский капитал, который государство выделяет при рождении второго ребенка. Как говорят в управлении образования, будущие мамы, зная о проблемах с местами в детских садах еще со своими первыми детьми, торопятся встать на очередь со своими будущими малышами



- Пытались зарегистрировать. У меня ребенок родится через 2 месяца - вы поставьте его на очередь. Ну, это такие ситуации, когда родители перестраховываются.



Анна Липина : Опасения родителей не безосновательны - мест в детских садах не хватает. Как правило, регистрируются в очереди сразу по выходу из роддома. Тем временем, сотрудники во многих детских садах вынуждены работать на две группы одновременно, говорит воспитатель Юлия Дмитриева.



Юлия Дмитриева : Да, у нас неукомплектованность сада и нас не то, что принуждают, заставляют подрабатывать на других группах. То есть и свою группу тянуть, еще и параллельную группу из-за нехватки персонала. Ни воспитателей, ни младших воспитателей - неукомплектованность полная.



Анна Липина : Решением проблемы, по мнению Юлии Дмитриевой, станет только увеличение зарплаты.



Юлия Дмитриева : По поводу увеличения зарплаты нам ничего не говорят. Мы все время ждем, надеемся на это, потому что при нашей должны платить 2 ставки за 12-часовой рабочий день, либо брать два младших воспитателя - один работает с семи до часу дня, другой с часу дня до семи вечера. Вот это был бы хороший выход из положения. Люди бы не уставали так.



Анна Липина : Тем временем, в Псковской области широко идет процесс модернизации образования, региональные власти с гордостью заявляют о его успехах. И речь идет не только о ремонте образовательных учреждений и обновлении материальной базы школ, но и о новой системе начисления учительской зарплаты, благодаря которой псковские учителя стали получать значительно больше. Одна из целей реформы - привлечение в школы молодых педагогов. Только вот зарплаты воспитателей - эти реформы не коснулись. К началу нового учебного года, по данным городского управления образования, в детских садах Пскова 111 вакантных мест воспитателей, при этом в очереди на место в детский сад стоят почти 3 тысячи маленьких псковичей.



В эфире Мордовия, Игорь Телин:



"И один в поле воин" - это наглядно демонстрирует своей работой и своим отношением к делу жительница поселка Комсомольский Чамзинского района Анна Тимонькина. Работает она в поселковом Доме культуры, выступает и в роли сценариста, и режиссера, и театрального художника, и актера, и реквизитора в постановках кукольных спектаклей. Да, и режиссер, и художник, и актер, и реквизитор здесь только один - сама Анна. Несколько лет просуществовал в Комсомольском театр кукол, где и работала Тимонькина, однако потом было его решено закрыть. Труппу и другой персонал распустили, а вот Анна в штате поселкового Дома культуры осталась. И то, что сейчас здесь все-таки показывают спектакли, правда, их можно назвать только "мини-спектакли" - дело исключительно ее собственной инициативы и желания.



Анна Тимонькина : Номер, пусть он маленький, короткий, но он массу удовольствия для зрителей доставляет. Две минуты какого-то упоения, счастья какого-то, радости. Люди возвращаются в детство.



Игорь Телин : Если раньше спектакли поселкового кукольного театра были ориентированы в основном на детей, то сейчас в репертуаре Анны Тимонькиной и постановки для взрослых. Именно их она своими куклами заставляет возвращаться в детство. Все куклы, а некоторые из них едва ли не в человеческий рост, сделаны руками самой Анны. Специальных материалов нет, в дело идет то, что можно купить в обычных магазинах - ткани, капроновые женские чулки и колготки, поролон, пенопласт. Глаза у кукол - пробки от шампуня, носы - тоже пробки, только от пластиковых бутылок от минеральной воды и лимонада.



Анна Тимонькина : Вот возьмите, например, вот эту куклу – восточная красавица. Посмотрите, какая она легкая. Она очень легкая. Я, кстати, ее еще не доделала. Надо, чтобы руки двигались. Она у нас была уже, участвовала, но ее переделали потом на другую куклу, материала не хватает.



Игорь Телин : Совсем недавно в столице Мордовии, Саранске, завершила работу выставка с характерным названием "Мир кукол", участницей ее была также и Анна Тимонькина. Несколько представленные ею кукол вызывали большой интерес посетителей выставки. «Все почему? - говорит Анна, - потому что я приступаю к их изготовлению с особым настроем».



Анна Тимонькина : У них у каждой свой характер. Кукла по-своему двигается, по-своему как-то… К ней привыкаешь, как к человеку.



Игорь Телин : Увидеть движение кукол Анны Тимонькиной могут посетители мини-спектаклей в Комсомольском поселковом Доме культуры. За несколько последних лет изготовлено полтора десятка кукол, подготовлено столько же коротких спектаклей по своим собственным сценариям. Большинство - на основе известных сказок. И все приходится делать самой, в одиночку. Тимонькина говорит - и постановок, и самих кукол могло бы быть гораздо больше.



Анна Тимонькина : Единственная загвоздка, что в одном лице нельзя, невозможно все это сделать – и сделать куклу, и вся проблема, что режиссура нужна, хорошая режиссура, хорошая постановка. Ведь это же нужна фантазия. В творческом коллективе это, конечно, хорошо, но вот когда одни в поле…



Игорь Телин : Про поле можно говорить и не иносказательно. Анна Тимонькина часто вместе с коллективом Дома культуры выезжает на поля района, где продолжается уборочная страда. Выступает перед механизаторами, комбайнерами, и кукольные спектакли пользуются большей популярностью, чем выступления других артистов - музыкантов и певцов.



В эфире Прибыткова, Татьяна Вольтская:



Сегодня часто можно услышать жалобы на то, что совсем исчезли бесплатные детские кружки, что детям нечем заняться особенно в выходные и на каникулах. В поселке Прибытково Ленинградской области детские кружки возникли стихийно - по доброй воле двух неравнодушных женщин и при горячей поддержке родительского сообщества.



Звучит песня



Татьяна Вольтская : Это Ваня и Варя поют "А вы, сени, мои сени" на детском празднике, утроенном как некий итог занятий в кружке рисования, который ведет бесплатно, исключительно по собственному желанию Алла Владимировна Сочилина.



Алла Сочилина : Я занялась рисованием на старости лет. Я всегда со своими детьми, с внучками (у меня две внучки и два внука) занималась. Не просто так – мы с ними и лепили, и бисером занимались, чего только не делали. И вот лет 5, наверное, тому назад, сын меня сподвигнул на это дело и нашел кружок для взрослых. И вот я там позанималась несколько месяцев и начала рисовать сама уже.



Татьяна Вольтская : Следующий шаг - организация детского кружка в Прибытково, благо, там нашлось помещение, даже два - в одном сидят малыши-дошколята, их занятие длится всего час, в другом рисуют школьники - по два часа. Посередине делается активный перерыв, заполненный разнообразными играми. Одна из таких игр вышла и на праздник - это импровизированный спектакль "Репка", в котором самозабвенно участвуют и трехлетние "мышки", и бабки-дедки лет 10-12.



Фрагмент спектакля



Татьяна Вольтская : Театральное начало прижилось, говорит Алла Сочилина.



Алла Сочилина : Мы в прошлом году сделали первый спектакль «Терем-теремок». Дети маленькие закончили, с ними сидела бабушка, читала сказку какую-то, а я собрала несколько человек родителей и так экспромтом раздала им всем бумажки, подчеркнула все тексты. У меня все готово было. Мы проиграли один раз этот спектакль. Мы сразу вышли в зал, и мы играли. Было бесподобно. Мы этот спектакль повторим второй раз, потому что там очень много обращений к зрителям. Дети отвечают в начале, дети отвечают потом. Им надо подумать, чтобы ответить. Это я писала сама. Я не хотела, чтобы дом разваливался. У нас-то дом красивый.



Татьяна Вольтская : В театральны игры включились родители - чей-то папа написал еще пьесу, чья-то мама принесла самодельных кукол, теперь здесь ставятся и кукольные спектакли. На занятиях по рисованию Алла Владимировна старается следить, чтобы детям обязательно прочитали те сказки, сюжеты которых дают материал для творчества. Кроме кружка рисования, есть еще кружок лепки - специальной лепки из соленого теста, который ведет Людмила Порядкова, учительница из поселка Кобрино.



Людмила Порядкова : Детей очень много приезжает на дачи. Лепить и рисовать это все дети любят. Тут может любой ребенок прийти, дать ему тесто, показать – и любой лепит. У нас от 2 лет до 14 лет все лепят с удовольствием.



Татьяна Вольтская : А почему именно тесто?



Людмила Порядкова : Тесто проще, во-первых. Глину обжигать нужно. Там нужно 900 градусов, чтобы обжечь, а здесь у нас все условия. Тесто замешиваем и лепим, а потом раскрашиваем.



Татьяна Вольтская : А что лепите?



Людмила Порядкова : Самое просто – мы начали лепить натюрморт, потом лепили розы, потом лепили рамку для фотографий, принцессу.



Татьяна Вольтская : А потом юные скульпторы с удовольствием участвуют в детском празднике.



Звучит песня и музыка



Татьяна Вольтская : Это Ната пела и играла на флейте. Родители очень рады, что для их детей появились летние кружки и праздники. Говорит Лиля Семещук.



Лиля Семещук : У меня двое деток, еще двоюродная сестренка с нами здесь живет. Мы с удовольствием ходим на занятия – и на рисование, и на лепку. Мы очень рады, что здесь есть эти занятия. Конечно, хорошо – свобода, бегают, веселятся, но прийти и позаниматься они очень хотят. Всегда ждут этих занятий.



Татьяна Вольтская : Лиля с детьми приезжает сюда только летом, а вот Ирина Молчанова с 8-летней Ангелиной - местные жители.



Ирина Молчанова : У меня ходит дочка Ангелина. Ей 8 лет. Ей нравится ходить на лепку, нравится ходить на рисование. Сегодня она участвовала в спектакле. Была комариком. Потом она еще участвовала в «Репке». Они играла Репку.



Татьяна Вольтская : Собакой в спектакле "Репка" был 6-летний Федя, он рвется объяснить, что делал на рисовании.



Федя : Рисунки красивые. Машину в том году. Я поросенка тоже рисовал.



Татьяна Вольтская : В общем, все оказались при деле, особенно приятном оттого, что организовали его сами. Детский праздник в поселке продолжается.



Звучит песня


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG