Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему жителям Краснодарского края не нравятся нефтяные планы властей


Ирина Лагунина: Жители Темрюкского района Краснодарского края обеспокоены экологической обстановкой в регионе: в Керченском проливе хотят построить рейдовую стоянку для танкеров, перевозящих нефть. А в Ахтанизовском лимане, знаменитом своей плантацией лотосов, собираются вести сейсморазведку – там будут искать нефть и газ.


Рассказывает Любовь Чижова.



Любовь Чижова: Не так давно в Темрюке по инициативе местных экологических организаций прошли общественные слушания сразу по двум вопросам: компания «Евро-Транс» из Санкт-Петербурга хочет построить в Керченском проливе рейдовую стоянку для танкеров, а предприятие «Краснодарнефтегеофизика» продвигает проект по проведению сейсморазведочных работ в зоне Ахтанизовского лимана в Азовском море. Обе идеи общественность признала представляющими угрозу для экологии региона. Проекты направлены на доработку, но защитники природы настаивают на том, что ни стоянка танкеров в открытом море, ни сейсморазведка и дальнейшая добыча нефти и газа на побережье курортному региону не нужны в принципе. Подробнее о строительстве рейдовой стоянки танкеров в Керченском проливе и возможных последствиях говорит Андрей Рудомаха из «Экологической вахты по Северному Кавказу» …



Андрей Рудомаха: В открытом море будет создано место для рейдовой стоянки танкеров. Это четыре якорные стоянки на четыре танкера водоизмещением каждый по сто тысяч тонн. К этим танкерам будут подходить небольшие танкера-подвозчики, типа река-море Волганефть, потом будут подходить катера отвозчики водоизмещением 50 тысяч тонн, и уже катера будут везти через Черное море, через Босфор-Дарданеллы нефть выхозить.



Любовь Чижова: Где планируется построить эту стоянку?



Андрей Рудомаха: Ее планируется разместить между мысами при входе в Керченский пролив, но ближе к российскому берегу, то есть в российском секторе Керченского пролива на границе Черного моря Керченского пролива.



Любовь Чижова: Почему вы выступаете против этого проекта?



Андрей Рудомаха: Керченский пролив - это уникальное место, здесь по-хорошему, надо строить заповедник, а не развивать нефтеперевалку. То есть это соединительное звено между Черным и Азовским морем, здесь проходит миграция многих ценных видов рыб, в том числе охраняемых и находящихся под угрозой уничтожения. Здесь находится место нереста, нагула этих рыб и для рыбного хозяйства это очень критично. Кроме угрозы загрязнения катастрофического, не дай бог, оно произойдет, даже в безаварийном режиме будет воздействие негативное оказываться на рыбные ресурсы. Также здесь находится местообитание и пролетные пути птиц, здесь находится заказник орнитологический. И кроме того Керченский пролив чрезвычайно опасен для судоходства, здесь случаются катастрофические шторма периодически. Из-за мелководности и высокой эффективности судоходства тоже очень высокая степень аварий. Этот комплекс заведомо обречен на какие-то проблемы, рано или поздно что-то произойдет. К тому же в проливе безопасность не обеспечена, если в том же Новороссийске, где переваливают нефть, там есть мощная служба обеспечения безопасности, ничего в Керченском проливе нет как с украинской, так и с российской стороны.



Любовь Чижова: Там ведь в прошлом году был очень серьезный разлив нефти, насколько я помню, экологическая обстановка значительно ухудшилась.



Андрей Рудомаха: Как раз керченская катастрофа и послужила таким катализатором настроений, направленных против перевалки рейдовой опасных грузов в проливе керченском. То есть эта катастрофа показала, насколько эта перевалка опасна и насколько государственные органы и компании не готовы к ликвидации последствий аварии. Уже прошло большое количество времени и до сих пор недавно подняли носовую часть танкера, из которой сочилась нефть, и до сих пор не все побережье очищено. Например, южная часть косы Чушка до сих пор покрыта толстым слоем мазута, перемешенного с водорослями. А это, представляете, разлилось по официальным данным десять тысяч тонн, а если это стотысячный танкер, если нефть разольется, что будет тогда? К счастью, худшие опасения не сбылись, азовское побережье, черноморское побережье относительно чистые после аварии. Но перевалка - это как дамоклов меч, нависающий над благополучием курортов. Эта рейдовая перевалка, которая планируется, близко от Анапы, по прямой 60 километров до самого курорта, а до границы где-то 35 километров. Течение направлено в сторону курорта Анапа. То есть если на этой рейдовой перевалке что-нибудь произойдет, пятно пойдет туда, курорт просто погибнет.



Любовь Чижова: Это был Андрей Рудомаха из «Экологической вахты по Северному Кавказу». Ахтанизовский лиман в Азовском море знаменит своей плантацией лотосов. Ежегодно посмотреть на эту красоту приезжают многочисленные туристы из России и Украины. Сейсморазведка, которую планируют проводить прямо на территории плантации, вспугнет отдыхающих. Как и дальнейшая добыча нефти и газа. Так считает представитель Всемирного фонда дикой природы в Краснодарском крае Денис Шестаков…



Денис Шестаков: Кроме того это известное место, которое славится своими рыбными промыслами и охотничьими угодьями. Самое, пожалуй, главное, что вообще Темрюкский район знаменит своим разнообразием в плане орнитофауны, то есть места гнездования различных птиц. Так что то, что там будет происходить сейсморазведка, довольно неприятное событие.



Любовь Чижова: Кто автор этого проекта, кто собирается проводить сейсмологические работы? В чем их суть? И как это может отразиться на экологии региона?



Денис Шестаков: Заказчик этой деятельность - это ЗАО Кубаньнефтресурсы, а организация проектировщик ОАО Краснодарнефтегеофизика. Будет происходить сейсморазведка. То есть она в чем заключается: в место сейсморазведки выезжает спецтехника, гусеничный транспорт, вездеходы, что само по себе неприятно, бурятся скважины, туда закладывается зонд и происходит удар так называемый. В общем-то миниземлетрясение, будем говорить, и этот удар ощутимый. Эти скважины будут заложены с интервалом небольшим, то есть будут бурить везде.



Любовь Чижова: Я знаю, что вы принимали участие в общественных слушаниях, посвященных той проблеме.



Денис Шестаков: Общественные слушания признали предварительными, потому что очень много вопросов, очень много недоработок было в проекте, оценка воздействия на окружающую среду. В частности, там было много несоответствий, фактических несоответствий, связанных с географией района. Опять же в такой же самой плантации лотосов были вопросы, потому что по плантации планировалось проложить курс сейсморазведки. Естественно, это вызвало неодобрение местных жителей. Вообще надо сказать, что местные жители очень болезненно реагируют на любую промышленную активность в районе, и их можно понять, потому что район можно считать многострадальным. Ситуация такая, что очень многие фирмы, компании приходят, чтобы проводить какие-то работы. С точки зрения экологического ущерба отдельно взятый проект, он не несет большой нагрузки экологии, но если взять все вместе, посчитать, то нагрузка получается довольно сильная. Местные жители, которые большинство живет за счет туризма, за счет курортных услуг, терпят убытки. Можно себе представить, там горят факелы, да довольно свежи воспоминания о ноябрьской катастрофе, вы помните, вылилось огромное количество мазута на берега, попало в воду, погибло огромное количество птиц, цифры трудно назвать. Эти кадры замазученного берега, этих несчастных пернатых, которые барахтаются в нефтяных, мазутных лужах, все помнят. До сих пор эти последствия то там, то там проявляются. До сих пор в лиманах где-то пятно всплывает, то еще где-то локальные выбросы нефти, то танкер разломившийся до сих пор стоит там и периодически оказывается, что там что-то вытекло, по спутниковым снимкам. То есть главная проблема этого региона то, что не определен его статус. То ли это курортно-туристическое место, то ли это место, где ведутся промышленные работы. И постоянно эти интересы пересекаются.



Любовь Чижова: Рассказывал Денис Шестаков из Всемирного фонда дикой природы в Краснодарском крае. Директор Краснодарского отделения фонда Олег Царук с сожалением констатирует, что экологическое состояние Азовского моря ухудшается с каждым годом…



Олег Царук: Представьте себе, что вы приезжаете на курорты азовского побережья, а вокруг вас стоят нефтяные вышки, горят факела попутного газа. В следующий раз вы туда приедете? В этом весь камень преткновения. Экологическая ситуация на Азовском море, здесь есть два аспекта – долгосрочный и краткосрочный. Если начинать с долгосрочного, вы, конечно, помните, что когда-то Азовское море считалось самым богатым рыбопромысловым районом Советского Союза, то есть рыбодобыча с единицы площади там была самая высокая. Что мы имеем сейчас? Азовское море превратилось и продолжает превращаться в обычную свалку, запасы рыбы сократились катастрофически, многие виды уже можно считать практически исчезнувшими, это в первую очередь такие, как осетровые, то есть ценнейшие виды и в то же время наиболее уязвимые. Понятно, что это не процесс одного дня, это продолжалось десятилетиями. Наверное, наибольший удар нанесло строительство плотин и, конечно, программа «Миллион тонн кубанского риса». То есть плотины и неизбежные при рисоводстве химикаты, удобрение пестицидами сделали свое замечательное дело, поголовье осетровых было подорвано. Существующие рыбозаводы не в состоянии восполнить этот урон. Многие другие виды были серьезно сведены, рыбный промысел на Азове катастрофически падает, и это процесс, который остановить крайне сложно. Это, скажем так, долгосрочная ситуация. Краткосрочная, последние лет 7-8, что у нас происходит за этот период? Россия, лишившаяся выхода к Черноморским портам основным, которые остались на Украине, начинает интенсифицировать судоходство по Азову. Судоходство сопровождается регулярными несанкционированными сбросами грязных балластных вод, в первую очередь нефтепродуктами загрязненные воды и последняя катастрофа в ноябре прошлого года в Керченском проливе, конечно, внесла свою лепту. Плюс это транспортировка и перевалка достаточно опасных для окружающей среды грузов. Плюс резко нарастающее количество мусора, который на некоторых участках побережья образует сплошной ковер, все это вместе взятое резко ухудшает картину. И говорить о том, что ситуация на Азовском море сколько-нибудь нормальная, сложно. Причем тут нужно добавить, что, к сожалению, ситуация аналогична абсолютно не только на российской части побережья Азова, но и на украинской. И отсутствие нормального сотрудничества между двумя странами отнюдь не улучшает ситуацию. То есть реально, с нашей точки зрения, необходимо заключение нормального двустороннего соглашения между Россией и Украиной по сохранению Азовского моря, и причем это не бумажное должно быть соглашение, а работающее.



Любовь Чижова: Это был директор Краснодарского отделения Всемирного фонда дикой природы Олег Царук . Против строительства в Керченском проливе рейдовой стоянки для танкеров и проведения сейсморазведки в Ахтанизовском лимане Азовского моря выступают многочисленные природоохранные организации региона и простые жители Тамани. Но все они опасаются, что власти, сделав вид, что прислушались к результатам общественных слушаний, все же разрешат реализацию этих проектов.


XS
SM
MD
LG