Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

ЦБ борется с инфляцией и внешними заимствованиями


Повышение отчислений в ФОР направлен на изъятие денег из экономики

Повышение отчислений в ФОР направлен на изъятие денег из экономики

Центральный банк России повысил с 1 сентября нормативы обязательных отчислений в свои фонды российских коммерческих банков. Одна из главных целей - снизить их зависимость от краткосрочных зарубежных кредитов. Удорожание как зарубежных, так и внутренних источников кредитования уже отразилось на темпах роста и банковской системы, и российской экономики в целом, отмечают эксперты.


Это уже четвертое повышение нормативов обязательных резервов с начала года, прежние действовали с 1 июля. Вообще повышение норм обязательного резервирования части средств коммерческих банков на специальных счетах в Центральном банке обычно предпринимается для сокращения роста предложения денег в экономике и замедления инфляции, говорит главный экономист «Альфа-Банка» Наталия Орлова:


«Повышение нормы резервирования - объема средств, которые банки обязаны отчислять на счета в Центральный банк, то есть деньги, которые блокируются и изымаются Центральным банком из обращения, это действительно мера, которая нацелена на снижение инфляционного давления. И главный упор Центральный банк сейчас делает на рост отчислений по внешним долгам. То есть, по сути, Центральный банк указывает банкам, что лучше, чтобы они привлекали средства внутри страны, а не извне. Собственно, по внешним долгам повышение нормы резервирования, оно наиболее быстро и сейчас достигает уровня 8,5%».


К сожалению, эффект от этой меры в плане борьбы с инфляцией отследить довольно трудно, считает аналитик: «Есть прямая оценка того, сколько Центральный банк изымает за счет повышения норм отчисления, в частности от повышения 1 сентября, ориентировочная оценка от 3 до 4 миллиардов долларов может уйти из банковского сектора в фонд обязательных резервов. Естественно, экономический эффект от этой меры измеряется замедлением темпов инфляции. В России сейчас проблема заключается в том, что инфляционное давление в целом возрастает оттого, что курс рубля у нас ослаб за последний месяц. Все это создает неблагоприятный инфляционный фон. Поэтому я бы расценивала отчисления в фонд обязательных резервов скорее как меру сдерживающего характера. То есть, иными словами, прямого эффекта снижения инфляции от нее не будет, но хотя бы инфляция не будет расти быстрее».


В «структуре» нынешнего, уже четвертого с начала года, повышения норм резервирования упор делается Центробанком на сокращение обязательств коммерческих банков именно по внешним обязательствам. Почему, своим мнением делится аналитик UnicreditAton Рустам Боташев:


«Большее повышение по резервам на заимствования перед иностранными банками связано с тем, что, как правило, это деньги с плавающей ставкой, во-первых. Во-вторых, они более короткие. То есть, таким образом, с высокой степенью заимствования этих коротких денег с плавающей ставкой становятся более рискованными, то есть риск рефинансирования повышается. Поэтому Центробанк хочет, во-первых, уменьшить инфляцию, что фактически уже получается, и, во-вторых, уменьшить зависимость от этих коротких денег с плавающей ставкой».


Повышение для коммерческих банков нормативов обязательного резервирования ими части своих средств так или иначе может отразиться и на вкладчиках. Например, в виде удорожания выдаваемых банками новых кредитов или повышения ставок по ранее выданным, хотя в целом все это - тоже антиинфляционные меры. Или в виде изменений действующих ставок по вкладам, говорит Наталия Орлова:


«Я бы скорее говорила о том, что конечно повышение нормы резервирования - это мера, которая нацелена на замедление и сокращение денежного предложения, соответственно, это, скорее, мера, которая приводит к повышению ставок, как депозитных ставок, так и ставок по кредитованию. Поэтому в целом я бы говорила о том, что последствием этой меры может стать общее сокращение объемов кредитования, повышение кредитных ставок. Но, как результат, наверное, повышение депозитных ставок, потому что российские банки сейчас вынуждены в большей степени ориентироваться на внутренние ресурсы, а не на внешние ресурсы, потому что внешние ресурсы становятся более дорогими из-за того, что Центральный банк более активно повышал нормы отчисления именно по внешним займам. Поэтому в целом я бы говорила о том, что интерес к внутренним ресурсам от банков будет расти и они ставки, скорее, будут повышать».


Условия привлечения новых денег для российских компаний и банков на зарубежных рынках стали в последние месяцы значительно жестче, чем раньше. И связано это, скорее, с общей ситуацией на международных финансовых рынках. При этом в самой России вновь повышены нормативы банковского резервирования. Смогут ли в таких условиях российские банки привлекать на внутреннем рынке необходимые им средства, как для собственного развития, так и для кредитования прежними темпами экономики в целом, отвечает Рустам Боташев:


«В любом случае я вижу, что очень существенно ограничился доступ к денежным ресурсам российских банков до событий августа. А после событий августа мы видим, по крайней мере, на внутреннем рынке просто очень большой скачок стоимости денег. Государственные бумаги, долгосрочные, десятилетние, уже приносят прибыль 9% годовых против 7,5% всего лишь месяц назад. То есть явно наблюдается повышение стоимости денег, что означает недостаток денег в системе. Я думаю, что как минимум для такого же развития экономики денег просто не хватает, поэтому будет замедление и идет уже замедление всей банковской индустрии и российской экономики».


По оценкам Министерства экономического развития, рост ВВП России за первые семь месяцев этого года в целом оказался таким же, каким он был с января по июль года прошлого. Весной был отмечен резкий рост, а летом - замедление. Главная причина, считают в министерстве, резкое сокращение роста внутренних инвестиций.


XS
SM
MD
LG