Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Четвертая годовщина бесланской трагедии. Объективное расследование событий так и не было проведено


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Вероника Боде.



Андрей Шароградский: Сегодня исполняется четыре года с начала трагедии в Беслане. 1 сентября 2004 года группа боевиков захватила в заложники более 1200 человек - учителей и учеников бесланской школы № 1. В результате захвата заложников и штурма школы силовиками через несколько дней погибли более 300 человек, более половины из них - дети. О том, как вспоминают в России эти дни, рассказывает Вероника Боде.



Вероника Боде: Как сообщает из Беслана корреспондент Радио Свобода Алан Цхурбаев, траурные мероприятия здесь проходят по уже сложившейся традиции. 1 сентября в 9 часов 15 минут утра - именно в это время четыре года назад школу № 1 захватили террористы - во дворе звучит удар колокола. Начиная с этого момента, в школу приходят все желающие почтить память погибших. Звучит траурная музыка, во дворе зажигают поминальные свечи. Учебный год здесь начнется только 5 сентября.


Одна из главных проблем, связанных с бесланской трагедией, заключается в том, что, по мнению родственников погибших и многих экспертов, объективное расследование событий так и не было проведено. О том, что именно в официальной версии трагедии вызывает наибольшие сомнения, рассказывает сопредседатель всероссийской общественной организации «Голос Беслана» Элла Кесаева, с ней беседовал мой коллега Марк Крутов.



Элла Кесаева: Мы знаем правду, что в приговоре по Кулаеву и в других обвинительных заключениях единым росчерком указано, что все заложники погибли от рук террористов. И мы ни в коем случае не выступаем за террористов, они способствовали тому, что погибли заложники, но, тем не менее, уголовное дело на то и ведется, и расследование, чтобы установить причину гибели каждого заложника, а не одним росчерком, без расследования, без суда обвинить только террористов. Потому что здесь были действия полутора тысяч военных, каждый из них стрелял в сторону школы и танками, и огнеметами, и причина гибели большинства заложников на сегодняшний день документально, с помощью экспертизы не доказана.



Марк Крутов: Вашей организации удалось ли за последний год хоть как-то приблизиться к выяснению правдивых обстоятельств трагических событий в Беслане? В первую очередь, конечно, я говорю о штурме школы.



Элла Кесаева: Да, мы знаем, что танки применялись во время штурма. Первые два взрыва были вызваны применением огнемета извне спецназом. И далее через 40 минут было выпущено более 10 огнеметов именно по спортзалу. Это целенаправленное убийство заложников. Многочисленные показания заложников, научные исследования доктора взрывотехнических наук Савельева Юрия Петровича, независимого эксперта, и нашей парламентской комиссии привели к таким заключениям. А официальная версия, конечно, говорит: нет, мы применяли, но вечером.



Марк Крутов: А почему, как вы считаете, официальные лица и в Северной Осетии, и вообще в России, которые занимались расследованием этих событий, не признают эти факты?



Элла Кесаева: Потому что это преступление конкретно, не то, что просто силовиков. Уголовное дело на то и есть, что силовики имеют фамилии, должности, и за этими должностями, если есть признание их вины, должны быть суды. Цепочка бы потянулась, и потянулась бы к руководству страны. Мы по Кулаеву остановились на заместителе Патрушева. Тихонова, Проничева, Анисимова - их не дали нам вызвать, и суд закрыли. И дальше цепочка потянулась, я думаю, к первому лицу и пришла бы. И поэтому идет оттуда, от самого высшего руководства страны давление на объективное расследование, на что, чтобы именно ни одно должностное лицо не было привлечено к ответственности.



Вероника Боде: В Москве в эти дни проходят акции, организованные общественными и политическими организациями, в частности Объединенным гражданским фронтом. 1 сентября возле станции метро "Кропоткинская" и 2 сентября у метро "Улица 1905 года" будет раздаваться брошюра, в которой изложены выводы, сделанные в ходе независимого расследования бывшим депутатом Госдумы Юрием Савельевым. А 3 сентября в час дня у метро "Чистые пруды" состоится митинг памяти жертв трагедии.


О том, почему важно помнить о бесланских событиях, говорит Марина Литвинович, член Федерального совета Объединенного гражданского фронта и главный редактор сайта «Правда Беслана».



Марина Литвинович: Это событие, которое показывает нам, что нужно требовать правды. Потому что, знаете, уже прошло четыре года, но до сих пор официальная версия этого теракта и всего, что там случилось, существенно расходится с показаниями заложников. Наша задача - помнить правду. Она заключается в том, что штурм, который, как нам потом сказали, начали террористы, он был начат сотрудниками силовых структур России. Официально погибших 333 человека, из них порядка 95 процентов - это люди, которые погибли не от рук террористов. Эти данные достаточно серьезные и должны заставить каждого человека задуматься, кто виноват и кто должен быть наказан в этой трагедии.


Очень важно спрашивать со своей власти - власти, которой мы платим налоги и которая нами правит. К сожалению, получается так, что только когда человек теряет самое дорогое, ребенка, например, то он начинает вдруг задавать вопросы. Мне бы хотелось, чтобы граждане, наши люди не дожидались, пока у них отнимут самое дорогое и как-то, в общем, пытались действовать без этих потерь страшных.


Конечно, сегодня и завтра, и послезавтра, все эти три дня, конечно, надо и по телевизору показывать какие-то вещи, людям напоминать. Конечно, официальные власти не хотят об этом помнить, это такая заноза торчащая, она им совершенно неудобна и неприятна.



Вероника Боде: По свидетельству экспертов "Левада-центра", в 2004 году бесланская трагедия стала для россиян главным событием года. Но сейчас память о ней постепенно тускнеет. О том, как оценивают граждане страны поведение властей в этой трагедии, говорит Борис Дубин, заведующий отделом социально-политических исследований центра.



Борис Дубин: От этой стороны дела осталось стойкое ощущение вранья. Оно тогда зашкаливало, там что-то порядка 87 процентов было в течение самих событий, если соединить те группы, которые считали, что власти не говорят всю правду, власти говорят лишь малую часть правды и власти просто врут и извращают смысл событий. В общем, сегодня ситуация примерно такая же. Все население практически, то есть 80 и выше того процентов считают, что власть врет. Доля тех, кто придерживался обратной оценки, то есть, что, так или иначе, все-таки правду власть говорила, сказала, это 5-7 процентов населения. Примерно половина населения все-таки приняла под влиянием, конечно, средств массовой информации и отчасти со временем реальная память слабеет, а укрепляются стереотипы. Все-таки сложилось у половины населения ощущение, что власть тогда сделала все, что было возможно. Примерно 45 процентов так считают и процентов 35-40 все-таки остались при ощущении, что власть тогда не сделала все, что было нужно. Вот это двойственное ощущение осталось.


Преобладает оценка населения деятельности спецслужб, что они вели себя неудовлетворительно. Свыше половины, 55 процентов сегодня так считает. В этом смысле основными виновниками, конечно, были признаны спецслужбы с одной стороны, боевики с другой стороны и руководство России, которое развязало войну, без которой, соответственно, не было бы бесланских событий.


XS
SM
MD
LG