Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Программа Прессинг 24.08.2008



Экономика спорта. Оргвыводы российского спортивного руководства



Дмитрий Морозов: На очереди наша рубрика «Экономика большого спорта», и мы продолжаем подводить первые, локальные, итоги Олимпийских игр в Пекине. Обязательно мы подведем черту под этой Олимпиадой в глобальном смысле чуть погодя, а сегодня затронем некоторые другие темы и, в частности, относительно неудачное выступление сборной России. Как всегда, слово эксперту «Прессинга» профессору Роберту Воскеричяну.



Роберт Воскеричян: Прежде чем приступить к подведению итогов, я хотел бы коротенечко завершить то, что не успел завершить в прошлый раз – тему гонораров, тему стимулирования участников Олимпийских игр со стороны национальных федераций. Буквально через два-три дня после нашей воскресной беседы, газета «Ведомости» напечатала перевод статьи в газете «Уолл-Стрит Джорнал» от 21 августа. Называется «Цена победы». Авторы Ребекка Блюментайн и Джейсон Лю. И там очень интересные подробности, мимо которых я просто не мог пройти. Я просто зачитаю некоторые вещи, которые мы не охватили, но они достаточно интересные. Во-первых, выяснилось, что не только китайцы и некоторые другие страны вроде бывших советских закавказских республик, платят гигантские суммы. Вот сингапурские спортсмены Ван Юэгу и Ли Цзявэй, которые получили серебряные медали в настольном теннисе, получат на двоих сумму в 527 372 доллара. Что совсем неплохо за серебро. А вот если бы они выиграли – на двоих миллион долларов. Достаточно серьезно. Бедный Афганистан 50 000 долларов заплатил своему первому в истории призеру Олимпийских игр, тэквандисту Рохуллаху Никпаю. Индия, такая экзотическая страна, и в олимпийском смысле тоже, единственный золотой медалист, стрелок из пневматической винтовки Абхинав Биндра получил 71 тысячу долларов. Видимо, они в рупиях платят, поэтому такая экзотическая сумма. Плюс к этому он получил 60 тысяч от индийского Комитета по контролю за крикетом, что вообще меня ввергло в недоумение, а еще 357 тысяч он получил от лондонского Фонда Миттал Чемпион, который учредил Лакшми - один из богатейших людей в мире. Но плюс к этому он получит пожизненный бесплатный проезд в вагонах первого класса от Министерства железных дорог Индии.



Дмитрий Морозов: В сумме получается совсем неплохо.



Роберт Воскеричян: И для того, чтобы закрыть эту тему, таиландская штангиста Прапавади Джароенраттанатаракун получила, за свою золотую медаль, 292 тысячи долларов. Что тоже совсем немало. В общем, вы помните, мы говорили, что в Греции олимпионикам можно было в бесплатных общественных столовых питаться, памятник в полный рост из мрамора им ставили. Памятника нет, но в вагонах первого класса - пожалуйста. Теперь, к более серьезным вещам. Сегодня я хотел бы поговорить о том, что, на мой взгляд, более актуально, потому что только что закончилась Олимпиада. По разному можно относиться к выступлению российских спортсменов, но, тем не менее, есть резон в словах тех, которые говорят, что это неудача, а некоторые употребляют более сильное выражение - провал. С другой стороны, абсолютно не соглашусь с теми, кто говорит, что мы так и планировали, медальный план выполнили. Это, конечно же, чиновники от спорта. Конечно же, тут есть, о чем поговорить. Причем не в том ракурсе, сколько золотых медалей, сколько серебряных. Мы поговорим о том, почему, по большому счету, наблюдается отход от завоеванных позиций. И, естественно, через призму нашей рубрики. И нам поможет интервью председателя Агентства по спорту, которое де юре существует, но стало ясно в интервью от 22 августа, что и само Агентство и, прежде всего, позиции его руководителя Вячеслава Фетисова, довольно серьезно подорваны. Говоря о неких вещах, которые привели к относительной неудаче… А я подчеркиваю, моя позиция такова, что российская олимпийская команда, хотя мы считаем, что это неофициальные зачеты, медальные планы, это все не очень нами приветствуется, но, тем не менее, во всем мире это считают и это реальность. Несмотря на то, что статистически все это выглядит прилично, но российская сборная откатилась назад и откатилась, на мой взгляд, что самое опасное в этом откате, не в уменьшении числа завоеванных золотых медалей или не в уменьшении общего числа медалей, а в некоторых глубинных структурных вещах. Начнем с интервью Фетисова. И здесь мне очень понравился его ответ на вопрос корреспондента по поводу того, какие причины обусловили такую неудачу. А если говорить о первых двух неделях, то просто можно было говорить о провале. Совершенно справедливо заметил Фетисов, что для того, чтобы обогнать одного Фелпса, завоевавшего 8 золотых медалей, понадобилось всей дружине российской олимпийской полторы недели. Вот эти первые полторы недели это был провал. «В чем главная причина?» - спрашивает корреспондент у Фетисова. А Фетисов отвечает и, практически слово в слово, повторяет то, что в субботнем выпуске программы «Час прессы - спорт» сказал наш коллега Валерий Винокуров, что главная причина это чудовищное давление чиновников на спортсменов.



Дмитрий Морозов: И Фетисов это признает?



Роберт Воскеричян: Я процитирую. «Причины лежат в области психологии. Слишком большое давление оказывается нынче на спортсменов. Много помпезности. Чиновники, накануне Олимпиады, только и делали, что раздавали громкие заявления, но делали это не в интересах дела, в ради саморекламы». То есть, действительно, чиновники, прежде всего, руководители Национального олимпийского комитета и некоторые руководители федераций, для них эта Олимпиада это способ не просто попиарится. Пиарится это тоже способ добиться того, чтобы их положение было, как они любят выражаться в этой среде, железобетонным. То есть, чтобы им ничего не мешало оставаться на своем месте. А что нужно для этого? Для этого нужно обещать, что завоюют много наград и, в общем-то, эти обещания по очень многим видам спорта не оправдались. В этом же интервью Фетисов говорит о том, что к нему обращался тогда еще, когда Фетисов возглавлял реально работающее Агентство, которое решало какие-то вопросы, до Олимпиады, два года назад, обращался высокопоставленный чиновник Котенков Александр, который представляет президента в Союзе Федерации, а параллельно он президент Федерации парусного спорта. Он обещал, что будут золотые, серебряные, бронзовые медали. Но парусный спорт-то затратный, экипировка дорогая. В общем, деньги выделили. И Фетисов прямо говорит, что попробуй не выдели, потом же будут проблемы. Понятно, что Котенков не просто президент Федерации, который когда-то был яхтсменом. С таким трудно спорить. «И где, - спрашивает Фетисов, - эти медали?». Вопрос в том, что при нынешнем подходе, и это вынесено в аншлаг: «Вячеслав Фетисов: если так дальше будет продолжаться, никогда нам Китай с Америкой не догнать». И он совершенно справедливо говорит, что необходима смена, как сейчас модно выражаться, парадигмы, смена подхода, идеологии. Идеология понятна сейчас. Судя по общему тону интервью - это хлопанье дверью. Он громко хлопает дверью, уходит и говорит, что в принципе, если хотели бы меня убрать, не нужно было бы унижать ни меня, ни моих сотрудников, которые вместе со мной делали дело, и делали достаточно, есть у них определенные успехи. Это можно было бы сделать проще, тем более, что сейчас конфигурация в Национальном олимпийском комитете - Тягачев, Мутко и Фетисов. Естественно, как минимум, один лишний. А я думаю, что оба лишние, потому что уже примерного понятен ход мыслей Мутко и его манера действий. Сначала разобраться с Фетисовым, а потом, может быть, уже и с Тягачевым. Министр спорта станет президентом Олимпийского комитета, как в большинстве стран мира такая система присутствует. После того, как мы все это посмотрели – наш вывод. Я согласен с Фетисовым, что положение очень тяжелое. Он чересчур сгущает краски, это не провал, а очень серьезная неудача, и самая главная неудача - то, что не сделаны выводы по поводу того, как дальше работать с олимпийской сборной. Потому что сейчас преподносится как высочайшее достижение, что на флажке уже догнали сбойную Великобритании, которая, кстати сказать, уменьшает свои расходы на олимпийцев, но перераспределяет так, что те федерации, чьи спортсмены завоевали медали, получают в следующем цикле больше. И эта система уже 8 лет работает, и количество золотых медалей растет очень быстро. А у российских спортсменов количество золотых медалей падает. Я уже не буду углубляться в проблемы строительства спортивных сооружений, но хочу сказать, что решить все проблемы, которые возникают за счет массовых денежных вливаний, то есть дайте деньги, наобещаем вам медали - не получается, эта система не работает. На локальном уровне, допустим, привод неких знаковых лиц, допустим, пришел Нарышкин, нынешний руководитель администрации президента, тогда вице-премьер правительства России, возглавил Федерацию плавания. Ну да, определенные подвижки в финансировании, но никак они не вылились в золотые медали, как мы видим. То есть проблемы гораздо глубже, чем, как смеется над незадачливыми чиновниками Фетисов, что в каждой команде по Хиддингу поставим и больше ничего развивать не надо. Так дело не пойдет. Мы сейчас с этим столкнемся. Приедут и все начнут рассказывать, что мы в тяжелейших условиях, судьи зажимали, вот китайцы чего натворили, у них какой-то допинг, которого у нас нет, а вот допингом у нас занимался Фетисов, это он во всем виноват. Это все мы еще услышим. Но это не решит проблемы. Олимпийская сборная Российской Федерации находится на дороге наклонной вниз. И, в первую очередь, потому, что те, кто ею руководят, не вполне соответствуют уровню сегодняшних задач, стоящих как перед олимпийским спортом вообще, так и перед российской олимпийской дружиной.



Дмитрий Морозов: Да, трудно возразить Роберт, безусловно, рыба гниет с головы. Главное, чтобы ваш итоговый тезис осознали сами чиновники, которые отвечают за развитие олимпийского движения в России.



Роберт Воскеричян: Такое ощущение, как день сурка. Мы говорим о футболе иногда, иногда о хоккее. Каждый раз мы говорим, что возможно кто-то нас слышал. Я вас уверяю, что они, кроме звона определенного металла и звона оплеух, которые они могут получить от вышестоящих, больше ничего не слышат. Мне кажется, что сегодняшняя верхушка российского спорта не в состоянии понять, оценить масштаб проблемы, а уж тем более решить ее. В том числе, и Фетисов. Он обижен, поэтому он дает такое интервью, и поэтому я сделал такой акцент на него. Это суть демократии - нет хороших и плохих. Есть состязательность и каждый имеет право критиковать. Вот сегодня Фетисов критикует и дал нам некую пищу для размышлений, факты, и так далее.



Дмитрий Морозов: Позиция Фетисова теперь нам понятна из этого большого интервью «Спорт Экспрессу». Наверняка сейчас последует и интервью Леонида Тягачева и Виталия Мутко, и мы обязательно их проанализируем в нашем эфире.



Олимпиада в контексте мирового развития



Олег Винокуров: Подводит итог Олимпиады в Пекине и участник олимпийских конгрессов, историк и социолог Юрий Теппер. Для него медальные итоги Игр - лишь вступление к важной теме.



Юрий Теппер: Церемония закрытия – последняя, красная строка олимпийской программы. Как говорится, игра сделана. Более всего впечатляет число золотых китайских олимпийцев. Сенсация? Нет, это подтверждение известной закономерности. Команда страны хозяйки Олимпиады, как правило, показывает результаты на 20-25 процентов превышающие прошлые достижения. Родные стены, поддержка болельщиков, снисходительность судей. Уступив китайцам по числу чемпионов, сборная США осталась в числе фаворитов. Американские спортсмены чаще других поднимались на ступени олимпийского пьедестала. Россияне – третьи. По ходу Игр команду лихорадило: неожиданные провалы, драматические срывы, спортивные подвиги. Все это не соответствовало уверениям о надежной стратегии олимпийской подготовки и взятым накануне повышенным обязательствам. Неожиданно в число наиболее успешных золотодобытчиков вошли олимпийцы Великобритании. Вспомним, по итогам Игр в Афинах, англичане замыкали олимпийскую десятку. Небывалый кураж британцев тоже объясним. Для англичан выступление в Пекине стало смотром ресурсов и разведкой боем перед предстоящей домашней, Лондонской Олимпиадой. Неспешное обсуждение хода результатов олимпийского соперничества еще впереди, а сегодня поговорим об иных аспектах Олимпиады. Грустно и горько вспоминать о том, что с открытием Игр совпало начало кровавого военного конфликта на Кавказе. Так хочется верить, что вооруженное противостояние держав - пережиток прошлого. Общепризнано, что в 21-м веке мировое развитие определяется конкуренцией глобальных финансово-экономических проектов. Налицо соперничество американского проекта с проектом Европейского содружества. На стадии становления - проект организации финансовых и экономических сил азиатских стран. Процессы глобализации вызывают перемены во всех сферах социальной жизни. Спорт - не исключение. Прозрачность границ содействует росту спортивных контактов, совместно используется инфраструктура спортивных сооружений, беспрепятственно происходит миграция спортивных кадров. Сегодня, порой, трудно разобраться, в какой стране начинали свой путь атлеты и тренеры национальных олимпийских команд. Но вернемся к становлению азиатского проекта. Здесь на роль ведущего организатора претендует Китай. Азиатские столицы трижды становились хозяевами летних Олимпийских игр: Токио-64, Сеул-88, Пекин-08. Каждый раз мир дивился щедрости затрат на спортивное строительство и благоустройство городов. Эффекты затратных стратегий становились очевидными позднее. Успех олимпийского Токио был заявкой Японии на ведущее место в мировой экономике. Подобная ситуация сложилась через 5 Олимпиад. Проведя грандиозные игры в Сеуле, Южная Корея подтвердила претензии на значимую роль в мировой политической и экономической жизни. Олимпийская программа Пекина изначально разворачивалась, как демонстрация организационной и управленческой мощи Китая. Начиная с 50-х годов, в этой стране развитие спорта определяли политические амбиции. В 2001 году правительство Китая утвердило, а затем строго контролировало реализацию проекта. Вся сила китайского спорта нацеливалась на достижение олимпийских успехов. Подготовка страны к Олимпийским играм приобрела статус национальной идеи и основы всенародной программы патриотического воспитания. Вместе с тем, Китай получил возможность продемонстрировать мобилизационные силовые качества тоталитарного руководства. Игнорируя западное общественное мнение, власти жестоко пресекали все антиолимпийские акции и протесты правозащитников. На грандиозный пиар социалистического государства демократической диктатуры народа затрачено 45 миллиардов долларов. Парад открытия организаторы вытроили по-своему, по-китайски - вспомните, порядок шествия команд определялся числом черточек в иероглифах названия страны. Можно ли считать олимпийскую победу триумфом тоталитарного руководства спортом? Атлеты Китая 51 раз поднимались на высшую ступень пьедестала. Спортсмены стран Евросоюза завоевали 298 медалей, из них 87 – золотые. Центром мирового олимпийского спорта остается либеральная Европа. Но есть смысл увлекаться подсчетом и пересчетом спортивных доблестей? Существуют смыслы значимее и важнее. В тревожные дни августа праздник олимпийского мира оказался выше и благороднее демонстрации военной силы.



Олег Винокуров: В чем, безусловно, согласятся с Юрием Теппером все здравомыслящие люди, так это с тем, что силу и мастерство проявлять надо на спортивных аренах, а не с помощью пушек и танков.



Чемпионат мира в "Формуле-1"



Валерий Винокуров: Очередной этап чемпионата мира в «Формуле-1», который прошел в Валенсии, мы сейчас обсудим с нашим экспертом Андреем Балахниным. Сперва у меня есть одно личное впечатление, Андрей. Так получилось, что месяц назад я один день провел в Валенсии, и видел, как в морском порту эта трасса прокладывалась, такими полимерными ограничителями размечалась. И вот я по ней проехал на машине, и было любопытно, что она заходит на мост. Он, видимо, был разводным. Там такой явно был канальчик посереди моста. Машину чуть-чуть тряхнуло, ничего страшного. Я тогда подумал: как же гонщикам-то на болидах?



Андрей Балахнин: Вообще в СМИ многие гонщики говорили об этом, что у них какое-то опасение вызывает стык посередине моста, но организаторы сделали все возможное, чтобы этот стык нивелировать вообще, до самого идеального состояния, и, по последним сообщениям, три миллиметра всего был зазор. То есть тот, который на скорости проскакивается незаметно.



Валерий Винокуров: У меня еще вот какой вопрос возник. В Москве было много разговоров, что надо строить автодром гигантский. Но, выходит, что можно и по улицам города?



Андрей Балахнин: Можно. И, конечно, история «Формулы-1» знает множество таких примеров. Самый знаменитый это, конечно, Гран при Монако, который каким был в момент основания, так трасса и остается, с минимальнейшими переделками, начиная с 50-го года, когда Гран-при первый, чемпионат мира стал проводиться. Но все дело в том, что все-таки отдельные автодромы лучше. Мы сегодня практически не увидели ни одного обгона на трассе. Да, борьба была любопытная, интересная, но мы все - и специалисты, и болельщики - ждем, прежде всего, обгонов на трассе. А здесь все-таки трасса была зажата по ширине трека, и обгонять практически не было нигде.



Валерий Винокуров: В Монте-Карло тоже обгонов нет. Я там бывал, и там улицы огорожены такими высокими заборами.



Андрей Балахнин: Здесь практически то же самое было, но все-таки по ширине маловато. Хотя организаторы постарались и конфигурация трассы достаточно интересная, вот этот мост. Пилотаж интересный был, но мы сегодня обгонов, как таковых, практически не видели.



Валерий Винокуров: А спортивные итоги все-таки давайте подведем уже.



Андрей Балахнин: Фелипе Масса из команды «Феррари» сегодня удержал убедительнейшую победу. Напомню, что вчера в квалификации он, безусловно, был лучший, и сегодня со страта ушел первым в гонку, и так до финиша никому эту позицию не уступил, только лишь на те минуты, когда он заезжал на пит-стопы. Установил лучшее время круга и гонку выиграл в стиле старт-финиш. Льюис Хэмилтон, его основной конкурент, финишировал на втором месте, поэтому здесь борьба обостряется в чемпионате, поскольку был разрыв побольше в очках, а сейчас он стал поменьше, и это нам дает основания полагать, что все равно борьба в чемпионате продолжится до самого финиша. Тем более, что у Кими Райкконена, второго пилота «Феррари», к сожалению для поклонников «Феррари», сгорел двигатель. Это очень тревожный фактор для «Феррари», потому что три недели назад сгорел двигатель у Фелипе Массы, который тогда лидировал, за три круга до финиша, он должен был сойти. Сейчас пострадал Кими Райкконен, и этим обстоятельством блестяще воспользовался Роберт Кубица, который теперь всего на два очка от него отстал, практически деля 3-е и 4-е место с ним.



Валерий Винокуров: Льюис Хэмилтон говорил, что с очень тяжелым чувством выходит на старт, потому что гонщики собирались ехать в траурных повязках в связи с авиакатастрофой в Мадриде, и он говорил, что настроение, конечно, очень подавленное. Как вы думаете, подавленное настроение не только у него было? Сказалось вообще?



Андрей Балахнин: С инициативой проехать с траурной повязкой выступил как раз испанец Фернандо Алонсо, двукратный чемпион мира. Я думаю, может быть, какой-то отпечаток это наложило, но, на мой взгляд, не такой уж большой. К большому разочарованию его поклонников, он сегодня выбыл прямо на первом круге. Накаджима, японец, не справился с управлением и въехал ему в заднюю часть машины, было сломано заднее крыло.



Валерий Винокуров: Это можно понять, если у Льюиса Хэмилтона было подавленное настроение, то у Фернандо Алонсо, когда погибли именно его соотечественники, совсем ему было не до гонки.



Андрей Балахнин: Но он профессионал, должен выходить на старт в любых условиях, и честь ему и хвала, что он все-таки бился, как мог и в квалификации. Но здесь, в гонке, ему просто не повезло.



Валерий Винокуров: Это мы часто видим на футбольных матчах, когда минута молчания, траурные повязки, но потом игра захватывает. Здесь, видимо, тоже такие скорости, что они тоже захватывают человека.



Андрей Балахнин: Скорее всего, так и происходит. То есть, когда он садится уже в кокпит машины, он обо всем забывает и сосредотачивается только на непосредственно гонке.



Валерий Винокуров: А там был какой-то инцидент, связанный с Фелипе Массой?



Андрей Балахнин: Комиссары гонки отложили на некоторое время рассмотрение момента, когда Фелипе выезжал со второго пит-стопа и чуть не врезался в другую машину, которая уже была быстрее и проезжала мимо него на пит-лейн. Этот инцидент будет рассмотрен позже, мы узнаем это решение, но мне, честно говоря, не хотелось бы, чтобы он повлиял на пересмотр результатов. Наверное, стоит наказать пилота денежно.



Валерий Винокуров: Так или иначе, мы нашим слушателям можем посоветовать следить за новостями. Если завтра что-то перерешат, будем сообщать об этом слушателям. Когда следующий этап и где?



Андрей Балахнин: Через две недели нас ожидает Гран-при Бельгии - знаменитейшая трасса "Спа-Франкоршамп". Честно говоря, у меня она тоже любимая.



Валерий Винокуров: Там много обгонов, насколько я слышал?



Андрей Балахнин: Да, там есть места для обгонов, но там один из самых сложных первых поворотов. Я до сих пор с содроганием вспоминаю этап в 98-м году, когда в завале было около 15-17 машин.



Валерий Винокуров: Чем сложнее поворот, тем больше обгонов, тем больше неожиданностей, и мы с нашим экспертом Андреем Балахниным через две недели обсудим уже Гран-при Бельгии.







Материалы по теме

XS
SM
MD
LG