Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Программа Прессинг 10.08.2008



Кто достоин Лиги Чемпионов: московский "Спартак" или киевское "Динамо"?


Валерий Винокуров: Начнем программу с разговора о футболе. На предстоящей неделе матчем в Лужниках начнут борьбу за попадание в Лигу чемпионов московский «Спартак» и киевское «Динамо». О том, чего ждать от «Спартака» Игорь Швейцер поинтересовался у знаменитого в прошлом форварда этой команды Юрия Севидова.



Игорь Швейцер: «Спартаку» скоро играть в Лиге чемпионов. Как вы оцениваете его нынешнее состояние, во что команда играет сейчас?



Юрий Севидов: Откровенно говоря, я побаиваюсь. Если команда войдет в основной состав Лиги чемпионов, то есть в турнир, где будет шесть игр, то, наверное, с такой игрой это будет шесть поражений. Причем, я не знаю, с каким счетом. Потому что так играть в футбол просто нельзя. Полная безответственность, полное нежелание и, самое главное, игра медленная. Видимо, в команде нет никаких требований. К убыстрению игры я не вижу никаких предпосылок. Вот обвинили Титова. Мало того, что команда без него играет еще медленнее, она еще играет и совершенно без мысли. Потому что то, что было, ведь моментов не было абсолютно никаких голевых, это против команды, которая, откровенно говоря, с позиционной точки зрения, играет просто неважно. «Химки» выглядят тоже очень плохо и, конечно, такую команду на большом поле просто надо обыгрывать, потому что команда просто даже неправильно стоит. Я думаю, что, конечно, здесь вопросы к требованиям, в первую очередь, они необходимы и говорить о том, что надо кого-то учить это неверные понятия. В первую очередь, надо потребовать, чтобы команда двигалась, команда бегала, чтобы создавала численные преимущества, чтобы не было пустых мест, чтобы больше играло в пространство. Этого, конечно, нет совершенно. Я еще раз говорю, что отсутствует мысль, а играть так в средине поля, как играет «Спартак», собственно говоря, и «Химки» играли так же. Современные команды Премьер лиги так играть не должны.



Игорь Швейцер: «Спартак» играет в такой футбол уже не первый матч. С чем вы это связываете? Это проблема исполнителей или проблема того, что тренер не может довести какую-то свою, возможно, умную концепцию до них?



Юрий Севидов: Я думаю, что вопрос об исполнителях в «Спартаке» стоит давно, я об этом говорил давно, и когда я в том году, в начале сезона, говорил о том, что «Спартаку» надо менять 5-6 позиций, то сейчас скажу, что позиций этих гораздо больше, которые просто не соответствуют Лиге чемпионов, если мы хотим что-то от команды. И вопрос об исполнителях, конечно, это само собой. Но дело и в том, что я думаю, что даже и эти исполнители, при правильной тренировочной работе и при правильных требованиях в игре, наверное, могут показывать более содержательную игру, чем они показали сейчас.



Игорь Швейцер: Чего сейчас «Спартаку» не хватает больше всего на поле?



Юрий Севидов: В первую очередь, просто не хватает желания, это совершенно очевидно. Нет желания, нет возможности бегать. Я практически не видел, чтобы «Спартак» создал численные преимущества в атаке. Нет игры в простор. Даже у «Химок» это получалось больше. Был момент во втором тайме, минут за 15, когда вылетели 6 человек против трех, но просто не сумели разыграть. У «Спартака» таких ситуаций нет даже близко, хотя «Химки» эту возможность им предоставляли, тоже отрезанных игроков было очень много. Но очень медленно играет «Спартак», поэтому нет ничего, и мысли нет, мысль потеряна абсолютно.



Игорь Швейцер: Если посмотреть еще глобальнее, «Спартак» находится в лидерах, несмотря на такую игру. Как вы думаете, с чем это связано?



Юрий Севидов: Я думаю, в первую очередь, с уровнем нашего чемпионата. Давайте не верить тем людям, которые говорят, что он поднимается. Мы ходим на футбол и видим, какой это уровень и, тем более, мы смотрим Европу. Приезжала «Челси», первый тайм с «Локомотивом», было совершенно очевидно, как надо играть в современный футбол. Там были такие комбинации в 10-15 передач, в одно касание, когда все двигались, создавали численное преимущество, мысль была, создавали простор, создавали свободные зоны, то, чего у «Спартака» и близко нет. Я думаю, что здесь, конечно, огромный простор для тренировочной работы.



Игорь Швейцер: Считается, что лето – именно то время, когда команда начинает показывать футбол. В чем же дело сейчас, это ведь не только «Спартак», но и другие команды тоже?



Юрий Севидов: Бесспорно. Я думаю, что опять с тем, о чем мы с вами и говорим. Это о состоянии нашего чемпионата. Вроде после первенства Европы было такое впечатление, что команды задвигались, и несколько игр было действительно интересных. В первую очередь, это показал «Зенит» в отдельных играх. Он и сейчас показывает, хотя команда страшно устала. Ну а «Спартак» от чего устал - непонятно. Те игры, которые он начал с «Тереком», с ЦСКА, потом хоть и выигрывал игры, но тоже играл очень тяжело. Сегодняшняя игра, по-моему, добила представление о том, как нельзя играть в футбол.



Игорь Швейцер: А если брать «Спартак» накануне с противостоянием с киевским «Динамо», как вы считаете, что может сыграть в пользу «Спартака» и что ему не на руку?



Юрий Севидов: В пользу «Спартака» может сыграть то, что в «Динамо» тоже идет перестройка большая. Те игроки, которые там были, они убраны - бразильцы и Клебер, в частности, который довольно прилично, на мой взгляд, играл. Сейчас играет тройка молодых ребят – Алиев, Милевский, Кравец, у которых есть какая-то перспектива, но они еще молоды, не имеют опыта большого, за исключением Милевского. Я думаю, что именно в этом преимущество «Спартака». «Спартак» все-таки поопытней и, при условии, что придет народ, «Спартак» зажжется. «Спартак» последние два года играет только за счет того, что может зажечься, и за счет колоссальных усилий всех игроков на поле может еще что-то показать и добиться какого-то результата. Как только этого усилия нет, команда встает, потому что она не классная, потому что исполнителей высоких нет.



Игорь Швейцер: Но у киевского «Динамо» есть еще и более опытный тренер. Какова его роль в этом?



Юрий Севидов: Давайте посмотрим, потому что футбол это игра сравнений. Давайте подождем и посмотрим, как это будет. Но я думаю, что сейчас, именно в классе, ни одна из команд… Ведь Киев в том году сыграл в Лиге чемпионов просто ужасно, мы видели эту игру. Конечно, Семин сейчас перестраивает, Семин опытный человек. Но тоже материала достаточно высокого у него нет для того, чтобы перестроить игру под современный лад. Он, конечно, работает и пытается это делать, но пока что времени прошло немного, ведь он фактически с начала сезона игру начал, потом у них был перерыв, у них немножко другой чемпионат, они закончили весной. Поэтому я думаю, что «Спартак» может иметь преимущество только за счет опытности и колоссального настроя, вот и все.



Игорь Швейцер: Если вернуться к «Спартаку» как вы считаете, вот пришел новый генеральный директор, что это может изменить?



Юрий Севидов: Тут, откровенно говоря, надо узнать, какие ему даются функции. Если ему функции даются такие, которые выполнял в свое время в «Спартаке» Николай Петрович Старостин, то я думаю, что мы от Валеры Карпина можем ждать очень много. А если функции его будут урезаны, то я думаю, что он не пойдет на ту роль, которую выполнял Шавло. Это поди, принеси, чтобы автобус был, чтобы форма была… Наверное, не в этом роль такого игрока и такого человека, скорее всего, в другом. Если это будет, то – да. Если остановятся на том, что делал Шавло, я думаю, что руководству надо перейти на то, чтобы найти такого человека, который именно был бы буфером между тренером и командой. В данном случае, я считаю, что Шавло с этой ролью все-таки не справлялся, а вот справится ли Карпин, мне сказать тяжело. Но я, зная его характер, видя его игру, думаю, что, наверное, в этом отношении поправки будут большие.



Игорь Швейцер: Карпин уже дал одно интервью, в котором сказал, что даже если команда становится чемпионом, но покажет не зрелищную игру, что тренера могут убрать. Не значит ли это, что будет отставка тренера?



Юрий Севидов: Я не сторонник того, чтобы убирать. «Спартак» убирает каждый год, уже пять лет пять. Шесть тренеров за это время проработало, а сдвигов в игре я не вижу. И мало того, что не вижу, я не вижу и игроков, которые бы появились. Раньше были игроки лучше, возьмем того же Видича, который был и который прошел дальше в хороший футбол. Сейчас таких игроков в «»Спартаке» нет и близко, чтобы играть в хороший футбол.



Олег Винокуров: Вот так оценил качество игры «Спартака» и, отчасти, всего чемпионата России Юрий Севидов в беседе с Игорем Швейцером.



Дмитрий Морозов: Впрочем, и игра киевского «Динамо», мягко говоря, не впечатляет. Послушайте украинского обозревателя Максима Максимова.



Максим Максимов: Сразу же должен извиниться перед радиослушателями за то, что в прошлое воскресенье предсказывал безоговорочную победу динамовцев в Киеве. Предстоящая возможность встретиться с московским «Спартаком» так взволновала динамовцев, что они напрочь забыли о «Дрогеде», а гости, продемонстрировав несгибаемый мужской характер и завидную выдержку, навязали самоуверенным хозяевам свою тактику. Хваленое украинское гостеприимство едва не обернулось для «Динамо» конфузом. Не прозвучи во время финальный свисток, до «Спартака» киевляне вполне могли бы и не добраться. На трибунах киевского стадиона перед началом матча с «Дрогедой» появился баннер: «Трепещи «Спартак» - «Динамо» идет!». Были, конечно, и другие, правда, с менее интеллигентным содержанием. Однако за пять минут до финального свистка вся эта графоманская продукция как-то незаметно исчезла. «Динамо», как и положено фавориту, сразу же оккупировало половину поля гостей, и уже в первые 15 минут могло забить никак не меньше трех голов. Ограничились лишь одним. Развить успех киевлянам так и не удалось, и не только потому, что очень уж строго действовали в обороне гости. Показалось, что динамовцы умышленно не торопятся раскрывать карты на глазах у спартаковских лазутчиков. А ирландцы, за три минуты до перерыва, предприняли неожиданную контратаку и, заработав достаточно сомнительный пенальти, сравняли счет. Однако и это не поколебало динамовского благодушия, и во втором тайме подопечные Семина с упорством, достойным лучшего применения, продолжали бесперспективные перетасовки, заканчивающиеся однообразными навесами в штрафную. Наконец, новичок команды, бразилец Бетао, решился на долгожданный стремительный рывок, и тут же был сбит с ног. Давно был так. Милевский, уверенно реализовав пенальти, вывел хозяев поля вперед, и те, облегченно вздохнув, окончательно перешли на удержание счета, и не обратили внимание на двойную замену у ирландцев. На 88-й минуте, когда, казалось, приезжим пора уже паковать чемоданы, последовал навес со стандарта и центральный защитник гостей Грэм Гартленд, выскочив из-за спины ничего не подозревающего Гиоане совсем по биллиардному ткнул ногой мяч. Ничья. Но если «Динамо» устраивал и такой исход, то ирландцы, почувствовав, что запахло жареным, пошли ва-банк, начав вешать мяч за мячом во вратарскую площадку. После одного такого парашюта высоченный сенегалец, незадолго до этого вышедший на замену, выиграл борьбу в воздухе, и сбросил мяч, оказавшемуся перед пустыми воротами, Фахрудину Кудозовичу. Над стадионом нависла гробовая тишина, а босниец с трех метров запустил мяч. Повезло. А тем временем пожар у киевских ворот продолжался и, странное дело, продолжало вести Семину. Все тот же Кудозович, пробивает с нулевого угла, и мяч, срикошетив от ладони вконец деморализованного вратаря, ударил сначала в одну штангу, потом, прокатившись по линии ворот, во вторую. Хорошо еще, что рядом оказался Бетао. Придя после матча на пресс-конференцию, главный тренер «Дрогеды» Пол Дулин минут пять приходил в себя, а потом огорченно заявил: «В конце матча у нас было два таких прекрасных момента, что в Москву должны были ехать мы, а не «Динамо», которых едва не подвела излишняя самоуверенность». «Это была ваша худшая игра в качестве главного тренера «Динамо»? - спросили у Семина. «Я не стал бы говорить, что «Дрогеда» плохая команда, - ушел от прямого ответа Юрий Павлович, - она очень хорошо готова физически и сильна духом, но не критикуйте нас так сильно, все-таки мы прошли дальше». Президент киевского «Динамо» Игорь Суркис был предельно откровенен. «Ирландцы показали, что можно биться, бороться и выигрывать у любой команды, даже более высокого класса. Сегодня они могли нас запросто обыграть. Теперь нужно приложить все силы и возможности, чтобы удачно сыграть со «Спартаком». Умереть, но пройти дальше». Своего президента продержал динамовский фан-клуб, опубликовавший на своем сайте открытое письмо, обращение к футболистам.


«Мы, болельщики «Динамо-Киев», ждали официального матча с московским «Спартаком» долгих 14 лет. Вчера наши мечты могли рухнуть из-за ошибок в обороне и халатного отношения к сопернику. Победив московский «Спартак», вы впишете свои имена в летопись «Динамо». Мы будем поддерживать вас и в Москве, и в Киеве. На эти матчи приедут поклонники «Динамо» из разных частей света, миллионы сердец будут биться с вами в одном ритме у телеэкранов». А я бы посоветовал фанатам запастись «Валидолом», так как вчера их кумиры в очередной раз наступили все на те же грабли, сыграв вничью в Полтаве. Этот матч четвертого тура чемпионата Украины многими расценивался как генеральная репетиция перед поездкой в Москву. Не сложилось «Ворскла» не в чем не уступала заезжим гастролерам, игра которых и на этот раз не впечатлила. Вопросов к тренерскому штабу прибавилось. Впрочем, если на табло участников после окончания матча будут гореть магические 2:2, Семину и его команде многое простят.



Дмитрий Морозов: Как видите, по мнению Максима Максимова и качество игры киевского «Динамо» вряд ли соответствует Лиге чемпионов.



Экономика спорта - Новая доктрина Леонида Тягачева



Дмитрий Морозов: Рубрика «Экономика большого спорта» сегодня, естественно, посвящена открывшейся Пекинской Олимпиаде. Мы знакомили на протяжении последнего времени слушателей с высказываниями, пожеланиями, прогнозами российских высших спортивных чиновников, и вот в самый канун Олимпиады мы чуть было не упустили из под контроля это событие - вышло большое интервью президента Олимпийского комитета России Леонида Тягачева. Опираясь на многочисленные факты, которые высказывает господин Тягачев, можно представить себе картинку в целом, как готовы российские спортивные чиновники к этим Играм. Естественно, оценим это интервью и в экономическом разрезе, и подключим к этому эксперта «Прессинга» Роберта Воскеричяна. Вам слово, профессор.



Роберт Воскеричян: Спасибо. Леонид Тягачев дал немало интервью перед Олимпиадой, но одно из них, которое он дал газете «Ведомости», подкупает своей новизной, креативом. Чего стоит его лозунг - «Моложе, красивее, богаче и сильнее!».


Что касается «моложе», действительно, пассаж Тягачева в этом интервью правильный, с той точки зрения, что практически не осталось в олимпийской сборной спортсменов, рожденных в СССР. Сегодня 99 процентов членов команды, это люди, которые родились, может, и в СССР, но как спортсмены состоялись и сформировались уже в новейшую российскую историю. Соответственно, с этой точки зрения, безусловно, команда моложе. Не скажу, что сильнее, потому что молодость не всегда означает большее мастерство. Но, по крайней мере, задора и физического потенциала у команды больше. Хотя нельзя не согласиться с мнением Леонида Тягачева о том, что их пик формирования как личностей, как граждан и как спортсменов пришелся на 90-е годы, которые были для массового спорта, мягко говоря, не самыми благоприятными, потому что общая экономическая ситуация в стране не располагала к любимым темам вроде полей. Это любимая тема господина Мутко, который стал, помимо футбола, курировать весь спорт, стал министром спорта. В этом есть и сила, и слабость. В этом можно согласиться с Тягачевым, что молодость это хорошо, но то, что они недополучили…. Это мы и в футболе видели. Одно дело - ту «продукцию», которую выдали детско-юношеские школы и выброс был таких имен в футболе, как Канчельскис, Мостовой, Карпин - это вся сборная, которая, к сожалению, ничего не добилась в силу других причин, околофутбольных, и сегодняшних мы видим звездочек. Рядом никто не стоит. В футболе видим это явно. Что будет на Олимпиаде - посмотрим, но, боюсь, что Тягачев прав, что это изъян в подготовке, может быть…



Дмитрий Морозов: Процесс омоложения произошел не только в российской сборной, но и в американской, и в китайской командах. Посмотрим на составы команд – китайская сборная очень молода сегодня.




Роберт Воскеричян: А фон такой. Китай за 90-е годы показал феноменальные, ни с чем не сравнимые темпы экономического роста, страна просто преобразилась, ее невозможно узнать. Люди, которые не были там пять лет, прилетают в Пекин или Шанхай и говорят, что такое ощущение, что попали в другую страну. А Америка все 90-е годы, вплоть до кризиса 11 сентября, тоже испытывала беспрецедентный рост и экономики, и социального благосостояния в массовом спорте, и в спорте высоких достижений. То есть тут омоложение произошло, но с другим знаком. Второй момент - «красивее». Я тоже удивился, а потом, когда господин Тягачев расшифровал, понял, что он имеет в виду, что у нас новая форма. Я скажу одно: на вкус и цвет товарищей нет.



Дмитрий Морозов: За это олимпийские медали не вручают.



Роберт Воскеричян: «Богаче». Вот тут уже пошла экономика более плотная. Олимпиада длинная у нас будет, как минимум еще два воскресных «Прессинга», полностью посвященных Олимпиаде. И вопросу финансового стимулирования я планирую посвятить отдельную беседу. Но что имеется в виду под словом богаче? Это, в интерпретации Леонида Тягачева, призовые. Причем надо отдать должное президенту Российского национального Олимпийского комитета. Он пролоббировал и продавил это решение. Конечно же, не без помощи высшего политического руководства, поскольку такие вопросы так просто не решаются. Потому что 50, 20 и 10 тысяч долларов, которые существовали во время Игр в Атланте 96-го года, разумеется, при том, что произошло даже не с долларом, доллар чуть-чуть похудел, но не драматически. Но все, что оценивалось в долларах в российской жизни, такие основные вещи как недвижимость, например, это главный аргумент Тягачева, он везде его повторяет, что на 10 тысяч долларов, которые получал олимпийский чемпион Атланты или даже Сиднейской Олимпиады, можно было купить однокомнатную или двухкомнатную квартиру в столице России. Сегодня за 50 тысяч долларов 10 метров, может быть, получится, а, может, и меньше – одну кухню он купит. Тут вопросов нет никаких. Но это тема очень благодатная. Я даже вывел целую теорию, может, не совсем корректную, что чем более развита страна, и чем больше она в спортивном и экономическом отношении развита, тем меньше она дает, либо вообще ничего не дает своим олимпийцам.



Дмитрий Морозов: Как Канада, например.



Роберт Воскеричян: А что, американцы много дают? Там буквально какие-то символические деньги. Но об этом мы поговорим отдельно. Сегодня 100, 60 и 40 тысяч евро. Вот, что значит богаче. И вот с этим надо поздравить и наших олимпийцев, которые знают, что, помимо того, что флаг и гимн страны, это все очень важно, но важно и как-то еще четырехлетие это прожить. Вот эти деньги будут им подспорьем. Следующий момент - «сильнее». Насчет сильнее мы вообще не будем обсуждать, потому что это предположение господина Тягачева, президента Национального Олимпийского Комитета, мы можем только выразить надежу, что это его предположение оправдается и российские спортсмены достойно выступят. По крайней мере, как говорит Тягачев, наша сверхзадача - завоевать на одну медаль в неофициальном командном зачете больше, чем китайцы, то есть сохранить те позиции, которые были и на сегодняшний день есть. Получится или нет, но, судя по тому, как китайцы собирают урожай золотых наград в самых различных видах спорта, я боюсь, трудновато будет. Но не будем загадывать, это вообще не наше дело делать прогнозы, тем более, спортивные. Еще один важный момент в интервью Тягачева заключается в том, что он рассуждает не только в категориях сиюминутных – призовой, медальный план - есть некая, видимо, уверенность и в своем будущем. Это важно для чиновника. Если он уверен, что у него есть некий горизонт, он думает о более глобальных вещах. В частности, мне очень понравилась его идея пригласить в национальные сборные и, даже, на уровне спортшкол молодежных, детско-юношеских, иностранных тренеров высокой квалификации. То есть там, где у нас не хватает своих сил, мы должны привлекать. Тем более, что деньги сегодня есть, государство и бизнес помогают Олимпийскому комитету, министерство сейчас, как он считает, укрепилось в кадровом отношении. Хотя, надо отдать Мутко должное, что поля, стадионы детям - программа выполняется. Возможно, эта калька будет сделана с футбола и прейдет в большой спорт. У Тягачева эта идея четко присутствует, я даже могу процитировать по газете «Ведомости»: «Важно думать не только о приглашении ведущих тренеров мира в национальные сборные, но и о притоке этих специалистов в спортшколы (не районные, а которые готовят кадры в спорт высоких достижений). Что не было сказано в этом интервью, но мы должны это отметить. Есть диссонанс, несогласованность между чиновниками спортивными. И даже в этом интервью он говорит о том, что, возможно, «Росспорт», агентство Фетисова, будет расформировано, потому что есть министерство, и он с явным облегчением, по-моему, об этом говорит. Это их внутренние течения, но, скажем, по двум моментам мы должны сказать. Во-первых, он не упоминает о своей словесной перепалке с Фетисовым. Он напрямую не участвовал в этой перепалке, но участвовал Геннадий Швед, пресс-атташе Национального Олимпийского комитета, который, как адекватный человек, не будет делать заявления от своего имени, а только от имени Национального Олимпийского комитета, и с разрешения своего шефа Тягачева. Швед сказал в одном из интервью, что Фетисов уехал в свою родную Америку за месяц до Олимпиады, и вот эти все неприятности с легкоатлетками, эти допинг скандалы, что он, якобы, ничего не сделал для того, чтобы защитить. Это отельный разговор. Но вот это течение, это противостояние существует. Но здесь он как бы его сгладил, в этом интервью.



Дмитрий Морозов: Хотя это очень принципиальный момент. Фетисов как раз настроен более конструктивно, как представляется.



Роберт Воскеричян: Да, но я бы хотел сказать, что тут надо выяснить, каким образом те 17 миллионов долларов, которые минимальные, а, по-моему, гораздо больше, были потрачены на допинг-лабораторию, почему эти деньги не сработали? Это вопрос экономики, большой политики и престижа. Потому что, как только наступают крупные соревнования, так у нас допинг скандалы. С пугающей регулярностью.




Дмитрий Морозов: И это вопрос компетентности и порядочности людей. Кстати, Валентин Балахничев, президент Федерации легкой атлетики России, говорит о том, что этот процесс, несмотря на те суммы, о чем вы говорите, 17 миллионов долларов, мягко говоря, организован не совсем правильно.




Роберт Воскеричян: Согласен, но этот блок вопросов, которые мы сейчас затронули - за пределами этого интервью. Я думаю, имеет смысл повременить, посмотреть, как будут развиваться события на Олимпиаде, и к этому вернуться уже после Олимпиады. А в период Олимпиады мы поговорим о доходах не только российских олимпийцев, но и многих олимпийцев из других стран, и некоторые другие аспекты, которые не менее интересны, чем весьма яркое интервью господина Тягачева газете «Ведомости».



Дмитрий Морозов: Хорошо, будем считать, что наша подрубрика в рубрике «Экономика большого спорта», под названием «Экономика Олимпийских игр», завершена, и будем с нетерпением ждать продолжения обозрений эксперта «Прессинга», профессора Роберта Воскеричяна.



Сегодня и сто лет назад. История Олимпийского движения


Олег Винокуров: Красочная церемония открытия Олимпиады в Пекине побудила историка и социолога спорта Юрия Теппера обратить взор в далекое прошлое, равно на 100 лет назад. Кстати, еще и потому, что именно тогда дебютировали на Олимпийских играх российские спортсмены.



Юрий Теппер: В мировой культуре, в мире знаков и символов есть особый шедевр. Это иероглиф – удивительный, художественно выполненный знак. В иероглифе сливаются воедино смыслы и образы, значения и символы, зовущие к действию. Праздник открытия Олимпийских игр в Пекине предъявлен миру как небывалый космический иероглиф. О его смыслах и месседжах будут долго размышлять культурологи, филологи, семиотики, социологи. А историку спорта важно найти и обозначить истоки, начало того, что ныне было явлено в полноте зрелости и совершенства. История современных Олимпийских церемониалов начинается 6 апреля 1896 года парадом атлетов на возрожденном античном стадионе. Тогда же в Афинах впервые прозвучали музыка и слова Олимпийского гимна, написанного греческим композитором Спиросом Самарасом. А потом возникли проблемы. Финансовые возможности Олимпийского комитета, по нынешним меркам, были ничтожны. Две Олимпиады удалось провести с трудом, и то по милости Всемирных выставок индустриальных достижений. Их регламент не предусматривал олимпийских церемоний, Игры приравнивались к выставочным аттракционам. Организатором Четвертой Олимпиады пришлось участвовать в коммерческом проекте франко-британской выставки, но уже под патронажем королевской власти. Потому дирекция выставки финансировала строительство грандиозного олимпийского стадиона «Уайт Сити», создавался первый в истории олимпийский спорткомплекс. На главной арене проходили соревнования по легкой атлетике, по борьбе, игровым видам спорта и, даже, велогонки. 13 июля 1908 года в ложе для почетных гостей «Уайт Сити» разметались главы правительств 20 стран. В 15.49 на стадион прибыл король Эдуард Седьмой с супругой Александрой. Прозвучали фанфары. Дальше - новое в протоколе церемонии. Глава Оргкомитета Игр Уильям Гринхилл спросил короля, объявляет ли Его Величество Четвертую Олимпиаду открытой. Монарх с достоинством ответил: «Я объявляю Олимпийские игры Лондона открытыми». Грянул гимн Великобритании - еще одна новация. 18 национальных сборных участвовали в параде, впервые неся государственные флаги. Увы, тогда же был открыт счет политическим акциям и досадным недоразумениям. Финны отказались маршировать под российский флагом – Княжество Финляндии входило в состав Российской Империи. И еще обидело Эдуарда Седьмого – в честь короля не подняли знамя американские спортсмены. Потом оказалось, что Его Величество серчал напрасно - организаторы умудрились по ошибке вручить американцам флаг Китая, спортсмены которого в Играх вовсе не участвовали. В ложе почетных гостей находился и посол России. Как нынче говорят, попал сюда посол на халяву. Сто лет назад в играх Олимпиады впервые участвовала российская команда. Всего пять человек: Николай Орлов, Андрей Петров, Евгений Замотин, Григорий Демин и Николай Панин-Коломенкин. Олимпийский дебют россиян вовсе не был заслугой правительства. Поездку в Лондон оплатило Петербургское Атлетическое Общество. Оно было создано и спонсировано членом МОК для России, российским графом Георгием Рибопьером. Дебют был успешным. Тяжеловес Петров и легковес Орлов завоевали серебряные награды состязания борцов, а Николай Панин-Коломенкин стал первым российским олимпийским чемпионом по фигурному катанию. Одна из новаций имела далеко идущие последствия. В 1907 году член МОК для Италии граф Эугенио Дюссо учредил приз для спортсменов страны наиболее успешно выступивших на Олимпийских играх. Результаты первого неофициального зачета: Великобритания - 304 очка, США - 103, 5, Швеция - 46. Набрав 7 очков, команда России поделила в рейтинге 13-е и 14-е место с датчанами. Президент МОК Пьер де Кубертен неустанно твердил, что на Играх состязаются не страны, а спортсмены, и потому отнесся к нововведению с опаской. Основоположник оказался провидцем. Так 100 лет назад был выпущен из бутылки дух политического соперничества олимпийцев.



Олег Винокуров: Наверняка в ходе Олимпиады у участника олимпийских конгрессов, мастера спорта Юрия Теппера будут возникать и различные соображения, связанные не только с далеким прошлым, но и с актуальными пекинскими собтыиями.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG