Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Программные тенденции наступившей премьерной осени


Анна Качкаева : Уссурийская тайга, царская кошка в ошейнике, премьер Путин усыпляет тигрицу выстрелом в лопатку – репортаж почти метафора. Если бы не последний день августа, можно было бы подумать, что на дворе очередная предвыборная осень. Новый телевизионный сезон начинается на фоне широкомасштабной информационной войны и шоу фокусников и магов «Феномен». Метапсевдопостфальшак, тотальная безъязыкость в гуманитарных областях. Что-то вообще надломилось в политике, общественной сфере, языке и понимании происходящего. Жизнь не вдыхается в старые понятия. «Мы не знаем, куда мы идем», - замечал кто-то из философов конца 90-х, объявляя эпоху «нового средневековья». А в 1924 году еще Николай Бердяев писал о «новом средневековье»: «Мы переживаем кризис социально-политических идеологий и форм. Все уже как будто изжито во внешней жизни, и ничего уже не может слишком вдохновить цивилизованные народы». Странная смесь из пропаганды - в ее средневековом, придуманном иезуитами назначении – из готической мистики и слезливой сериальности – вот мое первое ощущение от начинающегося телевизионного сезона. Явно непростого.


Вот об этом и о программных тенденциях наступившей премьерной осени наш сегодняшний разговор, в котором вместе со мной будут участвовать обозреватель журнала «Огонек» Юлия Ларина и обозреватель «Российской газеты» Юрий Богомолов. Вам мы задаем простой вопрос: что вы ждете от нового телевизионного сезона, потому что, в общем многие анонсы уже опубликованы? В «Огоньке» у Юлии есть публикация о том, что нас ждет в телевизионном сезоне, да вы и сами, наверное, смотрите на программные сетки. Премьеры с этого понедельника начинаются. В общем, чего вы ждете не только от тех программ, которые заявлены, но и вообще, ваши ощущения от того, что нам предстоит смотреть по телевизору.


А сейчас наша традиционная рубрика.



Час прессы. Что происходит?



Анна Качкаева : Сегодня День знаний. И в День знаний министры теперь уже по традиции приходят к студентам московских вузов. Символично, что в МГИМО пришел министр Лавров. А вот на факультет журналистики МГУ пришел сегодня новый министр связи и коммуникаций (так теперь называется профильное министерство для журналистов) Игорь Щеголев. Это было его первое программное выступление. В полдень оно закончилось. Я слушала министра, смотрела, как реагируют студенты. Министр молодой, симпатичный, с прямой спиной, такой сдержанно-любезный, со знанием трех языков. Студентов было много, 300 с лишним человек, сидевших в том числе и на лестницах, некоторое количество преподавателей, потому что сегодня первый день в университете. Очень много камер, камеры Первого канала только не было. А так все микрофоны стояли. Все было, в общем, вполне демократично, хотя давно я уже не видела, чтобы приход министра информации обставлялся с таким пиаровским размахом. С его советниками, спичрайтерами, заранее подход к прессе на балюстраде журфаковской был обеспечен. Это такое торжество аппаратных информационных технологий. Так вот лекция в университете. Министр Щеголев объявил, что ему, конечно же, нравится интерактивный формат общения, но лекция его заняла чуть больше времени, чем ответы на вопросы. Может быть, пока ему еще не очень привычно это делать. Говорил вполне традиционно и, в общем, ожидаемо: интернет – это зона свободы, цифровизация телевидения – это неизбежность, есть, конечно, вызовы, необходима журналистская ответственность.


Потом взял в руки мел, и вот тут началось самое интересное, потому что не часто в изложении министра можно услышать принципы качественной журналистики, да еще которые были зафиксированы в количестве шесть штук на доске. Так вот Игорь Щеголев написал, что у журналистов должны быть, принципы. Неангажированность, несенсационность, факты должны от комментариев отделяться, нужно отказываться от недостаточной информации, должны транслироваться различные точки зрения, наконец, заголовки не должны быть слишком эмоциональными и двусмысленными. Трудно не согласиться. Спасибо, что министр Щеголев напомнил об этом будущим журналистам.


Но вот дальше было очень такое любопытное продолжение. Игорь Щеголев начал постепенно перечеркивать все эти принципы. И по каждому пункту – с примерами, ссылками и цитатами, министр демонстрировал как западные СМИ – некогда эталон стандарта журналистики, о чем он тоже сказал, - нарушали все возможные каноны при освещении событий в Осетии. В этом месте министр горячился и говорил о «двойных стандартах». В заключении министр пообещал студентам завести свой блог в интернете и пожелал будущим журналистам беречь «крышу». Видимо, от испытаний славой.


На вопросы студентов Щеголев отвечал очень коротко, записок было много – по десятку и больше в пяти-шести стопках. Аплодисментами студенты встретили вопрос по поводу того, что они бесплатно работают во многих редакциях. И министр обещал с этим разобраться. А вот самая большая стопка вопросов, которая касалась как раз освещения осетинских событий, видимо, большого восторга у господина Щеголева не вызвала, потому что вопросы касались тем неприятных: почему на государственных российских каналах присутствовала только позиция Кремля, каким требованиям из министерского списка отвечает российская журналистика. Была просьба прокомментировать освещение осетинских событий в соответствии с теми принципами , которые министр только что изложил. Наконец, минситра спросили, кто лучше, на его взгляд, показывал, эти события из российских СМИ? Был вопрос о Наталье Морарь. Ответы получились скомканными. То ли уже времени не осталось, то ли отвечать не очень хотелось. Министр пообещал забрать все эти вопросы и потом попробовать на форуме министерства всем любопытствующим студентам все-таки ответить на них. Единственный устный вопрос касался закона о СМИ. Министр Щеголев пообещал закон не трогать. Формат министерской лекции был довольно неожиданным , но по нынешним временам это очень знаковое начало учебного года на главном журфаке страны.



Анна Качкаева : Давайте начнем с каких-то более концептуальных оценок. По вашему ощущению, Юрий, это будет непростой сезон или такой же традиционный, и ничего нового вы от него не ждете?



Юрий Богомолов: Ну, во-первых, то, о чем говорил министр Щеголев, мы скоро узнаем не от него ответы на эти вопросы, которые ему задавали студенты и которые он сам предложил, а непосредственно на практике. На практике и Первого канала, и канала «Россия», и НТВ, и других. И у меня есть ощущение, судя по всему, что все-таки будет очень сужен коридор диалога с аудиторией посредством отсутствия диалога с оппонентами. Это будет очень просто. Такая была программа «Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым», где худо-бедно, хотя и играли в одни ворота, в которых, как правило, либо стоят уважаемый Леонид Радзиховский, либо Николай Злобин, но все-таки какой-то был элемент диалога. Теперь эта программа исчезает. А принципы остаются. Вчера мы посмотрели воскресные аналитические программы на Первом канале Толстого Петра, на Втором, Российском…



Анна Качкаева : «Вести недели», но Мацкявичюс пока явно просто разминается.



Юрий Богомолов: Там это было очень хорошо видно, что ведущий этой программы сам себе задает вопросы, сам на них отвечает. Примерно так же, как в свое время Юрий Жуков, когда он вел передачу «Отвечает на письма Юрий Жуков», где у него справа лежала стопка вопросов от телезрителей, а слева другая стопка, в которой телезрители отвечали на те вопросы, которые были справа. Вот примерно так же. Потому что он приглашает в свою программу Михаила Леонтьева, которому дает слово и который как бы развивает его идеи, самого Петра Толстого. То же самое было на программе «Вести», где Мацкявичюс более отстраненно себя держал, но тем не менее, приглашает своего начальника теперь Дмитрия Киселева, который, читая, очевидно, по суфлеру, излагает свою точку зрения на интеллигенцию, на ее роль. И меня, честно говоря, несколько поразил новый термин, когда он сказал, что интеллигенция полулояльная. Я до этого еще не слышал. Полулояльная – значит, будет браться и за полулояльную интеллигенцию.



Анна Качкаева : Которая, нелояльная, видимо…



Юлия Ларина: Это маргиналы.



Юрий Богомолов: Которая недостаточно активно лояльна, наступательно лояльна. То есть из телевидения может уйти то, чем собственно и должно заниматься телевидение – диалогом со страной.



Анна Качкаева : Ну, появится, наверное, какой-то… или вернется новый язык. Вот, например, Осокин вернется. Он ведь улыбнется в очки, какую-то в конце фразочку со знаком вопроса, видимо, оставит. Ну, вот так, наверное…



Юрий Богомолов: Это будет в качестве такого утешения для несогласных. Где будет аккумулироваться некоторое чувство удовлетворения.



Анна Качкаева : Скажите мне, у вас есть ощущение, что мы… Я понимаю, когда страна воюет, довольно странно требовать от основных государственных каналов какой-нибудь иной позиции. Но мы ведь вроде бы не воюем сейчас.



Юрий Богомолов: А вот, судя по всему, де-факто сам формат такого телевидения, когда оппозиция или оппоненты, другие точки зрения исключены, и всякое обсуждение других точек зрения исключено, кроме формы обличения этих точек зрения, то де-факто это и есть свидетельство косвенное того, что воюем. У Брехта в великой пьесе «Кавказский меловой круг» есть замечательная реплика: «Война окончилась. Страшитесь мира».



Анна Качкаева : Юлия, у вас есть что добавить?



Юлия Ларина: Мне кажется, в этом сезоне телевидение будет разрываться между «Ледниковым периодом» и «холодной войной».



Анна Качкаева : Тоже, между прочим, образ.



Юлия Ларина: Да, ясно, что большая часть эфира будет занята развлекательными программами, звездами на коньках, а коньком новостей и аналитики стали поиски врага где-то там за рубежом. И, конечно, это продолжится. И ясно, что новых форматов общественно-политических из того, что сейчас есть в анонсах всех каналов, нельзя прочитать ни в одном анонсе. Единственное, что один дополнительный выпуск новостей прибавился на «Рен-ТВ». И, кстати, сегодня 1 сентября исполняется 10 лет новостям «Рен-ТВ», и можно их поздравить. О возвращении Осокина вы уже сказали. Других общественно-политических форматов, честно говоря, не видно. И если говорить о главной тенденции сезона…



Юрий Богомолов: На ТВЦ Затулин будет что-то вести.



Юлия Ларина: А он уже ведет.



Анна Качкаева : Летом появилось.



Юрий Богомолов: Ну, это новое как бы.



Юлия Ларина: А что касается развлекательного телевидения, то здесь каналы продолжают в основном эксплуатировать успешные для них проекты «Ледниковый период-3», «Последний герой», «Битва экстрасенсов-6», и конечно, рекорд тут установил тот же «Рен-ТВ», где «Солдаты-15» выходят. И это основное. Совершенно новых проектов не так много. В основном это новые сезоны успешных проектов.



Анна Качкаева : А вот разговоры, мне кажется, в каком-то виде, можно их тоже как угодно называть, имитационные, развлекательные, разные, но такое ощущение, что разговоров на телевидении в этом сезоне будет больше. Или нет?



Юрий Богомолов: Еще не все ясно, что будет. «Времена» будут?



Юлия Ларина: Про «Времена» не знаю.



Анна Качкаева : Большой знак вопроса. У меня ощущение, что нет. Хотя… летом все так поменялось, может быть, и опять вернутся.



Юлия Ларина: Все зависит от того, какие разговоры мы имеем в виду. Если на политические темы…



Анна Качкаева : Их нет, да.



Юрий Богомолов: Судя по всему, на канале «Культура» сохраняются и «Тем временем» и «Апокриф». И там какие-то другие. На «ТВ-центре» будет «Временно доступен».



Юлия Ларина: Да, но только он теперь будет выходить по субботам после 12 примерно, ночью.



Юрий Богомолов: Ну, как всегда это будет, к ночи. «Школа злословия» остается.



Анна Качкаева : Чуть-чуть обновляется. Там, возможно, будет два персонажа, уходит аудитория. Да, Кабаева добавляется.



Юлия Ларина: Да, я тоже хотела сказать к вопросу о разговорах.



Юрий Богомолов: И Собчак.



Анна Качкаева : И Собчак, действительно.



Юлия Ларина: Несколько ведущих появилось новых. Это Алина Кабаева на «Рен-ТВ» «Шаги к успеху», ее программа будет об успешных людях и о том, как они этого добились. Анастасия Волочкова – новая ведущая на «ТВ3», мистическая программа ее будет. Анита Цой как ведущая музыкальной одной программы, реалити-шоу музыкального на ТНТ. И конечно, этот сезон – триумф для Ксении Собчак.



Анна Качкаева : Два или три?



Юлия Ларина: Я специально суммировала все: на ТНТ «Дом-2» остается, на ТНТ же будет новый проект «Кто не хочет стать миллионером?», это тоже какое-то реалити-шоу или что-то в этом роде, где пока непонятные правила игры, люди оказываются в подземелье, и довольно большая сумма денег – чуть ли не полтора миллиона долларов.



Анна Качкаева : И все вместе должны решить, кому его отдать.



Юлия Ларина: Вроде бы один должен доказать, что эта сумма должна достаться ему. Это вторая программа на ТНТ. На СТС она будет в роли интервьюера. Кстати, это тоже к вопросу о разговорах. Она будет вместе с журналисткой из журнала GQ вести какие-то интервью с известными людьми.



Анна Качкаева : Вместо, видимо, Тины Канделаки.



Юлия Ларина: Тина Канделаки готовит какой-то другой проект. Но это вроде бы самостоятельная программа будет раз в неделю. И на «Муз-ТВ» остается «Блондинка в шоколаде», и еще она будет кататься на коньках в «Танцах на льду» на канале «Россия».



Анна Качкаева : Вот эта многостаночница… Когда же она успевает? В сутках только 24 часа. Программ сколько, шесть или восемь набралось?



Юлия Ларина: Действительно. Я уже предположила, что если дело будет так развиваться дальше, то в следующем году мы ее увидим на канале «Культура».



Анна Качкаева : Да, тоже возможно.



Юрий Богомолов: Вы знаете, какая штука с развлекательными программами? Со стратегией наших каналов. Особенно любопытна стратегия Первого канала, потому что никто более, чем Константин Львович Эрнст, как бы не позиционирует какие-то идеи, какие-то концепции. Он - концептолог, он – идеолог, теоретик телевизионного, всего что угодно. В конце прошлого сезона он выступил с программой.



Анна Качкаева : Да, с вполне концептуальной программной речью.



Юрий Богомолов: О том, что многие проекты себя уже изжили.



Анна Качкаева : Да, и эпоха телевидения закончилась.



Юрий Богомолов: Что зрители объелись вот этими проектами.



Анна Качкаева : Но, с другой стороны, он говорил о том, что года мало на разбег.



Юрий Богомолов: Да, два-три года. Но вот мы видим один из переходных годов. Что в этом году мы видим? «Минута славы» опять, «Большие гонки» опять.



Юлия Ларина: «Последний герой».



Анна Качкаева : Правда, там персонажи, слушайте, совсем другие. Там Ерофеев и там Цигаль, говорят. И там некоторым очень любопытным, совсем не гламурным ведущим предлагали быть ведущими. Это тоже очень любопытно.



Юлия Ларина: Но там есть новый проект со звездами, которые сядут за штурвал самолета.



Юрий Богомолов: «Первая эскадрилья», где они будут летать.



Анна Качкаева : Это тоже вообще очень концептуально.



Юрий Богомолов: И вот это все, правда, Константин Львович считает, что это не развлекательные проекты, мы же помним, как он год назад примерно говорил, а это проекты о том, как человек преодолевает себя, что это жизнь сама, полеты во сне и наяву. Но мне то кажется, я вчера смотрел еще за этим шоу из города Сочи, у меня было ощущение, что я нечаянно переключился на канал «Ностальгия», где старые вот эти все сборные концерты. Только подновлено было, декор был, показ другой.



Анна Качкаева : Ребятки иные, двигаются иначе, плечи голые.



Юрий Богомолов: А все равно было ощущение, что смотришь такой номенклатурный официоз нашей эстрады.



Анна Качкаева : Причем Содружества. На фоне всего того, что происходит.



Юлия Ларина: Кстати, я смотрела список победителей, я что-то Грузии не нашла.



Юрий Богомолов: А ее не было. Там Гвердцители была только, которую попросили не петь на грузинском языке.



Юлия Ларина: Официально попросили?



Юрий Богомолов: Ну, неофициально, естественно, порекомендовали не петь, потому что публика может не так среагировать. И что интересно, что я смотрел, и мне казалось, как давно не видел какую-то немолодую даму, и видишь ее сразу после подтяжки… Когда видишь сразу, что у человека мимика очень напряженная, непластичная, улыбка неестественная, и молодость неискренняя. И вот то, что вчера я наблюдал, происходило под руководством Иосифа Давыдовича Кобзона, при подтанцовке со стороны Яны Чуриковой, Ивана Урганта и Саши Цекало, вот это и было попыткой такой… вроде выходит официоз в лице Кобзона, и хотелось какой-нибудь куплет или отчебучить чего-то. А что может быть противоестественнее официоза, который пытается быть естественным?



Анна Качкаева : Но вы знаете, тем не менее, это мы с вами можем сколько угодно говорить, но вчера тоже был отбор в телевизионную группу на журфаке, дети приехали разные: от Пензы до Коми, от Владивостока до Урала. Очень любопытно, я просто отметила себе, что большинство детей, уже молодых студентов, когда им задаешь вопрос, а какие каналы вы смотрите, они останавливаются на двух. Как правило, большинство, особенно приезжих, смотрят Первый и НТВ. Все остальное через запятую: СТС, MTV , не так много, между прочим. «Россию» практически никто не упоминает, потому что там для них нет программ, материала. И сегодня министр Щеголев, кстати, еще раз напомнил известные нам с вами цифры, что в стране у полутора миллионов людей телевизора нет вообще, то есть вообще ни один канал не принимается. Ну, может быть, это и благо, я иногда думаю. А вот у почти у 4 миллионов, то есть 3 миллионов 700, они смотрят только один канал. И он Первый. А еще часть населения, около 20-30%, только два канала. Поэтому я думаю, что люди вполне удовлетворены не выбором. И те, кто смотрят больше каналов, тем не менее, вполне удовлетворены тем, что они смотрят.



Юрий Богомолов: Нет, Константин Львович ведь сказал, что они хотели бы вернуть активную часть к экрану. Он говорил, что хотелось бы вернуть активную часть. Кстати, был у него в течение лета один новационный проект, это ночной канал.



Анна Качкаева : Да, любопытная, между прочим, была история.



Юрий Богомолов: Где показывался замечательный сериал.



Анна Качкаева : И сериал.



Юрий Богомолов: Под названием «Абсолютная власть», про который я бы хотел написать в ближайшее время.



Анна Качкаева : Да, это вообще стоит отдельного разговора – то, что они там показывали.



Юрий Богомолов: Почему они не могли показать тот же пиар «Абсолютной власти» несколько раньше для того, чтобы посмотреть могли? Вообще, я должен сказать, сериальная линейка в принципе это не кино. И даже такие хорошие, качественные сериалы, как «Секс в большом городе» или «Абсолютная власть», или еще какие-то, это не кино. Это видеоэссеистика.



Анна Качкаева : Но качественная.



Юлия Ларина: Тем не менее, это самый телевизионный продукт во всех странах, она занимает основную часть эфира.



Юрий Богомолов: Я согласен. А в чем ошибка наших критиков часто? Что они подходят с критериями к этому как к кино и жутко презирают.



Анна Качкаева : Нет. Я то тоже считаю, что как раз Первый канал нам в «Ночных пижонах» показал замечательный набор того, как можно работать даже со столь низким жанром.



Юрий Богомолов: Да, но вот кончается лето, и они уходят из эфира с этим ночным каналом. И будет опять…



Анна Качкаева : Очень жаль.



Юлия Ларина: Насчет сериалов я хотела сказать, что очень неожиданный ход сделал федеральный «Пятый канал» петербургский, он убрал все сериальные линейки, кроме одной. Они оставили полицейский сериал «Убойный отдел» и все. Больше сериалов не будет. Зато они сделали сразу семь линеек документальных форматов. И вообще, документалистики в этом сезоне будет много.



Анна Качкаева : Документалистики телевизионной, давайте все время оговариваться.



Юрий Богомолов: Это тоже не кинодокументалистика.



Юлия Ларина: Но там удивительные какие-то программы попадаются. Некоторые уже заявлены. Поэтому можно о них говорить. Например, неожиданно актуальным стал исторический сериал, 18-серийный документальный проект, который делает творческая группа Леонида Млечина на канале «ТВ-Центр». Он выйдет где-то в ноябре-декабре, как они говорят. И называется он «Герои и жертвы «холодной войны».



Юрий Богомолов: Ну, это не неожиданный успех.



Юлия Ларина: Нет, он неожиданно стал актуальным.



Анна Качкаева : Коррелируется со временем.



Юлия Ларина: И если отношения между Россией и Америкой останутся такими же, как сейчас, то к ноябрю и декабрю и героев, и жертв этой «холодной войны» прибавится.



Анна Качкаева : И можно будет снимать новые серии.



Юрий Богомолов: А я бы к этому добавил одно из своих впечатлений недавних совершенно. По Первому каналу показывался документальный фильм о трагической коллизии на нашей станции в Антарктиде «Восток», там случилось два пожара. Я подумал вот о чем, очень важный мотив, что такое «холодная война»? «Холодная война» в принципе, вот мы думаем, что «холодная война» - это обмен пропагандистскими ударами и так далее. А вот там было понятно, что такое настоящая на этом полюсе холода, что такое настоящая «холодная война». Там вот эта ситуация, когда люди остались без всего, можно сказать. Им незачем там находиться, им остается только в течение 9 месяцев выживать. И они не могут себе позволить американцам, которые находятся поблизости, придти себе на помощь. Потому что это будет приравнено к измене родине. Вот что такое настоящая «холодная война». Все, что мы сегодня имеем в этом смысле, это все цветочки. А вот полюс «холодной войны», он там. И там в этом документальном фильме, неожиданно актуальном…



Анна Качкаева : Это понятно. Это у нас сейчас с вами складывается такой пазл. Концептуально у нас получается, значит, развлечение, которое и старорежимное, и обновленное, с новыми ведущими. Такая пропагандистская составляющая, которая будет накладываться всякими аллюзиями и ассоциациями, понятное дело. И вот то, что меня, например, очень заботит в этом сезоне, потому что выдвинулось это в первую строчку, когда государственный канал берется за фокусников и мистику, потому что это все было вроде бы в низинке, нишевые каналы, вот сейчас мы получили практически главную премьеру. Государственный канал «Россия» стартанул с программы «Феномен». Давайте мы это как-то осмыслим. Может быть, начнем с Юли, которая глубоко погрузилась в историю этого проекта.



Юлия Ларина: Я даже была на пресс-конференции Ури Геллера, которую он тут проводил. На самом деле, сразу надо сказать, что этот проект шел в самых разных странах, в Израиле с очень большим успехом. Ури Геллер – израильтянин, хотя в последние довольно много лет живет в Лондоне. Он – известный человек, он в 70-е годы обнаружил и проявил свой талант, и на «Би-Би-Си» было его выступление, и дальше после этого выступления выяснилось, что ложки гнулись не только в студиях, по-моему, в студии они у него не очень хорошо гнулись, а в основном они гнулись у людей в домах. И вот дальше выяснилось, что Ури Геллер обладает самыми разными способностями, вплоть до того, что нефть может находить. И каким-то странам он даже в этом помогал и участвовал в каких-то переговорах международных и так далее.



Юрий Богомолов: А как он помог «Зениту»!



Юлия Ларина: «Зениту», он помог нашим олимпийцам. Без него бы третьего места не было. Много чего хорошего он сделал. Причем он обещает, он на пресс-конференции об этом сказал, что хорошее он делает для России, во многих странах, в том числе в России, он один раз на одном из этих шоу попробует отучить людей от курения. Он очень переживает, что в России много людей курит. И он сделает так, что люди перестанут курить, десятки тысяч людей перестанут курить. Я тогда на пресс-конференции задала вопрос: «В России очень много людей пьют водку. Не можете ли вы что-нибудь с этим сделать?» Он как-то уклонился от ответа. Но, может быть, поможет и в этом.



Юрий Богомолов: Если заплатят.



Юлия Ларина: И вот это шоу на самом деле не столько экстрасенсов, как мне кажется, судя по тем программам, что мы видели, а это шоу неких фокусников. И Цитолошвили, который был в последней программе, это подтвердил.



Анна Качкаева : Довольно скучно. Вам не показалось?



Юлия Ларина: Оно скучное. Но эти люди, видно, что они все-таки не экстрасенсы. Если посмотреть «Битву экстрасенсов», то видишь совершенно других героев.



Анна Качкаева : Да, увлекательное зрелище.



Юлия Ларина: С другими способностями. А эти умеют себя подать, многие умеют, некоторые не умеют себя подать.



Анна Качкаева : Там тоже, говорят, много фокусников и игры.



Юлия Ларина: Может быть. Я посмотрела на сайте немецкого канала, который транслировал немецкий вариант шоу, финалистов этого шоу, и там удивительные какие-то вещи они делали. Человек вслепую летел на самолете без автопилота, и за ним сидела известная какая-то модель и мыслями подсказывала ему, куда лететь, направо, налево. Какой-то человек, взявшись за руки с другими помощниками своими, поднял, оторвал от земли автомобиль. Я не знаю, подтасовка это, не подтасовка, дело не в этом. дело в том, что мне кажется, что сейчас это шоу скучное, потому что они показывают какие-то элементарные пока фокусы. И ясно, что шоу должно как-то развиваться. Они каждую неделю будут выходить, и я надеюсь, что они по нарастающей все-таки будут. Хотя я боюсь, что они многих отпугнули вот этими первоначальными фокусами.



Анна Качкаева : Юль, мы с вами не досмотрели, а Юрий досмотрел субботнюю историю, говорит, что там просто политический скандал мог случиться.



Юрий Богомолов: Да, там было одно из последних, по-моему, выступлений. Выступал один очень солидный мужчина, как бы его возможность состояла в том, что он может внушать какие-то мысли о каких-то предметах. И на этом основании он решил показать в форме детективного романа, короче, детективный сюжет он поместил в сейф железный с несколькими замками, сейф приподнял на канате к потолку студии, вызвал несколько людей и стал их просить, чтобы они называли что-то. Скажем, назвали предмет убийство, один человек назвал и сказал «нож», написали на доске слово «нож», вызвали другого: напишите город, в котором могло бы быть это преступление. Этот назвал город Мюнхен. Теперь назовите имя человека, которого, наверняка, нет в студии. Зритель замялся, потом, испугавшись самого себя, сказал: «Путин».



Анна Качкаева : Прямой эфир.



Юрий Богомолов: Да, вот все спорят, прямой или не прямой. Написали «Путин». Тут ведущий этого шоу, молодой человек Денис Семенихин сказал, что тут говорят, что надо другое имя. Ну, хорошо, тогда не фамилию, а имя. Ну, тогда Владимир. Написали «Владимир». Тут опять ведущий говорит: «Мне говорят, что надо убрать фамилию Путин с доски». Прибежала девушка с тряпкой. Но там тряпкой то не стирается. В общем, не нашли, чем это убрать. И осталось так.



Анна Качкаева : И что в результате сюжета?



Юрий Богомолов: После этого спускает этот экстрасенс ящик, открывает долго, достает такой свиток, начинает его разворачивать. И там все это есть: преступление совершено ножом, в городе Мюнхене Владимиром.



Анна Качкаева : Короче говоря, фокус был подтвержден. Ассоциации остались. Давайте послушаем Виктора Ивановича из Москвы.



Слушатель: Во-первых, не соглашусь с вашим гостем по поводу «холодной войны», что показывали Антарктиду. Это показывало отношение той власти к людям. Это самый важный момент, а не то, что это было предательство. Они бросали людей ради престижа своей страны. Так не бывает. Человек дороже всего.



Юрий Богомолов: А ведь они же сами добровольно отказались.



Слушатель: Но у них не было выбора, они же поставлены были перед выбором, что бы ни произошло – ничего не просить ни у кого.



Анна Качкаева : Давайте поближе к теме. Вы чего-нибудь от телевизионного сезона ждете?



Слушатель: Вот нам все время говорят про Путина, показали Путина и на истребителе, и в подводной лодке, и еще где-то. Но не хватает самого главного момента – сюжета. Путин принимает роды.



Анна Качкаева : Почему? Вчера с тигрицей показали.



Слушатель: Теперь не хватает самого главного момента – Путин принимает роды в заброшенной таежной деревушке, в избушке. И не хватает еще нам Бомарше, чтобы это все написать. Это было бы вообще шикарно.



Анна Качкаева : Олег из Белгородской области, мы вас слушаем.



Слушатель: От этого сезона трудно что-либо ожидать. Если с первого числа пропаганда принимает самые циничные формы. Я думаю, что 2008-2009 годы пройдет под флагом антиамериканизма. А в провинции, где нет альтернативы, народ будет переходить на спутниковые каналы. Дело в том, что и по спутнику смотреть практически нечего. RTVI -инфо сейчас не показывает, а как подписаться на RTVI в провинции, никто не знает. Если можете, подскажите.



Анна Качкаева : Дело в том, что с RTVI в принципе уже некоторые проблемы. И даже не очень понятно, на что подписываться.



Юрий Богомолов: Не только в Грузии.



Анна Качкаева : Ирина Волкова нам пишет: «Ничего особенного не ждем. Слава Богу, что на «Рен-ТВ» остается Максимовская и приходит Осокин. Очень бы хотелось посмотреть фильмы, которые даже на DVD не найдешь «Ниоткуда с любовью», «Четыре месяца, три недели, два дня», « Свобода по-русски» и давным-давно обещанный «Гибель империи» Хотиненко». «Гибель империи» сейчас вполне… Хотя нет, пожалуй, тоже ассоциации вызовет. А «Свободу по-русски» и некоторые из тех фильмов, которые вы перечислили, они уже есть в интернете, их можно, во-первых, посмотреть на «Корбине». И на DVD они есть. Просто вы не очень, наверное, внимательно смотрели.


«Новый сезон, в праздничном убранстве улицы столицы. Ударники капиталистического труда шлют свой привет родной партии «Единой России» и правительству. А если к нам полезет враг матерый и будет нас повсюду и везде бить, тогда нажмут водители стартеры и по лесам, по сопкам, по воде, гремя огнем, сверкая блеском стали, пойдут машины в яростный поход». Ну, понятно.


«Пусть поджигатели шипят и вопят, но голубь летит», - это Александр имеет в виду Владимира Владимировича.


«Все останется по-прежнему», - так считает Иван из Москвы.


«Дамы и господа, неужели вы думаете, что слушатели не понимают, что вас так бесит? Поскольку кончились ельцинские времена, и все меньше становится либеральной антинациональной прозападной пропаганды, все больше державной, патриотической, антизападной, как в любой нормальной стране». Александр, нас ничего не бесит. Мы всегда говорили, что хорошо, чтобы была и та, и другая, если уж мы о пропаганде. А лучше бы, чтобы пропаганды было поменьше. Не бесит нас уже давно ничего. Печалимся мы, печалимся.


«Все возвращается на круги своя. Когда-то был комсомол, а теперь лозунг гламурный самолет. И чего же вы вцепились в Ксюшу Собчак? Девушка в поте лица честно зарабатывает свой хлеб. Она же еще и в рекламе снимается. Вы про это забыли». Язык у нас появляется у слушателей.



Юрий Богомолов: Честно зарабатывает свои бриллианты.



Анна Качкаева : «Предлагаю самое рейтинговое реалити-шоу всех времен и народов «Звезды на Марс». И круглосуточная трансляция из космоса в течение двух лет. Вся планета прилипнет к экрану. Сказочно выгодная реклама!»


«Телевидение сейчас марионеточное и вряд ли мы чего-нибудь новое увидим по телевидению», - Татьяна так считает.


Ефим из Москвы, мы вас слушаем.



Слушатель: Я очень давно слушаю Радио Свобода , лет 30. И мне это помогло и в личной жизни, и моей семье помогло.



Анна Качкаева : Как хорошо то! Чье-то счастье мы составили.



Слушатель: Я сделал просто конкретные выводы, как с этим государством не связываться и как против него бороться. В личном плане для моих детей, внуков это здорово помогло. Не помогло моей жене, академику, она умерла от ошибки врача. Я просто хочу сказать, я все жду, когда уже появится американское, западное телевидение, чтобы я мог принимать его по своему приемнику, как Радио Свобода .



Анна Качкаева : На спутниках есть.



Слушатель: Ну, нет у меня таких материальных возможностей. Просто чтобы эта дополнительная программа была бы по всей России. Только так можно прорвать информационную блокаду. Теперь вот эти шоу на самолетах, вы имеете в виду Миг-31?



Юлия Ларина: Это спортивный самолет Як-52.



Слушатель: Раньше были тоже, до войны прыгали с парашютных вышек, масса народу летала, готовилась в воздушно-десантные войска, на спортивных самолетах и так далее. Если так дальше будет продолжаться, эти люди нас заведут черт те куда. Неужели вы не понимаете? Сейчас другой виток уже идет, чем то, что было тогда. Это не просто холодная, это уже горячая война будет.



Анна Качкаева : Спасибо, Ефим. Мы стараемся про это говорить, потому что раньше все-таки такой возможности не было. Хоть и новый виток, но век коммуникаций позволяет нам с вами обсуждать, что мы по этому поводу думаем, и звонить сюда тем, кто соглашается, кто побаивается, кто, наоборот, приветствует. Слава Богу, пока все это возможно. Сергей Романов из Москвы, мы вас слушаем, здравствуйте.



Слушатель: С праздником вас!



Анна Качкаева : С Днем знаний?



Слушатель: Не только. А еще у нас праздник Успение. Я человек православный и хотел бы возразить, многие бегут вперед, туда, на Запад, тарелка, еще что-то, север, юг. Но нам надо больше спускаться на свою грешную землю. И вчера в программах прозвучало немножко. По Первой или по Второй были такие авторы, как Тютчев…



Юрий Богомолов: Солженицын.



Слушатель: И Михаил Катков. Вы ведь не упомянули. А вот это знаменательно. Конечно, там знать о каком-то гламуре и еще что-то… А вот хотя бы поднять историю религии. Была недавно программа о библиотеках.



Анна Качкаева : У Архангельского, да.



Слушатель: Оказалось, Историческую библиотеку напичкали церковными книгами, и сейчас к ним не подступишься опять. Вот в чем вопрос то.



Анна Качкаева : Я так понимаю, что вы бы готовы были побольше таких внятных исторических программ на экране смотреть?



Юрий Богомолов: С сегодняшнего дня внятная историческая программа Михаила Леонтьева по второму разу, называется «Большая игра».



Анна Качкаева : Гм, гм, мне кажется, что, судя по интонации нашего слушателя, он гораздо более уравновешенный и как-то он хочет про другое услышать.



Юрий Богомолов: Я подозреваю, что он уже прочитал многое, и он:



Анна Качкаева : :хотел бы, чтобы с ним поговорили на эту тему. Возможно. Татьяна из Москвы, пожалуйста.



Слушатель: В основном масса говорит, что очень много по телевизору показывают дрянные американские фильмы, как можно их смотреть? Все хорошие фильмы, потрясающие фильмы, потрясающие американские актеры идут ночью, после 12 часов ночи. Недавно показывали «Зазубренное лезвие» с Глен Клоузе, это же потрясающий фильм. Я не могла удержаться и смотрела до 3 часов ночи уже по второму или третьему разу. Нет такой вот актрисы у нас, ну нет. Интересно ваше мнение.



Анна Качкаева : Мнение только одно: потому что это проблема не только хорошего американского кино, это проблема всего хорошего кино: и русского, и советского, и польского, и какого хотите. Все в ночи.



Юрий Богомолов: Я думаю, что тут проблема в том, что, я грубо скажу, в прайм показывают фильмы для толпы. А ближе к ночи показывают для индивидов. Можно быть и в толпе индивидом, это другой вопрос. Но сознание как бы раздваивается в этих случаях.



Юлия Ларина: Известно, что наши фильмы, какого бы качества они ни были, тем не менее, дают больший рейтинг, чем любое даже качественное западное кино.



Юрий Богомолов: Это понятно. Потому что резонаторы другие. Несмотря на то, что мы говорили об этих развлекательных и прочих программах, я думаю, есть все-таки один смысл. Смысл заключается в том, что они дают материал для юмористов из программ «Большая разница» и «Прожектор пересхилтон».



Юлия Ларина: Кстати, «Большая разница» теперь будет постоянной программой.



Анна Качкаева : И может быть, это будет такой форточкой, которая тем, кто хочет читать между строчек, они прочтут.



Юлия Ларина: Вообще, слушателям и зрителям надо дождаться следующего сезона, потому что, видимо, этот сезон...



Анна Качкаева : ...переходный. А вы, говорит, не смейтесь напоследок. Хрущев и Брежнев в свое время стреляли медведей, лосей, кабанов. А Путин спас тигру.


XS
SM
MD
LG