Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Жесткую позицию на саммите ЕС заняла Великобритания


Программу ведет Сергей Тарасов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Наталья Голицына.



Сергей Тарасов : На завершившемся в Брюсселе чрезвычайном саммите стран Евросоюза самую жесткую позицию в отношении России заняла Великобритания. Рассказывает Наталья Голицына.



Наталья Голицына: Премьер-министр Великобритании Гордон Браун призывает к приостановке ведущихся Евросоюзом переговоров с Россией о партнерстве и сотрудничестве. Существующее соглашение о партнерстве было подписано в 1997 году, и Россия заинтересована в его продлении. Браун также предложил заморозить членство России в "большой восьмерке". Ранее в опубликованной в газете «Обсервер» статье британский премьер призвал Запад избавиться от зависимости от российской нефти и газа. «Ни одной стране, - подчеркнул он, - не должно быть позволено накинуть энергетическую удавку на Европу».


Гордону Брауну вторит британский министр иностранных дел Дэвид Миллибенд. Накануне брюссельского саммита он резко критиковал в свое статье в газете «Дейли мейл» действия России. «Нет никакого оправдания нарушению Россией международного права,- пишет глава Форин офиса. – Россия превратилась в агрессора... Возможно, Россия одержала военную победу в краткосрочной перспективе, однако она нанесла огромный вред своим долгосрочным интересам», - отмечает Дэвид Милибенд.


О позиции Евросоюза в отношении России говорит дипломатический редактор лондонской «Таймс» Ричард Бистон.



Ричард Бистон: Европа серьезно расколота по совершенно очевидной причине. Великобритания и бывшие страны советского блока – особенно Польша и прибалтийские государства – придерживаются мнения, что Евросоюз должен решительно выступить против России. И если этого не произойдет, считают они, русские начнут использовать тактику насильственного вмешательства в дела стран, сближающихся с НАТО или Евросоюзом. Другая группа стран – Германия, Франция, Италия, которые значительно зависят от российских поставок энергоносителей, - выступает против серьезных санкций в отношении России, опасаясь, что та, в свою очередь, применит к ним санкции, которые серьезно скажутся на их экономике. Именно этим объясняется раскол в Евросоюзе в отношении ответных действий на эту войну.



Наталья Голицына: Чем объясняется жесткая позиция Великобритании?



Ричард Бистон: Великобритания занимает в этом вопросе самую жесткую позицию. На прошлой неделе Дэвид Милибенд посетил Киев, где очень решительно настаивал на необходимости защитить демократические ценности в Европе. Гордон Браун в своей статье в «Обзервере», а также в своем выступлении на саммите стран Евросоюза потребовал кардинального пересмотра партнерских отношений с Россией. Британия может себе это позволить, поскольку не зависит от российских поставок энергоносителей, а с другой стороны, у нее и без того крайне напряженные отношения с Россией со времени убийства в Лондоне Александра Литвиненко два года назад, что серьезно ухудшило российско-британские отношения. Так что, эти отношения и без того находятся на крайне низком уровне, что позволяет Британии занимать крайне жесткую позицию в отношении России.



Наталья Голицына: И все же, несмотря на раскол, существует ли у стран Евросоюза какой-то консенсус в отношении реакции на действия России?



Ричард Бистон: Европейцам очень хочется выглядеть объединенными, выступающими единым фронтом против того, что все они полагают актом российской агрессии против Грузии. Это их цель. Дело, однако, в практических действиях: как далеко они способны зайти в эскалации противостояния России в момент, когда многие мрачно заговорили о возвращении "холодной войны".



Наталья Голицына: Не менее мрачно многие заговорили и о том, что Запад предал Грузию. Согласны ли вы с этим?



Ричард Бистон: Не думаю, что он предал Грузию. Западные страны можно обвинить в том, что они проводили невразумительную политику, и существует мнение, что мы должны были шире открыть двери для Грузии – прозападной страны, пославшей войска в помощь коалиционным силам в Ираке. Это должно было быть вознаграждено. Не затрагивая возможных серьезных последствий, которые это бы вызвало, на вопрос готов ли Запад выступить на стороне Грузии в войне с Россией, можно однозначно ответить, что нет, не готов. Никто не хочет развязать Третью мировую войну с Россией из-за Южной Осетии. Общее мнение таково, что все может рассосаться само собой. Сейчас это составляет определенную часть позиции Запада. Очевидно, что президент Саакашвили полагал, что Запад поддерживает его позицию. Но, когда дело дошло до этой поддержки, ее не оказалось.



Наталья Голицына: Какими вам видятся последствия этого международного кризиса?



Ричард Бистон: Думаю, что произойдет смягчение позиций и их переоценка. Но сейчас не лучшее время для администрации Джорджа Буша (накануне прихода к власти новой администрации в США) для принятия радикальных мер. Если Джон МакКейн станет президентом, нетрудно предсказать, что он намного жестче отнесется к России, чем Буш, который называл Путина другом и всячески стремился поддерживать хорошие отношения с Россией. Что касается европейской политики, то не стоит забывать, что ее формируют не только Германия, Франция и Италия, но и Польша, Чехия, прибалтийские государства и другие страны, которые исторически были связаны с Россией. Для России было бы большой ошибкой полагать, что всё обошлось, что мировые цены на нефть высоки, и она может делать всё, что хочет. Россия всё еще остается слабой страной, чья мощь не сравнима с эпохой Советского Союза, ее экономика слаба и полностью зависит от энергетического сектора. Россия очень уязвима, и, возможно, не сейчас, но через пять-десять лет она окажется очень уязвимой для давления мирового сообщества.



Наталья Голицына: Говорил дипломатический редактор лондонской «Таймс» Ричард Бистон.



XS
SM
MD
LG