Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Ингушетии не утихают массовые выступления оппозиции


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Любовь Чижова.



Александр Гостев: Ингушская оппозиция собирается в ближайшее время продолжить митинг памяти Магомеда Евлоева, разогнанный сегодня утром силовыми структурами. Как сообщил Радио Свобода только что один из лидеров ингушской оппозиции Магомед Хазбиев, сейчас люди собираются в разных частях Назрани, чтобы организованно двинуться в сторону центральной площади города. На ней, по информации оппозиционеров, власти разместили военную технику.



Любовь Чижова: Утренний митинг памяти Магомеда Евлоева, на котором звучали требования об отставке президента Ингушетии Мурада Зязикова и возвращении в республику бывшего руководителя Руслана Аушева, был разогнан с применением силы. Тем не менее, жители Назрани в ближайшее время собираются продолжить акцию протеста. Об этом мне рассказал один из лидеров ингушской оппозиции Магомед Хазбиев.



Магомед Хазбиев: Сейчас в центре Назрани эта вся площадь занята спецтехникой, УАЗиками, "Уралами", никого туда не подпускают, люди сейчас в трех местах собираются, группами будут подходить к площади.



Любовь Чижова: Все-таки митинг продолжится?



Магомед Хазбиев: Конечно.



Любовь Чижова: Не боитесь ли вы силового вмешательства в этот митинг?



Магомед Хазбиев: Утром было уже силовое вмешательство с применением оружия. Наша цель - немедленная отставка президента республики.



Любовь Чижова: Была ли какая-то реакция властей Ингушетии на ваши требования? Уже к вам кто-то приходил, с вами разговаривали?



Магомед Хазбиев: Вчера с нами разговаривали два заместителя министра внутренних дел, хотя весь народ, который собрался на митинге, требовал, чтобы пришли министр внутренних дел и президент, но ни президента, ни министра внутренних дел никто не видел, они никогда не подошли бы туда, и их живыми оттуда не отпустили бы. Они просили, чтобы я попросил людей, чтобы они разошлись, что они хотят со мной поговорить, за нами стоит столько народу, что до сих пор, оказывается, они не знали, что ингушский народ стоит за нами и раз весь народ стоит за нами, а у них три, четыре, пять тысяч сотрудников. Они просили меня, чтобы я приехал, встретился, сел с ними за один стол, у нас был какой-то диалог и чтобы мы вместе уже боролись с преступностью, с кражами людей, с убийствами людей, которые на протяжении шести лет со дня правления Зязикова: в республике Ингушетия убито 2 тысячи и похищено 300 с лишним ингушей, это молодые ребята. Наши основные требования: немедленная отставка президента республики, заключить его под стражу, его председателя правительства, председателя парламента, а весь парламент, всех депутатов парламента, министра внутренних дел взяли под стражу и провели следственные мероприятия по той работе, которую они проводили, и по тем убийствам, которые были на этой земле. Вчера многие люди говорили о том, что нам нужно отсоединиться от России, но мы не говорили и не хотим этого. Мы хотим, чтобы нам вернули президента Руслана Султановича Аушева.



Любовь Чижова: Власти Ингушетии настаивают на том, что владелец оппозиционного сайта "Ингушетия.ру" Магомед Евлоев, погибший 31 августа, был застрелен в милицейской машине по неосторожности. Главный редактор сайта Роза Мальсагова, которая не так давно попросила политического убежища во Франции, с этой версией не согласна. Она сама была вынуждена уехать из России, потому что ей, как и Магомеду Евлоеву, не раз угрожали расправой за их деятельность.



Роза Мальсагова : Прошел первый ужас от осознания того, что это все-таки произошло. Начинаешь анализировать, вспоминать последние месяцы, последние разговоры. Мы с ним виделись 26-го последний раз в Брюсселе на митинге против произвола, который происходит в Ингушетии. Он прилетел ко мне в Париж. Я хотела вернуться домой в Россию, но он стал убеждать, что этого не надо делать, что все достаточно сложно и неоднозначно. Он сам собирался остаться в Европе на несколько месяцев, но что-то изменилось. Буквально за несколько часов он улетел.


Еще два месяца назад у нас был такой невеселый разговор. Он говорит: "Знаешь, 100 тысяч за меня дали. Заказали". Мы все это превращали в шутку и говорили, что если бы мы нужны были, нас бы давно уже убрали. Поводов для этого много. Мы не прячемся. Мы всегда на виду. Мы ни от кого не бегали. Мы давали интервью. Мы жили как нормальные люди, занимались своей работой. Но то, что это преднамеренное заказное убийство, это однозначно.



Любовь Чижова : Представители ингушской оппозиции выступают за отставку Мурада Зязикова и возвращение в республику Руслана Аушева. Политолог Александр Кынев уверен, что Кремль к этим требованиям не прислушается. Впрочем, даже если Аушев и вернется, ситуация в республике вряд ли улучшится, считает эксперт.



Александр Кынев : Что касается ситуации в Ингушетии, это ухудшение на фоне ухудшения, то есть ситуация была плохой, а стала еще более отвратительной. Совершенно очевидно, что на примере данного региона мы наблюдаем кризис модели управления, когда центр делает ставку на, скажем, таких чистых исполнителей, технократов, если угодно, которые никаким реальным доверием в регионах не пользуются. Потому что понятно, что господин Зязиков, хотя бы и формально избран в начале главой региона, а уже только затем был назначен, совершенно очевидно, что сам порядок его так называемого избрания к выборам имел очень косвенное отношение. Реальные конкуренты были отстранены, а по поводу подсчета голосов тогда были очень обоснованные массовые претензии.


Так что, в данном случае, когда был в течение 10 с лишним лет другой глава региона Аушев, человек самостоятельный, человек, может быть, в чем-то строптивый, к которому были претензии у федерального центра, но убрали его. Поставили человека, абсолютно послушного, абсолютно лояльного, но при этом не имеющего в регионе никакого авторитета. Что мы наблюдаем? Мы наблюдаем, что этот человек не в состоянии урегулировать ничего на территории. С ним просто не считаются. Он не имеет ни необходимого авторитета, ни влияния. А Северный Кавказ - это зона очень специфическая. Здесь личный авторитет и, скажем так, личные качества, личные достоинства, личные заслуги, харизма, если угодно, руководителя, являются ключевым фактором, которые позволяют ему быть субъектом политики либо им не являться. Здесь эти приемы, когда все, что выше среднего и все, что не вписывается в некий шаблон, изгоняется и заменяется неким термином и стандартом, абсолютно не работают, а точнее работают с точностью до наоборот. То, что мы видим ситуацию в Ингушетии, когда конфликт идет за конфликтом, когда одна нестабильность сменяется другой нестабильностью, когда происходят похищения людей, происходят убийства, происходят нападения, когда периодически вспыхивают митинги, была прошлогодняя акция "Я не голосовал" после парламентских выборов, потом была акция по сбору подписей за отставку Зязикова и возвращение Аушева, теперь убийство Евлоева - все это, конечно, создает такой фон, который даже в случае перемен в руководстве региона, создаст негативный тренд на многие-многие годы вперед. Потому что это Кавказ. Это территория, где очень высока память людей о прошлом, где существуют определенные кровные родовые традиции. Несомненно, скажем, те, кто был связан с Евлоевым (а клан Евлоевых очень известный, авторитетный, очень сильный), конечно, они наверняка не оставят произошедшее, и тоже буду пытаться каким-то образом выяснить, что произошло, кто виноват и кто виновен в его смерти, в его гибели. Конечно, это все игра с огнем.



XS
SM
MD
LG