Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Неопределенность стран ЕС в вопросах отношений России и Грузии


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Вероника Боде.



Александр Гостев: В Москве и других европейских столицах обсуждают решения прошедшего в понедельник в Брюсселе экстренного саммита ЕС в связи с ситуацией в Грузии. Официальная повестка дня включала только два вопроса - пути дальнейшего развития отношений с Россией и оказание содействия Грузии. Большинство политиков и многие эксперты за пределами России считают, что на саммите приняты взвешенные решения, хотя по многим причинам ЕС не имеет большого пространства для маневра. Близкие к Кремлю комментаторы и представители российской власти убеждены, что ЕС продемонстрировал свое бессилие перед действиями Москвы.



Вероника Боде: Саммит Евросоюза осудил решение России о признании независимости Абхазии и Южной Осетии, однако вопрос о введении экономических санкций против России на саммите поставлен не был. Тем не менее, лидеры ЕС договорились отложить переговоры о заключении нового соглашения о сотрудничестве с Россией до тех пор, пока Москва не отведет свои войска на позиции, которые они занимали до начала конфликта с Грузией. Вот что сказал на пресс-конференции после окончания саммита президент Франции Николя Саркози.



Николя Саркози: Европа считает, что любое долговременное и мирное решение ситуации в Грузии должно основываться на независимости, суверенитете и территориальной целостности Грузии, а не на односторонних мерах, противоречащих международному праву, цель которых - поставить нас перед свершившимся фактом.



Вероника Боде: В Варшаве результаты саммита Евросоюза оценивают «на 4 с минусом». Президент Лех Качинский подчеркнул, что Польша, требуя однозначной реакции на российско-грузинский конфликт, не осталась в одиночестве.



Лех Качинский : Мы не были сами по себе, а действовали в группе, значительно большей, чем Польша и прибалтийские страны. Здесь можно говорить о Чехии, Швеции и Великобритании. Конечно, каждое соглашение содержит много элементов компромисса, но иначе и быть не может. Выработанную общую позицию я бы не оценил на пять баллов, но на четверку, может на четверку с минусом. Однако мы идем в правильном направлении. Многое зависит теперь от того, чего достигнет президент Саркози на встрече в Москве с президентом Медведевым и премьером Путиным. Конечно, мы верим в дальнейшее сотрудничество с Россией. Но ставился вопрос, и, отмечу, не представителями польской делегации, - может ли это сотрудничество и далее иметь стратегический характер?



Вероника Боде: Самую жесткую позицию в отношении России на чрезвычайном саммите стран Евросоюза заняла Великобритания. Говорит Ричард Бистон, дипломатический редактор лондонской «Таймс».



Ричард Бистон: Великобритания занимает в этом вопросе самую жесткую позицию. На прошлой неделе Дэвид Милибенд посетил Киев, где очень решительно настаивал на необходимости защитить демократические ценности в Европе. Гордон Браун в своей статье в «Обзервере», а также в своем выступлении на саммите стран Евросоюза потребовал кардинального пересмотра партнерских отношений с Россией. Британия может себе это позволить, поскольку не зависит от российских поставок энергоносителей, а с другой стороны, у нее и без того крайне напряженные отношения с Россией со времени убийства в Лондоне Александра Литвиненко два года назад. Так что, эти отношения и без того находятся на крайне низком уровне, что позволяет Британии занимать крайне жесткую позицию в отношении России.



Вероника Боде: Профессиональный юрист, депутат бундестага от партии либералов Сабина Лойтхойзер-Шнарренбергер была министром юстиции Германии в правительстве Гельмута Коля. Видит ли она нарушение норм международного права в кавказском конфликте, в частности, со стороны России?



Сабина Лойтхойзер-Шнарренбергер : Само официальное признание самостоятельными государствами этих двух провинций на территории Грузии является нарушением международного права. Это попытка изменения государственных границ, что в такой форме не предусматривается международным правом. Изменение границ не может быть сделано в одностороннем порядке. И то, что Россия пошла на это и признала Южную Осетию и Абхазию в качестве самостоятельных государств - это нарушение норм международного права.


Я надеюсь, во-первых, что главы государств Евросоюза придут к единой линии. Для меня к этой линии относится как раз необходимость разговора с Россией о нарушении ею норм международного права и осуждение этого нарушения, но санкции против России не принесут ничего. Они не могут привести к разрешению этой ситуации. Результаты могут быть достигнуты только в переговорах друг с другом в диалоге. Поэтому надо отбросить саму идею санкций.



Вероника Боде: А вот позиция российской стороны. Постоянный представитель России в Евросоюзе Владимир Чижов - об итогах саммита.



Владимир Чижов: С вопросом об отводе российских войск на позиции по состоянию на 7 августа фактически Евросоюз постучался в открытую дверь, поскольку все дополнительные воинские подразделения российские выведены с территории Грузии. В зоне безопасности остался лишь небольшой контингент российских миротворцев и это полностью соответствует соглашению из шести пунктов Медведев - Саркози.



Вероника Боде: Вот что думает по поводу этого высказывания Владимира Чижова Федор Лукьянов, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике».



Федор Лукьянов: Разногласия вокруг вывода или невывода российских войск с территории Грузии - это прямое следствие того документа, который президент Саркози согласовал в дни кризиса. В тот момент всеми это было воспринято очень позитивно, поскольку прекратились боевые действия благодаря этому. Но сейчас, оглядываясь назад, конечно, видны все огрехи этого документа и главное - его абсолютная неконкретность и нечеткость, которые в таких случаях, конечно, недопустимы. И вот эта непрописанность, что такое зона безопасности, что такое позиции до 7 августа, каков статус вооруженных сил и так далее - все это вызывает нынешние дискуссии, поскольку открыло возможность для разных интерпретаций. Конечно, обе стороны лукавят, но я думаю, что почву для этого дал, к сожалению, тот план, который разработал Саркози.



Вероника Боде: А вот как комментирует Федор Лукьянов итоги саммита Евросоюза.



Федор Лукьянов: Евросоюз проявил такие чудеса политической эквилибристики, на мой взгляд. Во-первых, достигнута главная цель, о которой говорил перед саммитом Хавьер Солана, а цель эта, в общем, к России прямого отношения не имеет. Задача ставилась ни в коем случае не допустить раскола Евросоюза, и этого достичь удалось, правда, ценой очень обширных компромиссов, но, тем не менее, позиции действительно едины и в этот раз никто особенно не высказывается, что он с этим не согласен. Все необходимые слова по поддержке территориальной целостности Грузии, помощи в ее восстановлении были сказаны. Естественно, резко осудили решение России о признании. Но это все было ожидаемо. Санкций против России принято не было, что, в общем, тоже было ожидаемо, поскольку Евросоюз очень боится каких-то решительных, необратимых шагов. Предложение заморозить проведение раунда переговоров по новому соглашению - это, конечно, некий жест, но, прямо скажем, основы он не потрясет. То есть в Москве уже сказали, это, кажется, посол Чижов как раз сказал, что мы полтора года ждали начала переговоров, подождем еще. В целом, мне кажется, Евросоюз выполнил свою задачу минимум, то есть он показал единство и он показал, что он очень озабочен ситуацией, но при этом, не нанеся реального ущерба отношениям с Россией. Фактически это отложенные решения и те решения, которые придется принимать европейцам, если кризис будет нарастать, они очень тяжелые, потому что они будут означать пересмотр фактически всей платформы отношений с Россией, которая в той или иной степени действовала 15 лет. К этому пока Евросоюз не готов и, в общем, он стремится пока отложить эти кардинальные необратимые меры.


XS
SM
MD
LG