Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Москва и Ташкент договорились о строительстве нового газопровода


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Карэн Агамиров.



Андрей Шарый: Москва и Ташкент сегодня сообщили о договоре о строительстве на территории Узбекистана нового газопровода из Туркмении в Россию. Об этом и других, не менее деликатных аспектов переговоров в Ташкенте между российским премьер-министром Владимиром Путиным и узбекским президентом Исламом Каримовым с российскими экспертами беседовал корреспондент Радио Свобода Карэн Агамиров.



Карэн Агамиров: Визит премьер-министра России в Узбекистан, рассуждает Артем Улунян, связан с тем, что сегодня, как никогда остро стоит вопрос транскаспийского пути транспортировки нефти и газа и страны Центральной Азии представляют значительный интерес в качестве альтернативы российским поставкам сырья.



Артем Улунян: Определяется не только влиянием или попытками влияния стран евроатлантического сообщества на Узбекистан с целью увеличения масштабов сотрудничества. Сотрудничество было прервано после мая 2005 года, когда произошел разгон в Андижане демонстрации против режима. Такие попытки делались, со стороны Ташкента речь идет об усилении взаимоотношений с Западом до 2005 года. Это был, в общем-то, основной рычаг давления на Москву. В данный момент конечно для Ислама Каримова наступает очень важный момент, а именно - проблема передачи власти, и до сих пор непонятно, кто будет преемником Ислама Каримова. Правящий клан хотел бы быть спокоен за происходящие события в стране и перспективу своего существования в дальнейшем. Поэтому взаимоотношения с Соединенными Штатами, евроатлантическим сообществом призваны служить и в решении этой внутриполитической задачи.



Карэн Агамиров: Может быть, Москву насторожило еще то, что Каримов не стал публично одобрять действия России на Кавказе?



Артем Улунян: Ни одна из стран-членов Содружества не выступала с конкретными заявлениями по событиям на Северном Кавказе, даже ближайшие союзники России, в частности, Кыргызстан и Таджикистан так и не высказались по данному вопросу определенно. Позиция Узбекистана не является чем-либо особенным с точки зрения центральноазиатских реалий, но она, вне всякого сомнения, могла насторожить Россию. Речь идет о том, чтобы сохранить влияние в Центральной Азии и не допустить туда чужаков.



Карэн Агамиров: В преддверии поездки Владимира Путина эксперты немало рассуждали на тему, удастся ли России взять обязательства с Узбекистана не размещать на своей территории американские военные базы. В официальной информации об итогах визита об этом ничего не говорится. Тем не менее, руководитель Центра исследования Балкан, Кавказа и Центральной Азии, доктор исторических наук Артем Улунян высказал такое мнение...



Артем Улунян: Ислам Каримов не пойдет на обострение во взаимоотношениях с Москвой, учитывая характер внешнеполитических проблем, возникших у России в отношениях с евроатлантическим сообществом. Но он постарается, конечно, сделать так, что это решение не будет окончательным, и таким образом будет подвешивать ситуацию на какое-то время.



Карэн Агамиров: Обозреватель газеты "Газета" Вадим Дубнов убежден, что поездка премьер-министра России в Узбекистан напрямую связана с событиями на Кавказе.



Вадим Дубнов: И Россия пытается каким-то образом маневрировать той ситуацией, когда явной поддержки со стороны ближайших соседей она не получила и, похоже, начинает осознавать всю объективность неполучения этой поддержки.



Карэн Агамиров: Имеется в виду, что Узбекистан может попасть в зону влияния Запада, Соединенных Штатов.



Вадим Дубнов: Я не стал бы говорить о зоне влияния. Я бы стал говорить о неких предпочтениях и в этих новых ставках, изменения этих ставок, которые вряд ли будут быстрыми и стремительными, но, тем не менее, какую-то производную мы уже можем наблюдать. Если разделить центральноазиатские страны на те, которые будут это делать достаточно оперативно и достаточно медленно, то Узбекистан, думаю, может оказаться в числе лидеров. Будучи одним из наиболее крупных государств в Центральной Азии, я думаю, что Узбекистан постепенно избавляется от синдрома Андижана и уже в принципе готов к тому, чтобы достаточно объективно и всерьез задуматься о своих дальнейших предпочтениях.



Карэн Агамиров: Тем не менее, согласно официальной информации, президент Узбекистана назвал их переговоры встречей давних друзей, а сам считает Владимира Путина человеком, с которым можно пойти в разведку.



Вадим Дубнов: Разумеется, это политическая фразеология, за которой, конечно, есть и желание этой самой сбалансированности.



Карэн Агамиров: Путин говорит: "Чрезвычайно важно, что нашим специалистам в сфере торговли газом удалось выйти на единую формулу цены по газу". Но не отмечается, какая цена. Может ли дойти дело, что да, 300 долларов, как Кыргызстан?



Вадим Дубнов: Вопрос вообще очень большой. Вопрос, он в стадии формирования. Я не уверен, что 300 долларов это окончательная цена на ближайшие годы, я думаю, что она будет расти. Тем более что надо иметь в виду, что есть еще фактор Китая, который тоже на это ценообразование будет влиять. Китай пока не готов к закупкам по таким ценам, к большим, глобальным закупкам. Но, тем не менее, он может предоставить ряд вариантов различной игры всем заинтересованным странам, включая Туркмению и Узбекистан. Поэтому этот вопрос совершенно непредсказуемый.



Карэн Агамиров: В преддверии визита эксперты задумывались, а будет ли подниматься вопрос о размещении военных баз Соединенных Штатов в Узбекистане, что Путин едет, чтобы взять с Каримова обещание не размещать в ответ на уступки Москвы соответствующие.



Вадим Дубнов: Неофициально тема вполне могла подниматься. Формальных итогов от этого разговора ждать бессмысленно, потому что Каримов такого обещания дать не может.



Карэн Агамиров: Подвел черту обозреватель газеты "Газета" Вадим Дубнов.


XS
SM
MD
LG