Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кому была выгодна гибель Магомеда Евлоева, владельца сайта “Ингушетия.ру»?



Владимир Кара-Мурза: Сегодня в Назрани собрался тысячный митинг, чтобы выразить протест властям Ингушетии, которые убили Магомеда Евлоева, сообщил 1 сентября оппозиционный сайт Ингушетия.ру. Владелец и бывший главный редактор этого сайта Магомед Евлоев был убит 31 августа после того, как сотрудники правоохранительных органов задержали его и увезли в неизвестном направлении. Сайт Ингушетия.Ру напоминает, что согласно официальной версии Евлоев был убит сотрудником милиции в результате случайного выстрела Ингушская оппозиция в эту версию не верит. Кому была выгодна гибель Магомеда Евлоева, владельца сайта Ингушетия.ру? Об этом говорим с прежним очевидцем митингов в Назрани корреспондентом РЕН-ТВ Артемом Высоцким. В чем была политическая роль этого сайта и самого Магомеда Евлоева?



Артем Высоцкий: Вы знаете, сайт достаточно много сделал для того, чтобы те события, которые происходили в республике, те политические процессы, которые происходили в республике, для их освещения. По большому счету о том, что вообще в этом регионе может существовать какое бы то ни было инакомыслие, по большому счету никогда об этом не говорилось. Тем более та власть, которая сейчас в республике присутствует, в частности, достаточно авторитарна по своей сути. Поэтому, когда этот сайт появился, то, безусловно, он вызвал очень большой интерес у всех. И возможно какие-то публикации можно было назвать спорными, но по крайней мере, это был такой глоток свободы, когда люди могли узнавать какую-то другую, не тенденциозную точку зрения. Тем более, что надо сказать, по всем рейтингам и по всем опросам это действительно был очень, его читали, этот сайт знали, на него ссылались, причем ссылались даже серьезные издания в нашей стране. В этой связи его значение, его роль была достаточно велика.



Владимир Кара-Мурза: Олег Орлов, председатель совета правозащитного общества «Мемориал», считал Евлоева влиятельной фигурой.



Олег Орлов: Главная роль сайта Ингушетия.ру состоит в том, что это практически единственное средство массовой информации, которое посвящено событиям в регионе, которое представляет альтернативную информацию официозу. Ведь власти Ингушетии сделали все, чтобы внутри республики иная альтернативная точка зрения на события в республике не представлялась. Вплоть до того, что когда РЕН-ТВ представляет что-то, не совпадающую с официозом точку зрения по Ингушетии, просто отключается данный федеральный канал. И конечно, власти сделали все, чтобы Ингушетия.ру была вырублена, недоступна для пользователей в Ингушетии, то есть они действовали через провайдеров и действительно заблокировали выход. Но пользователи все равно получали доступ через мобильные телефоны и иные способы, информация очень активно распространялась внутри республики.



Владимир Кара-Мурза: Упоминал Олег Орлов вашу историю, какую роль в ней играл Магомед Евлоев?



Артем Высоцкий: Мы с Магомедом Евлоевым познакомились накануне тех событий в ноябре прошлого года, накануне нашего похищения, когда мы ехали на тот самый оппозиционный митинг, организатором которого он и являлся. Он никогда не скрывал свою позицию и все знали, кто этот митинг организовывает. Когда мы с ним познакомились, то уже обстановка была достаточно напряженная, то есть все говорило о том, что скорее всего этого выступления не будет, не произойдет. И так получилось, что накануне нашего похищения, нашей съемочной группы в принципе у нас с ним был разговор, он говорил о том, что возможно события будут развиваться именно таким образом, то есть он тогда предупреждал. Очень сложно было тогда мне лично поверить в его слова, потому что все-таки мне казалось, что такие процессы невозможны сами по себе в наше время в такой республике, все-таки не Чечня, там не было никогда такой ситуации и, конечно, мы не думали, что власти пойдут на такое серьезное обострение. И когда все это случилось, то действительно я вспомнил его предупреждение, что он нам говорил. Уже позже, вообще что интересно, он никогда не боялся высказывать свою точку зрения, достаточно открыто конфликтовал с властью. Чуть позже, уже где-то приблизительно в январе, после нашего похищения, я привез журналистов из Финляндии, съемочную группу, мои коллеги. И он тогда говорил, что за ним следят, тогда говорил, что чувствует преследования, то есть конфронтация была совершенно открытой.



Владимир Кара-Мурза: Лев Пономарев, исполнительный директор движения «За права человека», считает совершенное убийство политическим.



Лев Пономарев: Конечно, я рассматриваю тот случай, который произошел с Евлоевым, как скорее всего убийство, что угрозы ему поступали неоднократно. И я восхищен его смелостью и безрассудностью, я бы сказал, мужеством, что он при тех реальных угрозах поехал в Ингушетию на какое-то семейное или к друзьям или на семейное торжество. Я знаю, что его предупреждали, чтобы он этого не делал. В результате так сложились обстоятельства, в самолете летел с президентом, потом, говорят, может быть какая-то перепалка была и все это вызвало убийство. Кроме того, мы сегодня обратились к генеральном прокурору от имени движения «За права человека» с требованием, чтобы немедленно была туда направлена следственная группа генеральной прокуратуры, следственного комитета Российской Федерации, но уверен, что никакого добросовестного расследования республиканская прокуратура делать не будет.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Тулы от радиослушателя Николая.



Слушатель: Добрый вечер. В Советском Союзе за свободу слова советские власти или высылали людей, как Александра Галича, Владимира Максимова, Виктора Некрасова, или сажали, как Юлия Даниэля или Анатолия Марченко, Синявского. А в путинской России за свободу слова людей просто убивают. Это как Юрия Щекочихина, Анну Политковскую и Магомеда Евлоева.



Владимир Кара-Мурза: Вчера был день памяти нашей коллеги Анны Политковской, ей бы исполнилось 50 лет. Почему именно тема Чечни, Ингушетии остается такой острой для наших коллег-журналистов?



Артем Высоцкий: Действительно выясняется, что в нашей стране убить человека за инакомыслие очень просто. И судя по всему, как сегодня весь день передают информационные агентства, каким-то образом в этом деле замешены сотрудники правоохранительных органов. То есть это напрямую указывает о том, что сейчас происходит в нашей стране и что мы так или иначе возвращаемся, откатываемся снова, как уже сказал радиослушатель, к тем годам, когда любое инакомыслие преследовалось. Все события на Кавказе в последнее время заставляют многих журналистов обращаться. Мы знаем, чем занималась Анна Политковская и какие они публикации, о чем она писала. Надо сказать, что все последние процессы, которые происходят в Ингушетии, безусловно, российские власти знают, что там происходит. И сам президент Зязиков в интервью, в разговорах избегает говорить на политические темы. Если мы можем посмотреть, то он говорит о развитии предпринимательства в республике, о туризме, никакой политики. То есть такое ощущение, что там не гибнут люди, не происходят никакие убийства, и как будто этот регион живет вне времени, вне политики. Конечно, эта тенденция не может не удивлять журналистов, поэтому туда едут, поэтому об этом стараются писать. Но, к сожалению, мы знаем, что наши официальные СМИ, основные каналы, газеты, издания как бы так же стараются политический момент в Ингушетии не упоминать в своих публикациях.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Калининградской области от Алима Абдурахмановича.



Слушатель: Здравствуйте, господа. Всем известно, кому это выгодно, но говорить упорно отказываются, наверное, боятся, давайте я скажу. Сколько таких инакомыслящих гибнут в Чечне и в Ингушетии, да и вообще по всей России. Это выгодно только одному человеку - Путину господину.



Владимир Кара-Мурза: Что собой представляет ингушская оппозиция сейчас?



Артем Высоцкий: Ингушская оппозиция на самом деле, если мы посмотрим, кстати, Магомед Евлоев не любил, когда его называли владельцем оппозиционного сайта, даже сам неоднократно просил не приклеивать подобных ярлыков к нему. Дело в том, что все события, которые происходят в Ингушетии, так или иначе о них узнала страна и узнал мир только потому, что было такое независимое СМИ. Ингушская оппозиция, я так думаю, достаточно разрознена, поскольку все-таки мы помним, что последний митинг состоялся, если я не ошибаюсь, в начале года, он был разогнан, волеизъявления никакого не получилось у его участников. И конечно, надо сказать, что сейчас скорее всего единственным механизмом, который у этой оппозиции был - это возможность публикации на сайте. Поэтому вряд ли, я думаю, стоит ожидать, что сейчас как-то в республике что-либо может измениться.



Владимир Кара-Мурза: Сергей Маркедонов, заведующий отделом межнациональных отношений Института военного и политического анализа, высоко ценил работу Магомеда Евлоева.



Сергей Маркедонов: Сайт Ингушетия.ру не был простым вэб-ресурсом. Это ресурс, вокруг которого группировались политики, общественные деятели, правозащитники, которые выступали с очень критическими оценками, были оппозиционными республиканской власти, Мурату Зязикову. Поэтому назвать его обычным вэб-ресурсом я не могу. Если оценивать его информацию и содержание, то безусловно, это был важный сайт для любого человека, который занимается проблемами Кавказа. Поэтому если говорить о том, какая была причина, то безусловно, причина шире, чем деятельность на интернет-сайте, это оппозиционная деятельность, шире, наверное, говоря, журналистская деятельность господина Евлоева. Говорить окончательно какую-то версию его гибели сложно, для этого надо обладать всей полнотой материалов, информации. Но в любом случае, мне кажется, такое резонансное событие должно стать предметом разбирательства на самом высшем уровне.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Владимира Ивановича.



Слушатель: Страна, добрый вечер. Я хочу обратиться к самоизбранным президентам Российской Федерации. Как они не могут понять, что человека, когда опускают на уровень силы, они лишают социальной формы гражданства, а человек сам по себе есть форма агрессивная. Коль система управления опускает на ступень ниже, значит получается общество агрессивных.



Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, какую роль сыграла акция «Я не голосовал» на сайте Ингушетия.ру?



Артем Высоцкий: Еще раз говорю, что, видимо, вернулись снова в те времена, когда инакомыслие, пусть оно проявляется в любой форме, оно так или иначе вызывает удивление. И когда вообще Магомед Евлоев эту акцию придумал, я помню, что публикации на эту тему, ему не удавалось привлечь на свою сторону ни одно СМИ в нашей стране. Поскольку все эти публикации так или иначе снимались с полос газет, и любые разговоры на эту тему были прикрыты в нашей прессе. То, что касается, я помню, что было несколько сюжетов в программе Марианны Максимовской, где это освещалось, это освещалось косвенно в новостях РЕН-ТВ, но масштабно об этой акции никто не знал. Естественно, сайт Ингушетия.ру написал, хотя были очень серьезные проблемы, связанные с проведением этой акции. Когда речь шла о сборе подписей, они собрали большое количество подписей, и эти подписи так и не ушли в прокуратуру, их так и не приняли. То есть речь шла о фальсификации результатов выборов, данных о явке, и эти подписи не были приняты в соответствующие структуры, которые должны заниматься расследованием этих дел.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Армавира от радиослушателя Сергея.



Слушатель: Добрый вечер. Есть такая информация, что Евлоева избивали в самолете, когда он летел, и уже при приземлении там было все ясно. У меня такой вопрос возникает: как вы думаете, как это по неосторожности вдруг милиционер убивает оппозиционера? По неосторожности можно в траве котенка, я иду, нечаянно наступил и раздавил по неосторожности. А здесь оппозиционер погибает по неосторожности. Напрашивается вопрос.



Владимир Кара-Мурза: Конечно, много неясного в этой истории. Что вас смущает в официальной версии происходящего?



Артем Высоцкий: Вы знаете, все, что происходит в Ингушетии, особенно после того, как на собственном примере станешь свидетелем, ничего не удивляет. Не удивляет то, что, скажем, когда нашу съемочную группу похитили и на следующий день нас принял президент Зязиков, он дал нам слово офицера, что это дело будет расследовано, доведено до конца, что виновные будут найдены, наказаны. Но, тем не менее, месяц назад я и мои коллеги получили бумагу, официальная бумага из прокуратуры Ингушетии, где было написано: да, вы можете жаловаться, можете обжаловать, но ваше дело приостановлено, поскольку виновные не установлены. Но дело в том, что еще в январе месяце Магомед Евлоев назвал мне людей, которые принимали участие в этой акции, в нашем похищении. И как бы я не видел за все время, что шло следствие, чтобы кто-то из сотрудников следственной бригады вообще проявил какой бы то ни было интерес, взял бы у меня объяснения. Мне никто за это время не звонил, ни мне, ни моим коллегам, нас ни разу не допрашивали. То есть как-то они сами расследовали это дело по каким-то своим каналам, хотя, если я не ошибаюсь, на сайте Ингушетия.ру было немало публикаций, также высказывались версии и, возможно, прокуратуре Ингушетии стоило бы эти версии каким-то образом отработать или хотя бы поинтересоваться. Поэтому ничему не удивляюсь, могло произойти что угодно, тем более, что сам Магомед Евлоев никогда не скрывал свою позицию и всегда открыто высказывался на любые темы. Поэтому не исключено, что мог произойти конфликт.



Владимир Кара-Мурза: Даже он, столь информированный человек, совершенно не ожидал такого трагического исхода своей судьбы. Как вы считаете, чувствуется ли нежелание властей вспоминать об этих неприятных эпизодах? Сегодня четвертая годовщина начала событий в Беслане и тоже коллега Анна Политковская пыталась туда поехать, странная история, ее туда не пустили в Беслан. Напоминают те методы в новом качестве возобновления?



Артем Высоцкий: Я сегодня смотрел телевизор целый день, и я нигде не видел, чтобы где-то каким-то образом так или иначе освещались эти события. Мало того, что сама тема гибели Магомеда Евлоева, ей не дают такое широкое освещение, хотя, безусловно, я считаю, это вопиющий факт, человек достаточно известный, известный именно своей политической позицией. Мало того, что практически ни на одном канале не было сделано сюжета на эту тему. То же самое мы видим, что с Анной Политковской, годовщина действительно. Достаточно включить наше телевидение, и мы не увидим.



Владимир Кара-Мурза: Создатель сайта «Правда Беслана» Марина Литвинович встревожена ситуацией в Ингушетии.



Марина Литвинович: Дело не только в сайте Ингушетия.ру, есть конкретные люди Ингушетии, которые недовольны той политикой, которую проводит президент Зязиков, и эти люди являются ингушской оппозицией. Сайт Ингушетия.ру, так получилось, что он стал единственным свободным источником информации о ситуации в республике. И конечно, должен интересовать вопрос, почему борьба с позицией опять происходит с помощью пули в висок. И судьба сайта Ингушетия.ру здесь только одна составляющая кампании давления и преследования, которые происходили в последнее время как в отношении владельцев сайта, так и в отношении представителей ингушской оппозиции.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Ленинградской области от радиослушателя Геннадия.



Слушатель: Здравствуйте. Вопрос такой к Артему. Артем, скажите, пожалуйста, можно ли добиться расследования гибели Магомеда Евлоева не в Ингушетии, а где-то в другом месте, например, в Москве или Питере с участием и под контролем правозащитных организаций?



Артем Высоцкий: Отношение к инакомыслящим мы видим. Действительно, все решается с помощью пули в висок, как сказала Марина Литвинович. Поэтому я исключаю такой вариант, скорее всего это дело будет так же, как дело расследования похищения съемочной группы РЕН-ТВ, спущено на тормозах или найдут стрелочника, человека, который действительно, как уже сейчас объявлено, по неосторожности нажал на курок. Поэтому скорее всего, безусловно, наши правозащитники обратятся в различные европейские структуры, которые защищают права человека. Но по большому счету, я думаю, что истинный виновный установлен не будет.



Владимир Кара-Мурза: Сергей Арутюнов, зав отделом народов Кавказа Института этнологии и антропологии Российской академии наук, активно пользовался сайтом Ингушетия.ру.



Сергей Арутюнов: Это, собственно говоря, был единственный сайт, на котором можно было узнать альтернативную точку зрения или, скажем прямо, правду о том, что делается в Ингушетии. Потому что никаких правдивых государственных и официальных источников информации не было, а то, что было, это явно не соответствовало действительности, это была лапша нам на уши, что все благополучно, все замечательно и нечего сыр-бор городить. Между тем исчезали люди, бессудные расправы явно творились, убийства происходили, всякие убийства. И это убийство, человека убили в милицейской машины, куда это годиться. Случайно такие вещи не делаются. Если они делаются случайно, то надо привлечь к строжайшей ответственности тех, кто это допустил.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Челябинской области от радиослушателя Олега.



Слушатель: Здравствуйте. Вот такой вопрос: у меня нет впечатления после событий в Грузии, что все, что произошло, этот факт, это вообще относится к России. У меня странное отстраненное восприятие Кавказа. И я надо сказать, РЕН-ТВ - один из источников информации. В одном из репортажей говорилось о том, что буквально Ингушетия находится в стадии тихой гражданской войны. Насколько в действительности это народное движение или там есть немногочисленная оппозиция? Сейчас Кавказ я отстраненно воспринимаю, такое ощущение, что это не в нашей стране происходит. В Советском Союзе мне трудно представить, чтобы убили человека, посадили в машину. Факт абсолютно трудно осмыслить.



Артем Высоцкий: После того как вчера пришла новость об убийстве Магомеда Евлоева, мне стало стыдно за эту страну. Стало стыдно, что в нашей стране в это время могут происходить такие события. Может быть сейчас не совсем уместно, тактично говорить об этом, надо сказать, что я понимаю, за что подавляющая часть населения Грузии любит своего президента. Действительно, там более-менее обеспечена безопасность гражданина. Тоже самое происходит на Украине, где тоже правоохранительные структуры безукоризненно выполняют свою работу. Что же касается нашей страны, то быть уверенным в том, что твоя безопасность обеспечена, мне кажется, нельзя. Поэтому то, что касается гибели Магомеда Евлоева, безусловно, это вопиющее событие, после которого политические выводы, выводы о том, кто находится у власти в республике, как защищаются права человека, как президент республики, насколько он в состоянии обеспечить безопасность граждан, насколько он в состоянии обеспечить безопасность людей, работающих, не только журналистов, какие-то, вероятно, серьезные политические выводы должны последовать.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Анатолия.



Слушатель: Будьте любезны, у меня такой вопрос: а разве тут нет таких открытых убийств. Вот, например, в Москве, в Московской области нет ни одного издания, которое хоть как-то критиковало бы мэра Москвы или губернатора Московской области. Ни одного. Ну и что, все это едят.



Владимир Кара-Мурза: Вам не кажется, что интернет даже превратился в опасную профессию на примере Магомеда Евлоева?



Артем Высоцкий: Вы знаете, действительно, что тут говорить, если в Москве, как сказал слушатель, никто не критикует мэра, мы не можем встретить никакой критики, что говорить про кавказские республики. Хотя если еще раз возвращаться к теме Ингушетии, к Чечне, то, безусловно, я уже об этом говорил, мы видим, как, насколько открыто власть в той же соседней Чеченской республике. Насколько власть открыта, повернута к людям, мы видим, что оттуда приходит гораздо меньше тревожных сообщений о взрывах, об убийствах. Мы видим, как последовательно работает там руководство республики и насколько в Ингушетии все-таки до конца нельзя быть уверенным в своей безопасности. У меня стойкое ощущение складывается, что власти республики очень многое недоговаривают.



Владимир Кара-Мурза: Секретарь Союза журналистов России Игорь Яковенко черпал объективную информацию только с сайта Ингушетия.ру.



Игорь Яковенко: Безусловно, это единственный альтернативный источник информации по Ингушетии. Из этого источника люди узнали, и аналитики, и граждане узнали, как реально проголосовала Ингушетия во время последних выборов. Из того источника люди узнавали о том, что реально происходит в этой республике. На самом деле это был главный источник объективной информации о том, что происходит в Ингушетии в вопросах политики, в вопросах власти и в вопросах реальной жизни. Я думаю, , безусловно, есть прямая связь между убийством владельца сайта и тем, что из себя представлял сам сайт. Там все очень тесно связано - реальная оппозиция, сайт и владелец. Безусловно, здесь есть причинно-следственные связи.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем Виктора Ивановича.



Слушатель: Добрый вечер. Хочу указать важный момент: когда патрон находится в патроннике, это происходит тогда, когда органы МВД задерживают вооруженного преступника или опасного преступника. А здесь получается, что человек находится в машине в наручниках или нет, и здесь не может быть патрона в патроннике. Тогда каким же образом произошел выстрел? Им запрещено вгонять патрон в патронник.



Владимир Кара-Мурза: Когда вас похищали, были ли патроны в патронниках?



Артем Высоцкий: Вы знаете, когда нас вывезли в поле и угрожали, обещали расстрелять, я думаю, были. Поскольку в нашем случае похитителям не хватало глушителя, они постоянно искали глушитель. Нужен глушитель, чтобы сделать эти несколько выстрелов. Поэтому да, безусловно, думаю, что у них был патрон и не один. Удивляться в Ингушетии уже нечему. Ситуация доведена до такой стадии, когда именно на самом высоком уровне власть должна обратить внимание на то, что там происходит. Это убийство еще один серьезный повод задуматься, какие-то оргвыводы должны последовать.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем Владимира, радиослушателя из Московской области.



Слушатель: Добрый вечер. У меня вопрос к вам, Владимир, и вашему гостю, он из двух частей состоит. Учитывая то, что Зязиков давал честное слово офицера и не выполнил его, сегодня он заявил о том, что будет все объективно расследовано, естественно, как всегда говорят такие слова, и Путин говорил про Политковскую, что расследование будет проведено объективно, быстро и честно. Такие вопросы. Первое: в связи с тем, что произошли такие события в Грузии, как сейчас будут восприниматься действия наших руководителей в свете этих расследований и своего не оправдания, невыполнения своих слов? Потому что если не ответить нормально, то все, на моральной стороне вопроса можно ставить крест. И второй вопрос: не воспользовались ли этими возможностями, что произошло в Грузии, чтобы расправиться с человеком?



Владимир Кара-Мурза: Мне кажется, эти совпадения случайны. Если бы Магомед Евлоев не решил возвращаться в Россию ненадолго, то ничего бы не случилось. Как по-вашему, насколько могут быть объективными следственные действия как в случае с Магомедом Евлоевым, так и в расследовании событий в Южной Осетии?



Артем Высоцкий: Я думаю, что это очередные пустые заявления властей Ингушетии. Мне кажется, это дело до конца расследовано не будет. Поэтому вряд ли стоит ожидать, что мы в ближайшее время узнаем правду, по крайней мере, добьемся от правоохранительных органов точной картины произошедшего, как это было. Скорее всего это дело закроют. Безусловно, сейчас очень многое зависит от тех людей, как мы говорим, оппозиция, есть она или нет, которые, возможно, смогут какими-то выступлениями, может быть что-то еще будет происходить. Надо следить за ситуацией в Ингушетии, что происходит, за тем, что там будет происходить. Возможно, сами жители должны эту тему поднимать и добиваться на самом высоком уровне, чтобы это дело не вышло из-под контроля.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Георгия.



Слушатель: Добрый вечер. Мне напоминает наша страна гигантское транспортное средство, которое плывет незнамо куда под руководством некомпетентных капитанов. Идет постоянная драка между этими капитанами и транспортное средство врезается в айсберг в виде российско-грузинского конфликта. Я думаю, что в трюме сидящие 140 миллионов не знают, что делать. Нужно менять команду на капитанском мостике, но сделать ничего не могут.



Владимир Кара-Мурза: Удивило ли вас отсутствие реакции московских властей на эту трагедию в Ингушетии?



Артем Высоцкий: Нет, не удивило совершенно. Я уже говорил, что мне вчера стало очень стыдно, что в нашей стране могут происходить такие подобные процессы, поэтому меня нисколько не удивило.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Олега.



Слушатель: Здравствуйте. Тут Украину похвалили, но у них тоже был прикольный случай, когда важнейший свидетель по делу Гонгадзе умудрился застрелиться двумя выстрелами в голову из не дающего очередей пистолета Макарова. Я помню, в Ингушетии журналистка погибла, там было расследование, мол, десантник разрешил пехотинцу посмотреть, чем его машина отличается от БМП, в результате чего машину журналистами изрешетили из крупнокалиберного пулемета. В Грузии тоже был забавный случай: гвардеец неосторожно обращался с оружием, в результате попал точно в затылок американскому дипломату, это при Шеварднадзе было, который оказался сотрудником ЦРУ. Так вот, не кажется ли вам, что все эти инциденты в какой-то степени были восприняты недостаточно серьезно и поэтому стало возможно то, что сейчас случилось, общественность странно к ним отнеслась.



Владимир Кара-Мурза: Случайно ли злоумышленники, если таковые есть, изубрали такой способ, закрытый от гласности, расправы с неугодным?



Артем Высоцкий: Я думаю, что ничего случайного не может происходить, тем более в случае с таким популярным в республике политиком. А то, что Магомед Евлоев был политиком, все знают. Свою точку зрения, для ее выражения он использовал интернет-ресурс. Так что нет, безусловно, неслучайно, никакого случайного выстрела, как мне кажется, произойти не могло. Так же как и наше похищение неслучайно, мы знаем, после чего оно произошло, мы знаем, что нам хотели указать на свое место, хотели указать, чтобы мы не занимались в этой республике определенными расследованиями, не лезли, как они считают, в их внутренние дела, в их внутренние противоречия, чтобы мы не освещали оппозиционные митинги. И конечно, очень важно, еще раз повторюсь, как поведет себя сейчас в этой ситуации после того, как случилось, население республики. Это будет показатель того, насколько общество готово к тому, чтобы достойно реагировать на подобные политические убийства.



Владимир Кара-Мурза: Георгий Энгельгардт, эксперт лаборатории социального мониторинга, уверен, что сайт Ингушетия.ру сплачивал оппозицию.



Георгий Энгельгардт: Можно прямо сказать, что сайт был очень важным фактором в политической жизни Ингушетии и в принципе ингушской общины нашей страны, потому что ингушей проживает много не только в самой республике, но и в Москве. Это очень влиятельный был фактор, несомненно. По крайней мере, известный факт состоит в том, что сайт очень давно вызывал раздражение, нарекание, критику и нападки со стороны республиканских властей Ингушетии. Собственно он их жестко критиковал. И не секрет, что убитый Евлоев находился в непримиримой борьбе с действующим президентом Ингушетии Зязиковым. Так что, конечно, такое взаимное раздражение сторон было очевидным на протяжении последних нескольких лет.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Саратова от радиослушателя Павла.



Слушатель: Здравствуйте. Ответьте, а кого следующего случайно отравят или убьют?



Владимир Кара-Мурза: Какое будущее ждет сайт Ингушетия.ру, он и так подвергался уголовному преследованию ?



Артем Высоцкий: Мне кажется, что у соратников Магомеда Евлоева, а у него действительно много соратников, много сторонников, думаю, хватит политического мужества для того, чтобы продолжить подобную оппозиционную направленность. Безусловно, много раз предпринимались попытки закрыть сайт, много раз власти пытались сделать его подцензурным. Но мне кажется, что то дело, которое Евлоев начал, мне кажется, оно будет продолжен сайт продолжит свое существование, мы будем узнавать иную, альтернативную точку зрения на те процессы, которые происходят в этой республике.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Наталью Михайловну.



Слушательница: Добрый вечер. Мое глубокое соболезнование близким Магомеда Евлоева и народу Ингушетии и России. Ингушетия, по-моему, к сожалению, не исключение, а отражение российской, в прошлом советской кагэбешной политической жизни. Просто не знаем, сколько убитых в других местах. А известные убийства – Старовойтова, Щекочихин, Политковская, Юдина, многие другие так и не раскрыты. Это ужасная наша действительность.



Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, удается властям Ингушетии перекрыть поток достоверной информации в своей республике?



Артем Высоцкий: Получается да, что фактически, я бы сказал, что удается, поскольку мы, к сожалению, никаких новостей, все новости о тех митингах, которые там проводят, об альтернативных точках зрения мы все получали только с сайта Ингушетия.ру. То, что нам показывают другие каналы, к сожалению, мне кажется, эта информация недостоверная. Там что-то происходит очень опасное и, как мне кажется, жить в этой республике, тем более работать небезопасно. Поэтому все, что мы могли получать информацию, она действительно содержится на этом сайте. Что сейчас будет? Надеюсь, что у соратников Магомеда Евлоева хватит политического мужества для того, чтобы продолжить эту работу.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Нижегородской области от радиослушателя Владимира.



Слушатель: Добрый вечер. Я удивляюсь, что вы так тоже удивились Зязикову, что он дал вам честное слово. Вы забыли, из какого ведомства он вышел. Это ведь ведомство называлось «машина смерти», и вот она снова заработала, эта машина. Ну ладно, Зязиков вышел из этого ведомства, а звезда экрана Ноговицын каждый день врет нам, лапшу вешает, что в Грузии не было срочников.



Владимир Кара-Мурза: Многие наши радиослушатели отмечают самоуправство силовиков, возросшее в последние дни. Не к тому ли числу относится поступок силовиков Ингушетии?



Артем Высоцкий: Вполне возможно. Мы знаем, как офицер, который дал слово, что он делает в случае, если это слово не может выполнить. Я думаю, что в случае с президентом Ингушетии это вряд ли когда-нибудь произойдет, даже кажется, что никаких политических выводов в отношении него не будет сделано, что по-прежнему останется как есть, а нам все будет преподнесено как какой-то случайный выстрел. Я еще раз повторюсь, мы не узнаем правду до конца об этом убийстве.



Владимир Кара-Мурза: Мы видели сегодня из новостей, что съемочная группа вашего телеканала все-таки работает в Назрани. Не изменилась политика после инцидента с вами и Олегом Орловым?



Артем Высоцкий: Нет, редакционная политика не изменилась. На самом деле я бы хотел как журналист, достаточно давно работаю в журналистике, хотел бы сказать, что в принципе очень мужественный поступок руководства нашего канала. Поскольку действительно, похоже, что только РЕН-ТВ из телевизионных СМИ так полно освещает те процессы политические, которые происходят в республиках Северного Кавказа. А что касается Ингушетии, то я и мои коллеги подготовили немало материалов о тех митингах, которые там проводились, об акциях оппозиции, и Магомед Евлоев не раз был у нас в гостях, мы не раз записывали с ним интервью. Я знаю, что достаточно в полной мере все интервью были нами показаны.



Владимир Кара-Мурза: Надеетесь ли вы, что следствие заинтересуется теми материалами и что вы сможете выступить в качестве свидетеля, если уголовное дело дождется своего расследования?



Артем Высоцкий: Нет, я в это не верю. Я думаю, что этого не произойдет. Несмотря на то, что мы имеем возможность пожаловаться в прокуратуру на то, что следствие по нашему делу было приостановлено, я думаю, что даже если мы подадим необходимые документы, все равно все будет спущено на тормозах.



Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, достанет политической воли у руководства страны изменить ситуацию в республике, особенно после этой трагедии? И способно ли общественное мнение повлиять на нее?



Артем Высоцкий: Безусловно, общественное мнение способно повлиять. И очень хотелось бы верить в то, что власти страны, где я родился и живу, сделают все возможное, все от них зависящее для того, чтобы подобные громкие убийства, чтобы они были расследованы, чтобы мы узнали правду. В первую очередь правду не кто это сделал, но и с какой целью, кому это выгодно. И очень хотелось бы, чтобы ответили на главный вопрос: когда в этой стране будет жить безопасно и когда политики такого уровня, как президент Ингушетии, могут быть в полной мере гарантом безопасности граждан своей страны.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG