Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Республиканцы ищут путь к сердцу избирателей. Кто использовал кассетные бомбы в Осетии: выводы американской правозащитной организации.



Юрий Жигалкин: Республиканцы ищут путь к сердцу избирателей. Кто использовал кассетные бомбы в Осетии: выводы американской правозащитной организации. Таковы темы рубрики «Сегодня в Америке».


Во вторник республиканцы были вынуждены, по сути, начать заново свой съезд, первый день работы которого был расстроен природной стихией. С небольшим обращением к делегатам по спутниковой телесвязи выступил президент Буш. В понедельник в день официального открытия съезда, который обычно становится крупнейшим событием предвыборной кампании, руководство партии в беспрецедентном шаге руководство партии решило отменить все выступления и праздничные мероприятия, посчитав их неуместными. Вместо этого делегаты собирали средства в помощь жителям районов, пострадавших от урагана "Густав". Разумность такого решения, отнявшего у партии незадолго до выборов драгоценный день бесплатной телевизионной рекламы, дебатируется экспертами. Рассказывает Ян Рунов.



Ян Рунов : Мог ли Джон МакКейн не менять программу съезда и не лететь в районы, подвергшиеся опасности? Ведь его конкурент Обама этого не сделал. Вот что ответил на это профессор университета Coastal Carolina , в городе Конвэй, штат Южная Каролина, Пол Питерсон:



Пол Питерсон : Съезд Демократической партии прошёл до урагана, а то, думаю, демократы сделали бы то же самое, что республиканцы. Что касается республиканцев, то они руководствовались не только, так сказать, этическими соображениями. Ещё свежа память о катастрофически неумелой организации помощи пострадавшим от урагана «Катрина». Тогда администрацию Буша упрекали в бесчувственности, нерасторопности и чуть ли не расизме, поскольку большинство населения Нового Орлеана составляют афроамериканцы. Очень не хотелось республиканцам выслушивать подобные обвинения вновь. В принципе, присутствия в районах бедствия президента Буша и ряда других членов его администрации было достаточно. Кандидатам в президенты ехать туда было не обязательно. Это было бы расценено больше как показуха.



Ян Рунов : Профессор Питерсон не помнит в истории Америки другого такого случая, когда бы партийный съезд совпал бы со стихийным бедствием и был бы из-за этого отменён. Но в истории Америки немало примеров, когда руководители государства спешили в районы стихийных бедствий.



Пол Питерсон : В предтелевизионную и предрадийную эпоху, когда бывали наводнения в Новом Орлеане или землетрясения в Сан-Франциско, страна узнавала об этом из газет лишь на следующий день. А новые подробности ещё через день. Это совсем не то, что сейчас, когда круглые сутки по телевидению показывают страшные кадры с места событий. И это требует от президента и кандидатов в президенты немедленной реакции. Например, президент Клинтон, когда было сильное наводнение в штатах Среднего Запада, прибыл на место для осмотра пострадавших районов. Но гораздо чаще можно увидеть в районах бедствия не президентов, а губернаторов пострадавших штатов. Это, конечно, зависит от масштабов ущерба. Губернаторы делают это, чтобы продемонстрировать, что они, как говорится, держат руку на пульсе, знают, что происходит и какого рода ущерб нанесён штату.



Ян Рунов : Это был Пол Питерсон, профессор университета в Южной Каролине.



Юрий Жигалкин: Одна из важнейших задач, которую республиканцы поставили перед собой на этом съезде, - это попытка убедить избирателей в том, что кандидат партии сможет обеспечить в стране здоровый экономический климат и даже совершить невероятное - добиться снижения цен на горючее. Вот что говорит профессор экономики сотрудник Гуверовского института Михаил Бернштам.



Михаил Бернштам : Экономика всегда в Америке является определяющей для исхода выборов за исключением периодов открытой войны. Поскольку сейчас война отошла несколько на задний план, то экономика выходит еще больше на передний план. Если экономика находится в тяжелом состоянии, то та партия, которая в данный момент находится в Белом доме, она теряет. Она всегда проигрывает.



Юрий Жигалкин: Что может противопоставить этому крайне для него неблагоприятному обстоятельству Джон МакКейн?



Михаил Бернштам : МакКейн может противопоставить только одно - свою репутацию такого консервативного республиканца, который не любит бюджетные траты, который не любит субсидий.



Юрий Жигалкин: Но понравится ли это избирателям в год, когда многие призывают увеличить помощь теряющим работу или несостоятельным домовладельцам?



Михаил Бернштам : Американцы, в принципе, склонны к тому, чтобы в целом поддерживать снижение расходов и в целом поддерживать снижение налогов. Но, когда доходит дело до конкретных программ, то никто не хочет, чтобы урезали те программы, которые им помогают. И сами кандидаты стараются как бы ублажить те или иные важные группы избирателей. Поэтому они в целом хотят срезать расходы, но, когда доходит дело до конкретных субсидий фермерам, субсидий на развитие новых нефтяных месторождений, снижение налогов тем или иным группам, помощь в сталелитейной промышленности, помощь против дешевого импорта, тут они проявляют слабину.



Юрий Жигалкин: Говорят, что МакКейн попытался нейтрализовать экономические страхи избирателей, предложив в вице-президенты неожиданную кандидатуру губернатора Аляски Сары Пэйлин?



Михаил Бернштам : Во-первых, кандидатура Сары Пэйлин, губернатора Аляски, связана с развитием нефтяной промышленности. Она как раз сторонница, как и большинство людей на Аляске, бурения в этих заповедных зонах, где на самом деле, в обще-то, никто не живет. Они вполне доступны для нефтяной разработки. Так вот, это как раз сейчас один из основных пунктов в силу того, что на протяжении длительного времени росли цены на нефть и цены на бензин, это ударяет по каждой американской семье, потому что в Америке в каждой семье в среднем почти два автомобиля, все на дорогах. Поэтому это имеет большое символическое значение. Фактически как бы метафорически, символически людям обещают снижение цен на бензин. Это, естественно, очень крупная приманка. Но кроме этого губернатор Пэйлин имеет репутацию как раз человека, который не борется за субсидии для своей группы, для своих территорий, для своего штата. Она зарубила колоссальные субсидии для постройки экономически неэффективного моста на Аляске, то есть она как бы пожертвовала интересами своей группы избирателей ради здоровья национального бюджета. Это, конечно, привлекает всех, кто живет за пределами Аляски.



Юрий Жигалкин: Это был экономист сотрудник Гуверовского института Михаил Бернштам.


В понедельник Human R i ghts Watch заявила о том, что она получила письмо от Министерства обороны Грузии с подтверждением использования грузинскими войсками кассетных боеприпасов. Грузия настаивает на том, что они применялись исключительно против военных целей. В распоряжении организации есть данные о применении кассетных бомб и российской армией, причем в более широких масштабах. Аллан Давыдов у сотрудника Human R i ghts Watch Марка Гарласко.



Аллан Давыдов : Марк, прежде всего, поясните, что такое кассетные боеприпасы, и почему Human R i ghts Watch озабочена их применением?



Марк Гарласко : Кассетные боеприпасы это, как правило, ракеты или бомбы, которые содержат в себе сотни небольших зарядов. Когда кассета достигает цели и раскрывается, это содержимое рассеивается вокруг на территории размером с футбольное поле, то есть, создается угроза жизни мирных людей. К тому же многие из этих бомб не взрываются и фактически создают минное поле. Мы уже десять лет исследуем конфликты с применением кассетных боеприпасов. Мы очень озабочены применением такого рода вооружений, потому что оно вызывает большое число жертв среди гражданского населения, особенно среди детей. Мы выступаем категорически против его использования. Особенно после того, как в мае этого года 107 стран приняли конвенцию о запрещении этого вида вооружений.



Аллан Давыдов : Что вы обнаружили в Грузии?



Марк Гарласко : Прежде всего отмечу, что на месте боевых действий работали группы наблюдателей Human R i ghts Watch. Они тщательно анализировали ситуацию. Но результаты этого анализа мы пока считаем весьма приблизительными. Окончательно расставить акценты не позволяет недостаток информации с российской стороны, а также отсутствие у нас доступа ко всем территориям в Грузии и Южной Осетии. Нам удалось установить, что в девяти грузинских деревнях российской стороной были применены кассетные заряды. В ряде других деревень оценку произошедшего только предстоит провести. Нам также стало известно, что Грузия применила кассетные ракеты против российских танков, когда они вступали на территорию Южной Осетии через Рокский тоннель. Мы нашли этому подтверждение не в результате наших собственных наблюдений, а согласно признанию самого грузинского правительства. Наши представители видели гражданских лиц, убитых и раненных кассетными боеприпасами. И пришли к выводу, что эти боеприпасы использовались с обеих сторон.



Аллан Давыдов : Россия продолжает отрицать применение ею кассетных боеприпасов на территории Грузии. Есть ли у вас доказательства того, что такое применение все же имело место?



Марк Гарласко : Прежде хочу сказать, что хотя Грузия утверждает, что применяла кассетные бомбы только против военных целей, - это все равно ее не оправдывает. Кассетные бомбы не должны использоваться в принципе ни при каких обстоятельствах. Что касается использования этого оружия российской стороной - я лично был в Грузии и видел, последствия его применения. Боеприпасы такого типа не состоят на вооружении Грузии. Для нас очевидно, что они попали в Грузию не чудом, а в результате военных действий между двумя странами, и что это - российские кассетные бомбы. И сброшены они могли быть только с самолетов, которые как нам представляется, могли быть только российскими, поскольку российские ВВС в дни конфликта пользовались безусловным превосходством в небе Грузии.



Аллан Давыдов : Между тем российская сторона продолжает заверять, что она не применяла кассетные бомбы.



Марк Гарласко : Существует вероятность, что Россия все же признает использование кассетных боеприпасов, как это сделала Грузия. Но нынешняя тактика отрицания, применяемая Москвой, не удивляет. В 2006 году, например, сразу после войны в Ливане, Израиль начисто отрицал применение кассетных боеприпасов. Хотя позже мы нашли свыше 4 миллионов таких зарядов, использованных в Ливане. На войне всегда имеет место пропаганда. Но все же вызывает сожаление, что русские болезненно воспринимают вопрос об использовании ими кассетных бомб, несмотря на существование физических свидетельств на местах. Неужели сотрудники Human Rihts Watch сами разбросали эти бомбы? Это напоминает, как Саддам в 2003 году с усмешкой утверждал, что в Ираке нет ни одного американца, в то время как американские танки уже были на подступах к Багдаду.



Аллан Давыдов : Означает ли признание Грузией применения кассетных бомб, что она присоединится к Конвенции о запрещении кассетных боеприпасов?



Марк Гарласко : Мы очень надеемся, что это произойдет, особенно после того, как Грузия решилась признать их использование и осознала на своем опыте трагические последствия его применения. Насколько нам известно, у грузин арсенал такого оружия невелик. И мы рассчитываем, что Грузия его уничтожит, если она хочет покончить с обвинениями в свой адрес в его использовании. Мы также надеемся, что к конвенции присоединится и Россия. Конвенция будет открыта для подписания, начиная с 3 декабря этого года. Human R i ghts Watch продолжит оказывать давление на обе стороны.



Аллан Давыдов : Так Марк Гарласко, старший военный аналитик международной правозащитной организации Human Rughts Watch, прокомментировал факты использования кассетных боеприпасов во время августовского российско-грузинского вооруженного конфликта.



Юрий Жигалкин: Этим интервью мы завершим очередной выпуск рубрики «Сегодня в Америке». Всего доброго!



XS
SM
MD
LG