Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги саммита Европейского Союза. Три страны – три взгляда


Ирина Лагунина: В понедельник в Брюсселе прошел саммит Европейского Союза, целью которого было выработать единую позицию по отношению к российско-грузинскому конфликту, и в частности, к российскому признанию независимости двух самопровозглашенных государственных образований – Абхазии и Южной Осетии. Президент Франции Николя Саркози:



Николя Саркози: Европа считает, что любое долговременное и мирное решение ситуации в Грузии должно основываться на независимости, суверенитете и территориальной целостности Грузии, а не на односторонних мерах, противоречащих международному праву, цель которых поставить нас перед свершившимся фактом.



Ирина Лагунина: О новой единой позиции ЕС по отношению к России и о том, как реагировали на нее европейцы, мой коллега Ефим Фиштейн.



Ефим Фиштейн: Европейский Союз приостанавливает переговоры с Россией о заключении нового Договора о стратегическом партнерстве до тех пор, пока Россия не выведет свои вооруженные силы с территории Грузии. Евросоюз осуждает одностороннее признание Россией сепаратистских образований и призывает обе стороны конфликта отвести свои войска на позиции, на которых они находились в момент начала вооруженных действий 7 августа. В зоны размежевания сил ЕС намерен направить миссию не то наблюдателей, не то миротворцев, численность которых будет определена позднее. Уже 8 сентября в Москву и Тбилиси отправится высокопоставленная делегация ЕС, которая и даст заключение относительно возможных дальнейших шагов. Вот примерно и все. Такая позиция, чуть более жесткая, чем ожидалось от раздираемого противоречиями Союза, оказалась компромиссом между теми, кто, как выразился министр иностранных дел Германии Штайнмайер, «не намерен руководствоваться в своих действиях учебниками времен холодной войны», и теми, кто требовал более конкретных санкций – например, прекращения всяких торговых отношений с фирмами, зарегистрированными в Южной Осетии и Абхазии или ведущих дела с ними. В первую группу стран входят Германия, Франция и Италия, во вторую – Великобритания и бывшие подсоветские государства. Как же встретили европейцы такой исход Брюссельского саммита?


Начнем с такого государства, как Австрия, которая блюдет свой нейтралитет, в современной Европе крайне редкий. Я позвонил в редакцию венской газеты Курир и связался с международным комментатором Яной Патч. На вопрос о реакции австрийской общественности она ответила:



Яна Патч: Нашу общественность заботит прежде всего вопрос энергетической безопасности страны. Мы сознаем, что долю российского газа составляет 75 процентов от общего объема австрийского потребления этого сырья. От прекращения или сокращения российских поставок пострадает каждый австриец. Поэтому австрийские политики проявляют в этом вопросе повышенную осмотрительность. Канцлер Гузенбауэр прилагает немало усилий к тому, что Европейский Союз сохранил свое единство, что обычно бывает непросто. Даже такая мера, как возможный бойкот зимних Олимпийских игр в Сочи у нас пока не осуждается, и я не думаю, что обсуждаться будет. Австрийцам такая санкция не представляется разумной. Напомню, что в 1980 году, когда Олимпийские игры в Москве бойкотировались практически целым западным миром в ответ на вторжение в Афганистан, Австрия к бойкоту не присоединилась и приняла участие в Олимпиаде. В целом надо признать, что нашу общественность проблематика конфликта не слишком интересует, поскольку мало кто что-либо в нем понимает. Все, что происходит к востоку от наших границ, для австрийцев остается малопонятным.



Ефим Фиштейн: Франция в настоящее время является по ротации председательствующей страной в ЕС, ее президент Николя Саркози внес своей бурной активностью немалый вклад в такое развитие событий, которой привело к сегодняшней ситуации. Я обратился к известному французскому публицисту, эксперту по России Жоржу Нива и спросил, какой была его реакция на события на Кавказе.



Жорж Нива: Вы знаете, я только что написал статью для швейцарской газеты о моей реакции. Я объясняю, что у многих русских, русских интеллигентов реакция какого-то отчаяния при этой войне или, скажем, конфронтации, переходящей в войну иногда. То есть, я надеюсь, что это не повторится. Потому что Грузия – это часть русской культуры, это любовь русских поэтов, от Пушкина до Пастернака. Ее поэты, Руставели, - это часть культуры России. Это стереть невозможно. Это первое. Но на Западе очень мало об этом знают, поэтому, я считаю, что им долго об этом рассказывать. Второе: надо ли только плакать или обвинять одну или другую или третью или четвертую сторону. Здесь очень много сторон: есть Грузия, есть Осетия, есть Абхазия, есть Россия, есть НАТО и может быть будет Европейский союз. Я так считаю, что, во-первых, надо прекратить новую холодную войну, осаждать Россию развитием НАТО. Мне кажется, что это не нужно, что это вредно, что это приведет к отрицательным последствиям. А второе: конечно, при всей любви к Грузии, я считаю, что сегодня Грузия, как любая другая страна, не имеет морального права решить проблему сепаратистов насилием, пушками. Обвиняли Сербию в этом – правильно. Другое дело, что в конце концов получилась независимость Косово и что это прецедент для независимости Абхазии и Южной Осетии. У всех, между прочим, нелогичная позиция. У Запада – раз мы дали независимость Косово, и у России – раз она придерживается обратной принципиальной позиции, только что нарушила ее, то есть остаться при признанных государственных границах. Решить эту проблему пушками нельзя. Проблема не придумана никем, ни НАТО, ни Россией, она есть. Мы знаем, первая гражданская война в начале 90 годов и до этого Абхазия не была Грузией. А в-третьих, что касается России, мне кажется, что ответ непропорционален, что не надо было признавать спешить именно потому, что от этого решение отдаляется, а не приближается. И так как мы потеряли Солженицына в начале этого месяца, давайте вспомним его слова о внутреннем развитии. Территория России такая гигантская и такая не равным образом развития, что внутреннее развитие, как мне кажется, первая проблема России. Так что покровительствовать сепаратистам в какой-то мере можно, но взять на себя другие территории, я считаю, что это ошибка. Вот мои три вывода.



Ефим Фиштейн: Чего же ожидать от дальнейшего развития событий? Есть ли шанс на восстановление целостности территории Грузии? И нет ли очевидных расхождений между позицией президента Саркози и министра иностранных дел Бернара Кушнера. Мысли Жоржа Нива:



Жорж Нива: Де-факто они не останутся в составе Грузии, насколько мы можем видеть будущее. Потому что слишком были большие насильственные действий с одной и с другой стороны. Примирение – это не дело двух суток. Но де-юре это другое дело, надо ждать. Но, конечно, Россия отвечает: мы действуем симметрично. Против этого аргумента очень трудно найти логический контраргумент. Думаю, что очень мало для конфронтации и очень много для диалога. Потому что Россия сейчас своего рода капиталистическая страна, своего рода страна в диалоге с Европой. Я не думаю, чтобы она была готова порвать все это, Европа так же не готова. Так что диалогом, думаю, что найдут какие-то выходы. Насчет министра Кушнера я не знаю. Он, конечно, для меня занимает слишком иногда истерические позиции, когда он говорит о геноциде, о причиненном русскими в Осетии против грузин. Он, конечно, должен был бы знать юридическое значение слова геноцид. Есть слова, которые мы не имеем морального права бросать на ветер. Но это не политика реагировать, быть так же возбужденным, так же преувеличивать, накалять страсти. Это ненормально. Я как французский журналист не одобряю такую реакцию. Мне кажется, есть тут разница между президентом и министром иностранных дел.



Ефим Фиштейн: Значит ли это, что в конечном счете Европе лучше смириться с фактом насильственной аннексии части территории соседнего государства и перейти к очередным пунктам повестки дня? Жорж Нива отвечает.



Жорж Нива: Боже мой, а сколько есть ситуаций! А Курдистан, который делится между тремя государствами и еще ведутся турецкими войсками действия против сепаратистов Курдистана. Перечислить невозможно. Де-факто это, наверное, так и останется. В каком-то утопическом будущем Грузия превратится в швейцарскую конфедерацию, и абхазы, и южные осетины могут спокойно жить там. На сегодняшний день это утопия, а может быть послезавтра это будет возможно. Я надеюсь.



Ефим Фиштейн: Это было мнение французского публициста Жоржа Нива. По своему отношению к российско-грузинскому конфликту Дания относится скорее к группе стран, резко критикующих политику Кремля и требующих жесткого ответа Европы. Как видит датская общественность и политические элиты перспективы отношений с оссиейР


Россией? С этим вопросом я обратился к московскому собкору влиятельной датской газеты «Политикен» Дане Шмидт.



Дана Шмидт: Я начну с населения, датской общественности. Думаю, что абсолютное большинство датчан против российской акции в Грузии. Я знаю, что большинство это воспринимают как агрессию, которую надо очень твердо осудить. И политики тоже. Вчера вечером реагировал наш премьер, который очень доволен, что Евросоюз принял постановление и сказал, что просто это правильно России показать, что такие акции как агрессия против самостоятельного государства Евросоюз никогда не будет приветствовать и будет твердо критиковать. Премьер вчера сказал, что очень важно в такой ситуации искать другие альтернативные возможности решения энергетических проблем, чтобы не было зависимости от России. Я думаю, что Дания не боится больше, чем другие европейские страны. Он сказал, что надо просто интенсивно искать другие возможности. Что касается бойкота Олимпийских игр в Сочи, в Дании это пока не обсуждается. Но я думаю, если этот вопрос будет обсуждаться, большинство будет против бойкота. Я думаю, что большинство населения сказало бы, что спорт не должен быть зависим от политических событий. Но пока тема не обсуждается. Датский премьер еще сказал, у него была реакция на встречу в Евросоюзе. Он сказал, что Россия явно надеется, что она запугает страны Евросоюза, но это не удастся, потому что Евросоюз будет еще больше сотрудничать с Грузией, и что Россия должна подумать еще раз, что она себе позволяет.



Ефим Фиштейн: Высказываниями датской журналистки Даны Шмидт мы и завершим этот смотр мнений европейских обозревателей об итогах Брюссельского саммита Европейского Союза по вопросу о российско-грузинском конфликте.


XS
SM
MD
LG