Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новый виток кризиса власти на Украине


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие украинский политолог Андрей Ермолаев.



Андрей Шарый: Независимые наблюдатели в Киеве ставят кризис власти на Украине в более широкий контекст, связанный, в частности, с очень важными для республики внешнеполитическими факторами, в том числе и с последствиями кризиса на Кавказе. Прокомментировать ситуацию в украинской политике я попросил известного киевского политического эксперта, руководителя Центра социальных исследований "София" Андрея Ермолаева.


Президент Ющенко назвал случившееся в парламенте началом антиконституционного переворота. Как вы оцениваете это политическое определение? Действительно кризис политический в стране или это просто бодрое начало политического сезона?



Андрей Ермолаев: Несомненно, в Украине продолжается уже длящийся бесконечно политический кризис, который периодически входит в фазу кризиса власти. Вот мы в очередной раз вошли в это пике. Особенностью кризиса власти является то, что органы власти либо теряют свою дееспособность, либо начинают конфликтовать решениями и полномочиями. В данном случае кризис власти выражается в фактическом распаде правящей парламентской коалиции, что подрывает, естественно, легитимность правительства и требует соответствующих перемен. Коалиция - это не просто альянс, это часть политической системы, поэтому без коалиции Украину объективно ждут досрочные парламентские выборы. Проблема еще и в том, что все это сопровождается обострившейся войной решений за полномочия, потому что в парламенте принимаются решения, которые уточняют и корректируют полномочия президента в отношении правительства, уточняют полномочность действий Конституционного суда, компетенции и порядок формирования Службы безопасности и так далее. Это все является признаками такой вот политической войны в условиях кризиса власти.


Ситуация не случайна и не неожиданна. Первые действия в информационной войне были весной 2008 года, когда команда президента искала пути сближения с восточными элитами, пути обеспечения второго срока президента и дискредитировала политику правительства Тимошенко. На фоне действий демократической коалиции, которая все никак не приступает к реализации своей программы, эта информационная кампания подорвала внутреннее доверие, подорвала единство коалиции. Сейчас идет конкуренция за то, кто и как, насколько успешно развалит коалицию, чтобы договориться с восточными.



Андрей Шарый: Андрей, верно ли я понимаю, что речь идет не только о чисто внутрипартийных разборках, но общая вот эта ситуация, сложность отношений с Россией и этот кавказский конфликт - они свою какую-то роль сыграли, несмотря на то, что внешне речь идет о внутрипартийном украинском конфликте?



Андрей Ермолаев: Конечно же, внешнеполитический фактор всегда был очень выражен в украинской политике, выражен он и сейчас. Но я бы поостерегся спекулировать на нем, потому что поиск шпионов уже привел сейчас к абсурду, когда глава государства заявил о себе чуть ли не как о последнем патриоте, обвинив все политические силы, за исключением собственной команды, в том, что они покушаются на суверенитет, угрожают целостности и так далее. Мне кажется, внешнеполитическая карта разыгрывается. Более того, известные аналитики, связанные с секретариатом, даже акцентируют на том, что для того, чтобы успешно пройти следующую избирательную кампанию, необходимо использовать проблемы глобальной политики, проблемы глобальной безопасности.


И я хочу тут поостеречь комментаторов от того, чтобы не скатиться к ситуации, которую Украина уже переживала в 2004 году, когда была разыграна карта НАТО, России как электоральный инструмент. Сейчас, мне кажется, Ющенко, имея низкий рейтинг, сам педалирует внешнеполитическую тематику, потому что других аргументов в конкуренции со своими партнерами по коалиции, со своими оппонентами из Партии регионов у него уже просто не осталось.



Андрей Шарый: Андрей, на ваш взгляд, есть правые и виноватые в этом конфликте или речь идет о столкновении разных политических групп влияния и разных политических определений, которые, собственно, между собой и конкурируют?



Андрей Ермолаев: В политике не бывает правых и виноватых. В политике каждый борется за власть, желательно за власть абсолютную. Президент, мне кажется, сделал ошибочную ставку на административную команду в собственном секретариате, которая хотела разыграть демократическую коалицию, а в итоге договориться с восточным бизнесом о широком компромиссе на следующий период. И он в этой игре проиграл. Информационная война дала возможность игры для Юлии Тимошенко, которая сейчас очень активно разыгрывает карту примирения, социального популизма. Мне кажется, Тимошенко сейчас использует это вот совпадение интересов с "регионами" для мести Ющенко.


Говорить о новых альянсах не приходится. Я опасаюсь, что это все обернется не только досрочной парламентской кампанией, что уже дал понять сегодня Виктор Ющенко, но и досрочными президентскими выборами.



Андрей Шарый: Но вот говорят некоторые киевские политические аналитики, что сейчас выборы не выгодны никому, ни одной из крупных украинских политических сил. По вашему мнению, так ли это?



Андрей Ермолаев: Мы же не на базаре прицениваемся. Ситуация складывается так, что разумной формулы компромисса не существует. Каждая из политических сил пытается использовать обострившийся конфликт для собственной победы. Учитывая, что коалиция невозможна, и учитывая, что даже попытка "регионалов" и БЮТ договориться встретит резкое неприятие и контрдействия президента, по всей видимости, придется готовиться к досрочным парламентским выборам, даже не желая того. Оставшиеся месяц-полтора после распада коалиции БЮТ-НУНС будут использованы для принятия новых решений по политической реформе через Конституционную комиссию. Вот эта инициатива Ющенко может быть отобрана парламентариями, и для этого не нужны коалиции, для этого достаточно голосования большинства. В таком случае досрочные выборы, формирование нового парламента уже будет связано с завершением этой политической реформы. Вместо 2004 года украинским политикам придется работать с наследием 2008-го.


XS
SM
MD
LG