Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Киевский писатель Андрей Курков об украино-российских отношений на фоне ситуации в Грузии


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Елена Фанайлова.



Александр Гостев: Военный конфликт России и Грузии, растущие проблемы между Россией и Украиной перестраивают отношения жителей этих стран. Понятие дружбы народов приобретает теперь совсем другое значение. Об этом моя коллега Елена Фанайлова на проходящей в Москве Международной книжной выставке-ярмарке беседовала с киевским писателем Андреем Курковым. Андрей Курков - самый популярный русскоязычный украинский писатель, широко известный и в России. Бестселлерами, в частности, стали его романы "Ночной молочник", "Последняя любовь президента", "Добрый ангел смерти" и "Пикник на льду", некоторые из которых написаны в жанрах политического детектива и политического триллера.



Андрей Курков: В принципе, наверное, самое главное слово - это смущение и непонимание ситуации. Потому что сразу было понятно, что все стороны конфликта лгут в медиа. Это сразу как бы отстранило многих и отстранило меня от того, чтобы пытаться разобраться в этом. Я думаю, что и сейчас больше половины населения Украины смущены и напуганы этим конфликтом. Вряд ли бы они конкретно пошли на одну сторону, то есть поддерживать одну сторону или вторую сторону. Ввод российских войск на территорию Грузии, в принципе, напугал конкретно и сразу был использован многими политиками и националистического толка, и пророссийского толка. То есть то, что Россия готова вводить войска на территорию чужого государства и бомбить гражданские и военные объекты страны, - это показывает, что Россия не только изменила имидж, а изменила свои манеры международного поведения и взаимоотношений.



Елена Фанайлова: Отношение к России ухудшилось?



Андрей Курков: Многие украинцы научились разделять Кремль и Россию. Скажем, отношение к россиянам или к русским людям, оно, в принципе, не ухудшилось, а страны начали бояться многие. На западе это естественно, там всегда ее боялись. Хотя в последнее время увеличившийся поток туристов в Карпаты смягчил ситуацию на Западной Украине, да и во Львове давно уже никто не реагирует агрессивно на звучащую русскую речь. А в Крыму, где много пророссийских общество политических, там как-то сразу воспряли, наоборот, духом. Вот Приднестровье, скажем, если оно было легальным каким-то образованием, оно было бы чем-то похоже на Крым. Поэтому в Крыму недавно, я удивился, слова Путина в интервью CNN , что Россия не имеет территориальных претензий к Украине, в ответ в Крыму заявили политики местные, что Путин - предатель, что он готов бросить Крым. На самом деле, есть люди, которые верят, что придет Кремль и освободит Крым от Украины, и есть, наоборот, те украинцы, которые боятся, что это реально.



Елена Фанайлова: Украинцы и Украина - я уже даже не знаю, как лучше сказать, - хотят в НАТО?



Андрей Курков: Я думаю, что процентов, наверное, 40 хочет, процентов 60 не хочет. То есть все это регионально: западная Украина, которая боится пророссийской политики Украины и России, хочет в НАТО; центральная и юго-восточная Украина категорически не хочет в НАТО; а Крым, в принципе, агрессивно не хочет в НАТО.



Елена Фанайлова: Насколько для вас, как для очень известного писателя, важна современная политическая история?



Андрей Курков: Важна как источник огромного богатства материала, исторического и психологического. Важна, особенно на Украине, потому что такое количество драм личных, которые становятся публичными драмами, писатель ни в одной другой стране не может наблюдать. Мы сейчас видим драму уходящего с политической сцены Ющенко, как бы тут и плакать, и смеяться, и грустить, все что угодно можно. И все эти истории развивались на глазах писателей, на моих глазах, то есть я прожил все очень близко, от "оранжевой" революции до полного разочарования, даже на западной Украине, в партии "Наша Украина", в партии Ющенко.



Елена Фанайлова: Когда-нибудь, не сейчас возможна ли дружба между странами? Я имею в виду сейчас Украину, Грузию и Россию - возможно ли вернуться к тому невероятному обаянию, которое связывало эти культуры, или это уже часть имперского синдрома?



Андрей Курков: Дружба намного больше зависит от России, чем от Грузии и Украины. И от того, насколько будут совпадать интересы у политиков Кремля и политиков этих государств. Учитывая, скажем, если взять историю Балкан, вот прошло 15 лет с войны, и только сейчас возникла новая дружба, возникли новые какие-то связи, сербская книжка продается в Хорватии и в Боснии, хорватская - в Сербии, Македонии и так далее. Я надеюсь, что это первый и последний такой конфликт, именно военный. Если это последний конфликт, то теперь придется ждать лет 10-15, прежде чем новое поколение политиков будет выстраивать новую линию взаимоотношений.


С Украиной сложнее, потому что на Украине никогда не будет долго у власти именно одна конкретная политическая сила. Скажем, ну, хорошо, если Тимошенко, как она говорит, планирует избавиться от президента, и будет парламентская республика, то мы в крайнем случае можем повторить нестабильную модель итальянской демократии. В принципе, украинцы всегда отличались хитростью. И, к сожалению, народ отличается хитростью, а политики - глупостью. Если политики поймут, что им нужно просто быть даже по-глупому, по-детски хитрыми и в отношениях с Грузией, и с Западом, и с Россией, эта хитрость будет приводить, как у народа, к нормальному взаимоуважению и просто сожительству нормальному, этого будет достаточно, чтобы у нас были хорошие отношения с Россией.


XS
SM
MD
LG